Как закалялась сталь: в кузнице именитых минчан завтра встретятся выпускники разных лет

31 Янв 2014 11:42

Автор:

Блог автора

В минских школах 1 февраля пройдут встречи выпускников разных лет.

И будет перекличка: «1975 год, встаньте!», «1990 год, встаньте!», «2006 год, встаньте!» И станут подниматься под аплодисменты по два, три, пять, десять человек – седые дяди, солидные тети. Заговорщицки начнут перешептываться: «Валька, а помнишь, как мы на уроке физики…» Помолодеют на глазах. И выяснится, что «наш 10 «А», «наш 10 «Б» – как один человек. Добрый, порядочный, надежный. Образованный.

Моя учительница, угощая яблоками из своего сада, обычно приговаривала:

– Ешь путинку, не забывай в школу путь.

К сожалению, моей альма-матер на улице Лазо давно нет, да и садов в этой округе поубавилось. Некуда прийти в первую субботу февраля. Поэтому я выбрала другую школу – вспомнила, что девятиклассниками мы ездили на улицу Фабричную, где была встреча с летчиком-асом Борисом Ивановичем Ковзаном, который совершил в войну четыре воздушных тарана.

И вот спустя более сорока лет я приехала сюда снова. Прошлась по коридорам. Поговорила с учителями. Вчиталась в страницы книги бывшего директора этой школы Лилии Николаевны Чижик. Вместе с нынешним директором Татьяной Вячеславовной Струк погрузилась в школьные архивы и… получила букет сюрпризов.

Она не меняла номер, меняла только здания, потому что росла.

СШ № 40 – одна из самых старых минских школ. Ей 82 года. Первыми учениками были дети рабочих Коминтерновского поселка – этот жилой квартал появился после революции в развилке железной дороги и Могилевского шоссе (будущего Партизанского проспекта). Летом СШ № 40 отметит полувековой юбилей заселения в трехэтажное здание на улице Фабричной, 27.

Тогда, в 1964-м, в новые стены школа принесла свои благородные традиции. Дело в том, что сороковая – школа-следопыт. Десятки экспедиций провели ее ученики по местам былых боев на белорусской земле. Они устанавливали фамилии воинов, упокоенных в братских захоронениях, в частности, по берегам реки Щара. Представьте, каково было родным Артема Байдака, освобождавшего Беларусь, получить о нем весть спустя 28 лет после войны! И это не единичный случай. Школе вручили благодарность Минобороны СССР. Сюда приезжали за опытом следопыты из Москвы, Риги, Таллина, этот опыт изучали, о нем писали книги. 12 марта 1985 года открылся школьный музей боевой славы «Поиск». Сейчас он называется историко-краеведческим. Музей работает на город, на страну.

Сороковая была широко известна еще и тем, что здесь в середине 1960-х появился «химический уклон». Выпускники-«уклонисты» легко поступали на профильные факультеты вузов.

В сороковой учились наш известный «парусник» – олимпиец Сергей Хорецкий, мастера спорта Людмила Прянишникова, Дмитрий Радьков, Валерий Равинчик, Ирина Афанасьева, Олег Караваев, легендарный спортсмен-альпинист, «снежный барс» – врач Эдуард Липень. Школа воспитала будущих бизнесменов, руководителей всех рангов, в том числе педагогов Светлану Лазаревич, Владимира Климковича… Воспитала и столичного градоначальника, который, между прочим, коренной минчанин.

Это тоже был сюрприз, когда в книге регистрации аттестатов мне показали подпись председателя Мингорисполкома Николая Александровича Ладутько. Свой аттестат № 412405 он получил летом 1976 года. Десять лет учебы в сороковой не прошли даром. Думаю, Николай Александрович не обидится, если скажу, что в аттестате 17 пятерок, 2 четверки, запись о Похвальной грамоте Министерства просвещения БССР. С таким багажом Николай Ладутько сразу поступил в Политехнический институт…

– Он и свою дочь привел к нам, – сказала Антонина Матвеевна Архипова, учитель начальных классов. – Я была ее первой учительницей. Елена Ладутько окончила школу десять лет назад с золотой медалью.

– Это был мой класс, – подхватила Людмила Федоровна Середа, учитель белорусского языка и литературы. – Лена Ладутько выделялась своей эрудированностью, интеллигентностью, ответственностью. Она у нас вела утренники, читала стихи. А Николай Александрович стихов не читал, он помогал в ремонте класса и школы в целом, в организации экскурсий. Когда были проблемы со стадионом, и здесь подставил плечо. Николай Ладутько работал, кажется, в одном из стройуправлений. Я так скажу: папа и мама Лены жили интересами дочери и школы, у нас было взаимное притяжение.

Стали говорить об учениках. Архипова выпустила 9 поколений, Середа – 4. Обе сошлись во мнении: плохих учеников не было.

– Те, например, кто учился с Николаем Александровичем и до него, были взрослее нынешних, всего добивались сами, – сказала Людмила Федоровна. – Те, кто родился в 1990-х, – более раскованные. У них хорошо развито чувство собственного достоинства.

– Не повезло только нашим мальчикам, которые погибли в Афганистане, – вздохнула Антонина Матвеевна. – Школа хоронила в 1980 году своего бывшего ученика Олега Трацевского. А через несколько лет – Олега Зильфигарова… Имена этих воинов-интернационалистов вписаны золотом в историю сороковой…

Главное богатство школы – ученики. Люди, сросшиеся за десять лет гранями характеров, они на волнах памяти, на ностальгических ветрах посылают своей школе добрые мысли. А послезавтра придут на вечер выпускников и скажут: «Здравствуй, родная…»

Комментарии к статье
Добавить комментарий