Композитор Эдуард Артемьев: «Музыка для кино – компромисс с режиссером»

26 Июн 2014 16:16 Комментариев нет
_MG_4233

Автор:

Ирина Юдина
Блог автора

Музыка из знаковых фильмов Андрея Тарковского, Андрея Кончаловского, Никиты Михалкова прозвучит сегодня в исполнении Президентского оркестра во Дворце Республики. 

Цикл концертов «Эдуард Артемьев. Музыка поколений» – благотворительная акция ОАО «Газпром трансгаз Беларусь», посвященная 70-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Компания стала инициатором музыкального проекта и взяла на себя все организационные расходы.

мильштейн

Солирует известный трубач, заслуженный артист России Семен Мильштейн. Во время концерта в Бресте

Эдуард Артемьев уже неделю в Беларуси. Побывал в Бресте и Гомеле, где 21 и 23 июня Президентский оркестр представил программу «Эдуард Артемьев. Музыка поколений».

Известный музыкант, безусловный мэтр электронной музыки, автор опер, ораторий, кантат, хоровых и вокально-инструментальных сочинений, Эдуард Артемьев стал известен массовому зрителю как композитор кино.

Сегодня во Дворце Республики прозвучит музыка из фильмов «Свой среди чужих», «Раба любви», «Утомленные солнцем – 2» (режиссер Никита Михалков), «Солярис» (режиссер Андрей Тарковский), «Сибириада» (режиссер Андрей Кончаловский).

– Программа рассчитана на большой симфонический оркестр. Поэтому мы пригласили около 20 музыкантов, а также хор Белтелерадиокомпании, – рассказывает главный дирижер Президентского оркестра Республики Беларусь Виктор Бабарикин. – Музыка этого концерта насыщена информацией, как увертюра в опере. Она завязана на кинообразах. И, конечно, когда во время исполнения, например, «Трех товарищей» идут кадры из фильма «Свой среди чужих», впечатления усиливаются.

_MG_4176

Накануне концерта в Минске народный артист России Эдуард Артемьев побывал в Белорусской государственной академии музыки. Здесь состоялась творческая встреча, во время которой известный композитор рассказал, почему разуверился в своих юношеских взглядах на музыку и о чем будет новый фильм Никиты Михалкова.

О музыке

– Сейчас существуют программы, которые так сочиняют, что и «под Баха» у них ловко получается. Музыка хорошо поддается формализации, то есть описанию математическим путем. Я сам долгое время полагал, что вся музыка со временем станет частным случаем электронной музыки. Потому что ей подвластно все. Новые технологии позволяют ассимилировать весь звучащий мир, который нас окружает. Но мир – он огромен. Зачем замыкать себя на чем-то одном: симфоническом оркестре, роке, электронике? Эта мысль привела меня к возвращению из чистой электроники к оркестру. И комфортно чувствую себя в этой среде.

Музыка – она же выше стилей, технологий, выше всего. Это удивительная субстанция, которую мы сами создаем. Она напрямую связана с душой. Словом, мои юношеские предположения не оправдались. Придерживаюсь позиции, что не надо ограничивать себя в выборе средств для воплощения замысла.

О кино

– Музыка для кино – сплошной компромисс с режиссером. Он дает задание и ведет за собой бригаду, которая с ним работает. Хороший урок мне преподал режиссер Самсонов. Когда снимал фильм о цирке «Арена», он искал исполнителя на роль тапера. Я неплохо играл, и меня взяли. Так сложилось, что стал композитором этого фильма. Это была моя первая работа на «Мосфильме». Мне казалось, что те задачи, которые ставит режиссер, грубые и нелепые. Я же воспитанник консерватории! А кадр именно такую музыку и требовал – грубую, смешную. Как-то он позвал меня на разговор. Сказал: «Я один знаю, что хочу видеть на экране, и веду вас всех к этой цели. А оператор, художник, актеры, ты еще – вы разрываете мне полотно картины. Будешь слушать меня – и в Голливуде поработаешь. Не будешь – дальше Бердичева твоя музыка не пойдет». И я это запомнил. С тех пор никогда не спорю с режиссерами. Иногда они бессвязно рассуждают о музыке, но даже в этом есть что-то такое, понятное только им, что надо уловить. И тогда работа получится.

В одном испанском фильме «Главная улица»… Там речь идет о соперничестве двух именитых дворянских родов. Случился роман между богатым юношей и бедной девицей. Юноша оказался низких моральных качеств. В фильме есть сцена объяснения. Он ей: «Прощай». Так вот, в это время в глубине просторного зала мастер настраивает рояль. И звучит монотонное «та-та-та-та». Это так изматывает. Обалденное решение найдено! Сейчас бы мы назвали это саунддизайном.

Кадр из фильма «Солнечный удар»

Кадр из фильма «Солнечный удар»

О съемках

Дней десять назад закончил работу над музыкой к новому фильму Никиты Михалкова. (В основе сценария проза Бунина «Солнечный удар» и «Окаянные дни». – Прим. авт.)

Фильм по тональности близок к «Рабе любви» – этой совершенно чудесной чувственной истории. Фильм сделан как воспоминания. Действия происходят, когда Врангель уже сдал Крым. И вот белый офицер мысленно возвращается к счастливой встрече с любимой дамой.

В фильме заняты новые актеры. Я тоже снялся. Михалков сказал: «Тебе сколько лет? Помрешь, не дай Бог. Надо снимать!» С этой оптимистичной мыслью я и снимался. Роль – крошечная. Подмастерье в фотомастерской. Говорю одну фразу в кадре: «Черт знает что!»

Фото Тамары Хамицевич

 

Комментарии к статье

Добавить комментарий