Архитектор С. Багласов рассказал, какие еще объекты могут появиться в историческом центре Минска

Почему воссоздание исторической застройки в столице шло не одно десятилетие и без чьей поддержки оно было бы невозможно – об этом говорим с архитектором Сергеем Багласовым.

Багласов_КОЛЕСНИКОВ

 

– Не раз доводилось слышать, что реконструкция старого Минска – декорация, новодел, лубок, не имеющий ничего общего с историей и подлинностью. Вы, как никто другой, можете согласиться или опровергнуть подобное мнение.

– Такие слова чаще всего звучали в адрес Троицкого предместья. Хотя в то время к работе приступили три серьезные организации: «Белжилпроект» занимался внутренними помещениями, «Минскпроект» – генпланом и инженерными сетями, «Белорусские реставрационные мастерские» – фасадами. Все шло по методике научной реставрации: проводили архивные исследования по всем домам, выполняли зондажи зданий. Поэтому нельзя сказать, что это делалось по-дилетантски.

– То есть примерно так нынешний квартал и выглядел прежде?

– Не совсем. Тогда ни одно здание не являлось памятником истории, застройка по генплану даже планировалась к сносу. Когда руководство города решило провести реставрацию, предполагалось, что потом объекты возьмут под охрану государства. И в тот момент было принято управленческое решение: все строения покрыть черепицей. Хотя подобная кровля использовалась в XIX веке, а более ранние постройки традиционно накрывали жестью. Эти материалы требуют разных уклонов, и конфигурацию крыш пришлось чуть-чуть поменять, что отразилось на облике предместья. Еще один момент – прежде квартал находился в исторической среде, со всех сторон был обстроен. Позже прилегающую застройку снесли, перед Троицким появилось большое открытое пространство, поэтому предместье стоит, словно на блюдечке, и воспринимается совсем иначе. Вырванное из своего окружения, оно чем-то напоминает декорацию, но сейчас к этому уже все привыкли.

Что касается Верхнего города, то реставрация также идет исключительно документально, каждый объект изучается.

– Давайте поговорим о площади Свободы. Как шел процесс ее воссоздания?

– После восстановления Троицкого предместья разрабатывался проект регенерации исторического центра Минска, появлялись инициативные проекты, которые показали общественности, что такая среда имеет ценность. Постепенно отношение к архитектурному наследию менялось. После сноса застройки на улице Немиге увидели, что потеряли кусок старого города, а взамен ничего не получили, кроме транспортной магистрали. Позже появились решения правительства, постановление Совета Министров о регенерации исторических центров городов Беларуси. Фактически понадобилось более 30 лет, чтобы сложился нынешний облик площади Свободы. Быстро этот процесс не происходит.

А начинались работы на площади с восстановления фронтона костела бернардинского монастыря, в котором сейчас находится архив научно-технической документации. Фронтон был разрушен, здание накрыто неказистой скатной крышей.

Потом шла реставрация действующего кафедрального собора. После прокладки метрополитена приводили в порядок дома, в которых размещаются областной совет профсоюзов и музыкальная школа – подводили под здания плиту, которая защищает строения от воздействия метро.

Чтобы сохранить большой гостиный двор (комплекс домов № 2, 4, 8, 10 на площади Свободы), пришлось даже пойти на хитрость и подключить журналистов. Благодаря статье в газете «Правда» городские власти отказались от сноса старой застройки и поменяли свои планы по возведению на этом месте здания театра.

– А как все-таки было принято решение по восстановлению на пл. Свободы знаковых зданий?

– Инициатива принадлежала мэру Минска Михаилу Павлову. Все началось с воссоздания ратуши, потом по его указанию и с его поддержкой началась работа над гостиницей «Европа», а затем и церковью Святого Духа.

– Официально отель «Европа» – это новое строительство…

– Раньше гостиница располагалась не на нынешнем месте, а рядом, где сейчас проходит улица Ленина, поэтому речь шла не о точном воссоздании объекта, а о возвращении прежней функции – это был главный отель города в свое время. Его образ скопирован в деталях, стиле, но пропорции современного здания несколько иные.

А вот ратуша снаружи воспроизведена буквально. Все найденные чертежи приводили к единому масштабу, изучали аналоги, творчество архитектора Федора Крамера. На основе этих материалов и проведенных раскопок были сделаны графические реконструкции.

Так появился образ. Внешнее сходство здания приближается к 100 процентам. Но внутри пришлось сделать большой современный подземный уровень, чтобы расположить зал для больших мероприятий и все техническое оборудование.

– А церковь Святого Духа насколько похожа на историческую?

– Сохранились старые обмерные чертежи, правда, они сделаны на тот момент, когда храм уже имел пристройки. Поэтому пришлось лишнее убрать, соорудить церковь более достоверной, какой она появилась в начале XVII в.

Были особенности возведения этого здания из-за того, что прямо под ним проходят тоннели метрополитена. Церковь стоит на фундаментной плите и специальных домкратах, которые гасят вибрацию от подземки. В случае необходимости эти приспособления будут меняться.

– Ходили разговоры, что верующие просили передать им воссозданный храм.

– И униаты, и православные считают, что это их святыня, а церковь в разное время принадлежала разным конфессиям. Видимо, требовалось нейтральное решение. Это напоминает историю Софийского собора в Константинополе, принадлежавшего православным, потом мусульманам. Когда в новейшее время стали думать, что с ним делать, президент Турции решил открыть там музей, чтобы памятник истории был достоянием всех.

– Близится к завершению строительство новых объектов на улице Зыбицкой. Есть ощущение, что не всем они понравятся. Похоже, что и профессионалы оценивают результат не слишком позитивно. Знаю, у вас была другая концепция застройки.

– Когда единым инвестором выступала компания «АлатанТур», предлагалось создать на Зыбицкой центр семейного досуга. Там все было четко, выдерживались масштаб и среда исторической застройки, но дальше намерений дело не продвинулось. А когда на эту территорию пришли другие инвесторы, плотность застройки увеличилась. Они заключили договоры под конкретные показатели, которые город согласовал. Проектировщики поменялись. В результате строятся фактически три разностилевых объекта. Если первый от Немиги квартал еще выдержан в духе первоначальной концепции, то остальные – нет. К тому же объекты оказались больше, чем могут быть в историческом центре (возможны 2–3 этажа с мансардой, а реально три этажа и двухэтажная мансарда).

– Как же это пропустили?

– Идет фактический обман. Когда эскизный проект проходит согласование в Министерстве культуры, там показано одно, а в строительный проект, который уже не согласовывается, вносятся изменения, во время строительства еще что-то корректируется. И начинаются скандалы. Как и с объектом, который построил «Мортекс БЦЗ» в Музыкальном переулке, где вместо трех оказались пять этажей, поскольку первый фактически сделан двухуровневым, а над вторым выросла двухуровневая мансарда. Видимо, когда речь идет об историческом центре, надо было контролировать и рабочую документацию, да и любые изменения по отношению к архитектурному или эскизному проекту должны согласовываться с Министерством культуры. Жаль, что учимся на ошибках.

– Какие еще объекты могут появиться в историческом центре, что запланировано, а что еще нет, но могло бы быть?

– В планах – частично пешеходные улицы Комсомольская и Революционная, в идеале пешеходным должен оказаться и Верхний город, но имеются транспортные проблемы. Неплохим решением было бы строительство подземного паркинга под Октябрьской площадью, чтобы убрать машины сверху в этой зоне и освободить пространство для публики.

Многое предстоит сделать в Раковском предместье, прежде всего требует регенерации квартал, который пока занимает хлебозавод. Еще окончательно не ясно, что будет с территорией бывшей 2-й клинической больницы, где сохранились монастырские постройки. Но думаю, инвестор на это место появится. Открыт вопрос с историко-археологическим комплексом «Минское замчище». Работы еще много.

– Некоторые минчане, интересующиеся историей, спрашивают, нет ли планов по воссозданию часовой башни возле бывшего иезуитского комплекса?

– Место, где стояла башня городских часов (площадка возле посольства Франции), свободно. Но если объект воссоздать, это странно будет смотреться в реалиях сегодняшнего дня. Возникает вопрос: надо ли? А вот что могло бы быть, так это памятная композиция на месте бывшего доминиканского костела, уничтоженного уже после Великой Отечественной войны. Костел располагался на площадке, где теперь находятся Дворец Республики и примыкающая к нему территория на углу улиц Интернациональной и Энгельса. Довольно давно мы с автором Дворца Республики архитектором Пироговым сделали проект музеефикации храмового комплекса: планировалось на свободном от застройки участке воссоздать «браму» и алтарь. Можно было сделать и подземную экспозицию, где сохранились фундаменты храма. Такое решение даже одобрил городской градостроительный совет, но предложение осталось на бумаге.

4.4

Скульптура «Войт» у ратуши

 

3.4

Гостиница «Монастырская» в корпусах бывшего монастыря бернардинцев

 

2.5

Гостиница «Европа»

Фото Анатолия ДРИБАСА, Алексея КОЛЕСНИКОВА и из архива Сергея Багласова

 

Самое читаемое