Закрытая тема

07 мая 2014 09:34

Автор:

Блог автора

Предлагаю День печати 5 мая переквалифицировать из праздника профессионального в праздник всенародный. Для этого есть все основания

А почему бы и нет. С периодическими изданиями среднестатистический белорус, включая грудных младенцев, встречается почти 54 раза в год. Это чаще, чем с родственниками, честное слово. По данным Национального статистического комитета в 2013 году журналов выпущено 75,7 миллионов экземпляров, газет — 455 миллионов. Солидные цифры, согласитесь. Приплюсуем сюда книги и брошюры, буклеты и проспекты, учебники и справочники и получится, что День печати праздник вовсе не местного значения.

Если кто не в курсе, то рассказываю, что быть журналистом, писателем или сценаристом совсем не трудно. Достаточно внимательно изучить справочник, о чем писать и говорить нельзя, а о чем можно, что допускается публиковать, а что нет. Думаете, шучу и не может ничего подобного существовать в природе? Ошибаетесь. Именно такую книгу в твердом переплете держу в руках в настоящий момент. Называется «Перечень сведений, запрещенных к опубликованию в открытой печати, передачах по радио и телевидению». Содержание утверждено и согласовано с всемогущим КГБ.

Книга читается, что называется, на одном дыхании, от корки до корки. Хотя много непонятного и спорных моментов.

Например, категорически запрещена публикация фотоснимков, сделанных с летательных аппаратов. Несколько странный запрет: открываешь Интернет, находишь свой регион и любуешься на спутниковые карты местности, где нетрудно рассмотреть даже собственное авто на городской парковке. Или вот: нельзя указывать соотношение между себестоимостью обслуживания иностранных туристов и продажной ценой на туристические путевки. Помилуйте, каждый школьник с калькулятором и мобильным телефоном в руках в состоянии провести такой незатейливый маркетинг туристической отрасли. Явный расчет на малограмотную публику. Хотя и для нее нашлось место на страницах издания. Не разрешено указывать численность неграмотных граждан по любому областному, краевому и республиканскому центру. Тоже мне великая тайна, цифра прекрасно известна каждому: ноль целых ноль десятых. Оставим без комментариев, но будем помалкивать на всякий случай. А про погоду можно? Можно, но аккуратненько с долгосрочными прогнозами на месяц и более, сначала надо согласовать их обнародование с соответствующими гидрометеорологическими ведомствами. Вот про курс рубля все пишут ежедневно и без всякой опаски. Стоп, что это вы себе позволяете! В каждой газете, по радио и ТВ, на всех улицах табло с курсами валют поразвесили, безобразие! А между тем параграф 180-й однозначно гласит о том, что данные о соотношении покупательской силы рубля и валют иностранных держав составляют государственную тайну, как и сведения о деятельности Университета имени Патриса Лумумбы, в том числе программа занятий, численность, фамилии и фотографии иностранных студентов.

Так, пришло время остановиться, а то подумаете, что автор статьи совсем тронулся рассудком и не на шутку захворал шпиономанией. Пора покончить с этой интригой. Дело в том, что была издана эта суровая книжица в 1970-м и предназначалась исключительно для узкого круга профессионалов, о чем гласит гриф «секретно» и вручную проставленный номер каждого экземпляра. Так что истинный тираж этого административного труда тоже своего рода секрет. Издало книгу управление по охране государственных тайн в печати при Совете Министров СССР.

Всего несколько десятилетий прошло, а понимание слова «цензура» поменялось до неузнаваемости. Тут уместно привести последнюю на сегодня, но дословно точную цитату. Под однозначный запрет к публикации попадали: «Сведения об органах советской цензуры, раскрывающие характер, организацию и методы их работы». Вот почему сам факт наличия неусыпного контроля за всем, что называется СМИ, отрицался. Даже непосвященные подозревали, что «Главлит» существует на самом деле, но — молчок, тайна это, суровая тайна.

Сегодня быть журналистом заметно сложнее, чем в прошлом веке — сам думай и решай, что интересно читателю или зрителю, а что нет. Он нынче главный цензор.

На этом можно было бы закончить путешествие на машине времени, посетив наше журналистское прошлое. Но в конце издания на 248-й пожелтевшей странице 44 года тому назад кем-то была любовно вложена маленькая бумажечка с отпечатанной на ней полиграфическим способом магической надписью: «Контроль восьмой». Тут явно еще есть какая-то нераскрытая загадка, но ключик к разгадке, похоже, утерян. Что хотите, то и думайте.

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий