Ветеран-лыжник Сергей Долидович: «Большой спорт – пристанище честолюбивых людей»

09 Сен 2014 16:15

Автор:

Блог автора

Завершил ли спортивную карьеру ветеран-лыжник Сергей Долидович? Как оценивает свое выступление на Олимпиаде в Сочи? И почему не перебрался в свое время в биатлон? Об этом спортсмен рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости».

– Сейчас исполняю обязанности старшего тренера мужской команды, также выступаю сам. Пока получается совмещать. Как только станет тяжело, завершу спортивную карьеру. Мои обязанности – проведение тренировок. Благо всех парней знаю. С кем-то отработал один олимпийский цикл, с кем-то два. То есть мне намного проще, чем любому специалисту, который пришел бы со стороны.

– За вашими плечами шесть Олимпиад. Нет чувства неудовлетворенности?

– Если бы этого чувства не было, столько бы не бегал. Стимулы есть всегда. Что-то хочется сделать лучше, обойти соперников, победить себя. Большой спорт – пристанище честолюбивых людей. Не думаю, что кто-то не хочет выиграть чемпионат мира, Олимпиаду и оказаться на первой ступеньке пьедестала, первых страницах газет, таблоидов. На Играх в Сочи оказался близко к пьедесталу…

– Чего не хватило?

– Уверенности. Первые гонки получились смазанными. Не знаю, в чем причина. А если от гонки к гонке неплохо идешь, то выходишь на старт заряженным и знаешь, что все будет хорошо. Ныне в масс-старте на 50 км меня мучила мысль: «А вдруг не хватит сил в конце?» Хватило! Но во время финишного рывка был далековато от тройки лидеров. Рвани я раньше к ним, то за «бронзу» мог и зацепиться.

– После финиша о чем по­думали?

– Никаких эмоций, никаких мыслей. Закончилась гонка, собрал лыжи, палки и пошел в олимпийскую деревню. Потом пошли поздравления, которые дали почувствовать, что не так все плохо. Оказывается, белорусы следили за гонкой, радовались, переживали за меня, гнали вперед…

– А вариант с тренерской должностью как появился?

– Меня давно звали, и наконец решился. Точнее, созрел. Год-два назад не был готов к этой работе. Сейчас – в самый раз. Очень хотелось бы вырасти в хорошего тренера.

– Каким вы его представляете?

– Прежде всего должен быть авторитет. А еще строгость, самообразование, умение найти общий язык с подопечными, создать классный микроклимат в команде. На соревнованиях почувствовал, что такое волноваться за подопечных. Они уже мои! Очень хочу, чтобы в Беларуси появилась мужская команда по спринтерской и классической эстафете. Это показатель лыжного уровня в стране.

– Юные лыжники подрастают?

– Честно говоря, это не моя сфера. Если буду распаляться на юношей, юниоров, ветеранов, то не успею сделать основное дело. Как и в других видах, актуальна проблема перехода во взрослый спорт. В нашей стране чаще всего оканчивают ребята университет физкультуры и завязывают с гонками. Хотя лыжники раскрываются в позднем возрасте – в 25–30 лет. Например, я впервые этап Кубка мира выиграл в 28. Как бы ни ругали нашу спортивную систему в Беларуси, она мне подошла. В России точно столько не бегал бы! Там в 28 лет списывают призеров Олимпийских игр.

– Частенько на соревнованиях видим вашу дочку Ольгу…

– Она сама изъявила желание пойти в лыжные гонки. Заставлять – не мое. Из-под палки ничего хорошего не получится. Рад, что попала к хорошим тренерам, доволен ростом ее результатов.

– Ходит байка, что вас как-то приглашали в биатлон…

– Почему байка? Приглашали. Но они не очень настаивали, а я не очень хотел. И не ушел бы из своего вида спорта.

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий