Главная елка страны на Октябрьской: конус преткновения?

15 Янв 2014 16:55

Автор:

Каким должен быть новогодний символ, который каждую зиму появляется на площади в самом центре столицы, и каким он получился в этом сезоне, выяснял корреспондент агентства «Минск-Новости».

В конце прошлого – начале этого года внешний вид и убранство главной елки страны вызвали немало споров у горожан: одни не приняли форму ненатуральной новогодней красавицы, другие, наоборот, были готовы смириться с таким ее видом ради сохранения живых деревьев.

Как было и как стало

Центральную елку в Минске ранее устанавливали на площади Независимости, затем зеленая красавица переехала на Октябрьскую площадь. Сначала ее привозили из леса, а к 2000-му сделали гибридной: ярусы металлического каркаса заполняли настоящими елками. Спустя некоторое время ель стала полностью искусственной и теперь в собранном виде достигает высоты 35 м. В планах «Минскрекламы» – придать конструкции более естественный вид, приблизив его к лесному оригиналу.

Этой зимой оформители отказались от традиционных новогодних шаров и для украшения использовали символику предстоящего чемпионата мира по хоккею – стилизованные звезды, зубр-талисман и другие. Не всем гражданам этот эксперимент пришелся по вкусу. Некоторым елка показалась украшенной неоригинально.

Поговорим и поспорим

Особенно активно на сайтах в комментариях к новостям люди высказывались насчет формы дерева: мол, она далека от реальной. Кому-то не понравилось, что очертания праздничного объекта вписываются в слишком уж правильный конус, а кто-то даже разглядел в символе доброго торжества замаскированную ракету. Другие пользователи Всемирной паутины возражали этим критикам: живую ель такой высоты еще попробуйте найти, да и жалко ради нескольких недель нахождения на площади губить дерево, росшее десятилетиями…

А можно ли в принципе подарить городу высокую натуральную новогоднюю красавицу и при этом не нанести вреда природе? Ведь, в конце концов, в лесах регулярно проводят плановые рубки, когда на определенных участках лес валят сплошь. То есть не надо губить дерево специально, а взять там, где его так или иначе срубят…

Однако начальник управления лесного хозяйства Министерства лесного хозяйства Беларуси Валентин Шатравко с таким подходом не согласен. С аргументами профессионала, пожалуй, не поспоришь. По словам авторитетного специалиста, на выделяемых территориях целенаправленно заготавливают древесину. Соответственно, деревья там достигают определенного возраста и качества. Например, отличаются относительно небольшим количеством веток. Поэтому весьма проблематично найти среди них такое, которое могло бы претендовать на роль главной елки. Следовательно, надо искать в лесах отдельно стоящую ель – такую, которая растет на открытом пространстве и поэтому смогла сформировать густую крону. Но и в этом случае возникнут проблемы. Во-первых, даже если удастся обнаружить подходящий экземпляр, к нему потребуется подогнать технику. Не исключено, что для этого придется расчистить путь, срубить другие деревья. Во-вторых, спилив зеленую красавицу, необходимо аккуратно, не повредив, уложить ее на транспорт и доставить в город. С учетом больших габаритов груза сделать это непросто, да и обойдется весьма недешево…

Так что, скорее всего, мы уже не увидим на центральной столичной площади живую новогоднюю ель с колышущимися на ветру лапами, пахнущую хвоей. Согласитесь, искусственное дерево тоже способно стать символом зимнего праздника. При этом очевидно: дизайнерам надо прилагать все свои таланты для его оформления, чтобы в глаза бросалась не искусственность, а яркое, радующее всех вокруг убранство.

А как у них?

В других странах подходы разные: в одних городах гордятся тем, что раскошеливаются к зимнему празднику на натуральные хвойные деревья, в иных удивляют размерами искусственных елок, конусовидные формы которых лишь отдаленно напоминают живые прототипы. Тем не менее и те, и другие новогодние символы неизменно привлекают внимание километрами гирлянд, тысячами и даже миллионами ярких огней, оригинальными украшениями и становятся настоящими достопримечательностями.

Люди говорят

Наталья Слепян, директор столичной средней школы № 53:

– Искусственная елка вполне может заменить натуральную, так как практичнее и служит дольше. Да и хочется сохранить настоящие ели. Из убранства обязательно должны присутствовать яркие огоньки. И конечно же игрушки. Все привыкли к разноцветным шарам. Однако интересно выглядят и плоские фигурки самых разных форм. Они, опять же, практичны в использовании – не разобьются.

Дед Мороз и Снегурочка (Игорь Назаренко и Ольга Добринец, сотрудники ГУ «Минскконцерт»):

– Вся архитектура – сплошные геометрические фигуры. И форма елочки на Октябрьской площади вполне современна и уместна. Она особенно красива вечером, когда включают гирлянду. Здорово смотрится и иллюминация вокруг елки. Возле этой красавицы мы старались подарить людям праздничное настроение, даже хороводы водили. И не припомним, чтобы кто-то из публики жаловался на то, как выглядит елка.

Людмила Шмигельская, педагог:

– Глядя на елочку, даже и не задумывалась, искусственная она или настоящая. Просто эстетичная. К тому же, наверное, металлоконструкция устойчивая. А вопрос безопасности в местах массовых гуляний – один из самых главных.

И кто сказал, что в качестве украшений стоит рассматривать только традиционные шары? Можно же и что-то новое попробовать. Все эти яркие фигурки, которые мы видели на главной елке в этот раз, соответствуют актуальной для города и страны тематике – скоро в Минске пройдет чемпионат мира по хоккею.

Особая благодарность аниматорам, которые играли с детьми на Октябрьской площади. Вот и моему внуку понравилось. Для меня как педагога главное – видеть радость в глазах ребенка. А еще важна атмосфера праздника, которую создают люди.

 

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий

zlnsk

когда иллюминация включена, еще ничего, смотреть на елку можно. Но средь бела дня — это не елка, а хвост крокодила утыканный хоккеистами, зубрами и всем чем угодно. Украсьте вы хоть раз елку по человечески, все сравниваете с Европой. Да если б такого крокодила поставили в Париже, французы б его спалили к черту.