Близится к завершению 20-томный проект «Кніжная спадчына Францыска Скарыны»

Близится к завершению 20-томный проект «Кніжная спадчына Францыска Скарыны». Корреспондент агентства «Минск-Новости» пообщалась с художественным оформителем проекта, издателем Константином Ващенко.

Ващенко-3 copy

Студия copy

В дизайн-студии «Коллекшн»

В начале января Президент Александр Лукашенко вручил во Дворце Республики премии «За духовное возрождение» и специальные премии деятелям культуры и искусства. В числе лауреатов специальной премии — художник, дизайнер, издатель Константин Ващенко. Он награжден за художественное оформление проекта «Кніжная спадчына Францыска Скарыны». В наградном листе такие слова: «Высокий профессионализм исполнения, точная передача образа эпохи Франциска Скорины и соответствие исторической значимости первопечатника».

…Дизайн-студия «Коллекшн» производит впечатление: перед нами этакий симбиоз музея и съемочного павильона. Высится металлическая конструкция «Перпетуум-мобиле». Посреди студии стоит искусственное дерево, из листвы которого свисает огромное яблоко. Под потолком «летает» самолет Первой мировой войны — копия британского биплана в половину оригинального размера. Глаз цепляет сочетание несочетаемого: почетное Красное Знамя времен СССР, манекен…

Хозяин студии Константин Ващенко привык к интерьеру. Куда интереснее ему следить за ошарашенным посетителем, впервые попавшим в студию, где рождаются оригинальнейшие проекты. Их диапазон широк — от выставочных инсталляций до книг с изощренным дизайном, от креативных настенных календарей до альбомов живописи, от кинодекораций до музейных макетов. Если вы видели на втором этаже музея истории Великой Отечественной войны полномасштабную модель танка Т-34, знайте: танк был создан здесь. Вначале — на мониторе компьютера. Затем чертежи получили зримую форму из пенополистирола. В этом же здании, буквально за стенкой студии, располагается производственный цех, в котором дизайнерская мысль обретает конкретику. Интересная деталь: танк в дверь не пролез — вытаскивали через окно…

То, что стало причиной визита корреспондентов агентства «Минск-Новости», стоит стройным рядом в старинном буфете, который украшает студию. Это уже вышедшие из печати факсимильные издания книг Франциска Скорины в кожаных переплетах — «Книга Бытия», «Книга Левит», «Книга Исход»…

— Константин, расскажите, с чего началась ваша работа.

Дизайн-студия «Коллекшн» ранее уже сотрудничала с Национальной библиотекой, участвовала в совместных культурно-просветительских проектах. В хранилище библиотеки мне впервые посчастливилось подержать в руках книги Франциска Скорины. Любая вещь пятисотлетней давности вызывает трепет. А тут… Лет пять назад библиотека предложила участие в проекте «Кніжная спадчына Францыска Скарыны», который осуществляется при финансовой поддержке «Банка БелВЭБ». Собрать по названиям полную серию книг, напечатанных в Праге и Вильне, сделать достойное факсимиле, прокомментировать каждую книгу, перевести тексты от издателя на современные языки, — эта идея пришлась нам по душе. Мы взялись отвечать за визуальную сторону проекта.

— В чем его главная трудность для современного издателя?

Вначале поясню: доступа к скориновским изданиям дизайнеры и художники не имеют. К нам поступают электронные копии книг, которые хранятся в библиотеках и музеях России, США, Нидерландов, Украины, Германии… Те люди, которые делают копии, стараются не нанести урона пятисотлетним раритетам, книги не расшивают, не разбирают на страницы, а только бережно раскрывают. В итоге Минск получает «изогнутые» изображения. По контракту мы не обязаны их «выпрямлять», но… Со Скориной так поступать нельзя. Это же Скорина! Поэтому все искажения устраняем. Наша цель — сохранить и передать не только каждую букву, заставку, иллюстрацию, но и все те пометки, которые появились в этих книгах за пять столетий…

…чтобы создать у читателя ощущение — он держит в руках подлинного Скорину?

Да. Цвет, стиль, размеры, хочется сказать и запах — короче, все должно соответствовать оригиналу. Один в один.

— Смотрю на факсимиле и вижу: у «стародруков» появилось своего рода паспарту. Поясните это решение.

Продумывая макет, мы поняли: придется пройти по лезвию ножа. Шаг влево — неуместный авангард, шаг вправо — обветшалое ретро. Поэтому в наших факсимильных изданиях есть чисто дизайнерские фишки, в том числе широкие поля неяркого серо-зеленого цвета, который здесь очень органичен. К слову, многие древние книги печатались с полями, чтобы читающий человек мог сделать пометки. Во время пожара, а библиотеки часто горели, у книг, сложенных стопками, обгорали только края — эти самые поля, текст сохранялся. Так что издательски мы продолжили древнюю традицию.

— А что это на форзаце?

Сигнет. Изображение солнца с луной. Таков логотип Скорины, его издательская марка. Отмечу еще вот что: наш Скорина получил комментарии ученых, а также переводы предисловий и послесловий на белорусский, русский и английский языки. И этому мы тоже нашли приемлемое художественное решение.

— Экономически это выгодный проект?

За работу взялись не из-за денег. Не хочется говорить высокопарно, но ведь правда: захотелось прикоснуться к одной из главных легенд Беларуси, к гению… Такая возможность бывает раз в жизни. И не просто прикоснуться, а вникнуть в содержание взглядов Скорины, пропустить через себя его эпоху… Особенно интересно читать предисловия и послесловия автора. Он писал для наших предков, а такое чувство — для тебя. Что касается языка, то Скорина и здесь был первопроходцем: адаптировал церковнославянский! Сделал белорусскую редакцию для простых людей, своих земляков, чтобы им в Библии было все понятно.

— Мне тоже не хочется говорить высокопарно, но факт есть факт: в этой студии произошла встреча эпох. Сошлись два книжных издателя: из XVI и XXI веков. Появились личные открытия?

Во-первых, пришло осознание того, что Франциск Скорина был умелым предпринимателем и основал в Праге типографию. Во-вторых, хотя он и не оканчивал полиграфических институтов, их просто тогда не было, и не учился на дизайнера, на самом деле он по своему складу ума — дизайнер. Этот философ, писатель, врач сделал очень грамотную, аккуратную, красивую верстку. Превосходный художник и гравер, он сам от начала до конца создал гравюры для своих книг. И хотя у него, разумеется, были помощники, сам все и напечатал. Богатейшая личность. Это потрясает…

— А главное — это все наше…

В Падуанском университете, где он учился, есть знаменитый «Зал сорокá» с портретами выдающихся выпускников. Второй после Галилео Галилея — портрет Франциска Скорины.

— Для кого предназначено факсимиле?

— Для широкой общественности. Проще говоря, чтобы любой мог прийти в библиотеку, взять с полки или заказать в читальный зал Скорину и погрузиться в него.

— Листала и вот нашла: «Нарицается же сия книга Соборник, понеже не ко единому человеку в ней пишеть, но ко всему собору людей, а не единаго человека мысль и кохание являеть, но всего собора…»

— Вот именно: ко всему собору.

Справочно

Впервые в мире издается полное факсимильное собрание сочинений Франциска Скорины. Двигатель проекта — Национальная библиотека Беларуси. Большая часть книг вышла из печати. Весной будет готова последняя. Проект приурочен к 500-летию белорусского книгопечатания.

Фото Елизаветы Добрицкой

Самое читаемое