Аскольд Запашный: «Очень люблю цирк и надеюсь, что дети последуют моему примеру»

01 Июн 2014 15:15

Автор:

Блог автора

В эти дни в Минске с успехом идет великолепное цирковое шоу братьев Запашных «Эмоци и…». 

Почему ручной тигр Мартин не кусается, нравится ли минская публика и как познакомился в Минске с женой, рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости» известный дрессировщик народный артист России Аскольд Запашный.

– Аскольд, знаю, что присоединились к цирковой труппе совсем недавно, а ваш брат Эдгард выступал за вас двоих. Неужели такое возможно?

– Есть такой момент, что мы реально взаимозаменяемы. Но впервые в истории нашего коллектива и дуэта я не начал работу в Минске в премьере шоу «Эмоци и…». К сожалению, недавняя травма позвоночника оказалась серьезной. И в то время как в вашем цирке был аншлаг, надо мной колдовали немецкие врачи. Перенес две операции по замене межпозвоночных дисков, а потом еще одну манипуляцию. Сейчас приступил к репетициям и готов выступать с братом в нашем аттракционе с тиграми и львами.

– Неужели работа дрессировщика так сказалась на вашем здоровье?

– Дело в том, что я не только дрессировщик. Конечно, благодаря работе с хищниками мы с братом получили всероссийскую популярность, но ведь работаем в цирке с малых лет. С детства осваивал самые разные жанры: канатоходство, акробатику, жонглерство на лошадях и многое другое. Об этом знают немногие зрители, поскольку в СМИ в основном пишут о нас как об укротителях. Что больше нравится? Люблю делать что-то своими руками, но и дрессировка животных очень интересна.

– В одном интервью Эдгард удивлялся, откуда в вашей голове берутся бесконечные и порой сумасшедшие идеи для новых шоу. Правда, откуда?

– Кроме работы в манеже я еще и режиссер, художественный руководитель, а также автор всех шоу братьев Запашных. К сожалению, Минск пока не видел остальных проектов – их мы показываем в Москве и Санкт-Петербурге. Представления проходят не в цирке, а на крупных спортивных площадках. Что касается идей и вдохновения, то сразу отмечу: не пью и не употребляю наркотики (смеется). Хотя часто слышу такие замечания от зрителей после программы.

– Говорят, у вас мания больших форм!

– Настоящий артист должен быть амбициозным. Мы с братом такие – не ставим для себя рамки и стараемся не стоять на месте. Кто-то решил, что «пипл хавает» в регионах все что угодно, но считаю: каждый зритель должен иметь право на качественное представление. Будь то концерт или цирковое шоу. Я считаю себя патриотом (не путать с националистом) и уверен, что любой в моей стране, если он хочет что-то получать, должен что-то отдавать. У меня есть свое видение, и я люблю качество.

– Возвращаясь к дрессуре, хотелось бы озвучить интересный факт: в клетку к царям зверей вы впервые вошли в десять лет. Было ли страшно и неужели не боитесь хищников сейчас?

– Взрослый человек испытывает больший страх, чем ребенок, который в силу возраста не понимает степени опасности. Помню, я тоже не боялся, скорее был весел и удивлен. В детстве мы много времени проводили на репетициях у папы. Конечно, нарушали технику безопасности, но это того стоило. Профессия дрессировщика такова, что без риска нет и номера. С животными работаю, как психолог, и, вопреки стереотипам, которые навязывают некие общества о насилии над хищниками, воспитываю подопечных, как младших партнеров.

– Одно дело дрессировать животных, но совсем другое – приручить…

– Наверное, вы хотите узнать о нашем тигре Мартине? Это исключение из правил. Не нужно обольщаться и заблуждаться, что хищника можно сделать ручным. Как мы знаем, для одной цирковой семьи это закончилось трагически. Ручное животное – это психологическое отклонение от нормы, зверь не ведет себя так, как этого требует природа. То есть не собирается убивать. У нашего Мартина есть проявления, опасные для человека. Так что не думайте, что я расслабился, – все время соблюдаю осторожность. Такое животное рождается раз в сто лет. У папы за долгую карьеру таких было всего двое – лев Зевс и тигр Тайфун. Они позволяли делать с собой то же, что мы делаем с Мартином: подойти и поцеловать хищника в нос, погладить и даже вывести на поводке к публике. Каждое животное проверяем на наличие такого отклонения. Сейчас для специальной дрессуры рассматриваем одного тигренка, которого недавно приобрели.

– Если не секрет, где можно купить тигра?

– Не секрет. Однако надеюсь, что любой благоразумный человек не будет покупать себе такое животное. Это не игрушка. При этом приветствую покупку хищника в том случае, если это делает очень богатый человек, у которого страсть к животным, есть свой зоопарк со всеми условиями для содержания тигра или льва. С нами часто консультируются по таким вопросам. А порой приходится и выручать животных. Например, сейчас в программе работает тигрица Анита. Ее подарили одному чиновнику, а он передал «девочку» нам. Теперь она цирковая артистка.

– Как вам минская публика?

– Очень люблю белорусского зрителя, знаком с ним давно (улыбается). Минская публика очень похожа на российскую. Живы еще традиции регулярных походов в цирк. Знаю, что государство уделяет много внимания Белорусскому государственному цирку, а это для меня значит очень много. Поэтому не буду лукавить: приезд в Минск для меня оказался праздником. Да и все билеты на шоу проданы.

– Не секрет, что некоторые приходят в цирк, чтобы воочию увидеть, как животное нападет на человека. Что скажете таким зрителям?

– Действительно, есть зрители с подобными желаниями. Но если они увидят такое вживую, то, поверьте, очень пожалеют об этом. Другое дело те, кто специально ждет жести. Думаю, они просто стремятся запечатлеть в своем сознании такой форс-мажор, стать счастливым обладателем информационного повода, чтобы выделиться из толпы. Момент не связан с инстинктом увидеть мясо на манеже – это просто желание привлечь к себе внимание.

– Популярность не мешает работе?

– В цирке – нет. А в жизни бывают проблемы. У всего есть две стороны – плохая и хорошая. Все зависит от того, насколько мудро человек этим распорядится. Ведь то, что в данный момент считается преимуществом, в следующую секунду может оказаться недостатком. Нужно уметь пользоваться привилегиями, открывать двери в высокие кабинеты. При этом популярность очень сужает личное пространство. Поэтому даже простые человеческие радости иногда оказываются под запретом.

О минской жене

– У Элен белорусские корни. Это сложная семейная история: ее родители уехали в Израиль очень давно, но она училась в Минске в медицинском институте. Я познакомился с ней 10 лет назад, когда был здесь с гастролями. На представление ее привела жена моего циркового друга. С того момента мы с Элен вместе.

О детях на арене

– Было бы глупо отказываться от передачи детям всего того, что мы создали с братом. Интерес моих детей инстинктивный, они вращаются в этой сфере. Я подвожу их к теме циркового искусства аккуратно. Главное, чтобы они получили то, что и я когда-то, – не только профессию, но и любовь к своему делу.

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий