Директор гимназии № 1: «Дети учатся не столько для школы, сколько для жизни»

01 Окт 2014 14:47

Автор:

Блог автора

Директор гимназии № 1 им. Ф. Скорины Наталия Бушная рассказала корреспонденту агентства «Минск-Новости», почему на протяжении 10 лет работала без выходных и чем привлекает ее профессия учителя.

– Наталия Владимировна, совсем недавно вы стали обладателем почетного звания «Минчанин года». Поделитесь, пожалуйста, своими ощущениями от этого радостного события.

– Было очень приятно, что труд заметили. Иногда, правда, посещала мысль: неужели на самом деле лучше других постаралась в этом году? Даже неловко как-то становилось. Но слова председателя Мингорисполкома расправили мне плечи. «Здесь, на сцене, стоят люди, которые десятилетиями работали, и теперь это вылилось во что-то более значимое», – сказал он. Действительно, успех достигается годами. А успех руководителя – это все-таки коллективный труд. И важно не только то, что наши гимназисты побеждают в республиканских олимпиадах по многим предметам. Одним из серьезных достижений считаю наличие у трех (!) педагогов гимназии квалификационной категории «учитель-методист». В Ленинском районе таких специалистов всего 4, а в республике, насколько мне известно, – 103. Почему-то об этом говорят редко.

– Семья уже привыкла к тому, что мама не желает стоять на месте? 15 лет назад вы стали директором, в прошлом году защитили кандидатскую диссертацию. Сложно, видимо, находить время на общение с домашними?

– Сложно, и в таких случаях приходится уповать только на понимание со стороны близких. Если хочешь, чтобы организация, которой ты руководишь, была успешной, работе нужно отдаваться полностью. За первый месяц нового учебного года я, например, ни разу не пришла домой вовремя, то есть к 6–7 часам вечера. Поэтому с большим трудом представляю на своем месте молодую маму.

Диссертацию начала писать в 2003-м. Рассчитывала, что справлюсь за два-три года, но процесс затянулся на все десять. Все это время у меня не было ни одного выходного дня. Даже если куда-то уезжала, например в санаторий, на море, брала с собой ноутбук и все, что нужно для работы.

– Распространенная фраза «стать учителем мечтала с детства» к вам применима?

– Скорее, нет. У меня был интерес ко многим предметам, но в педагогике в те времена себя не видела. Училась в школе с углубленным изучением иностранного языка, брала дипломы 1-й степени на олимпиадах по английскому и химии. Была предельно загружена, но училась с удовольствием. Не зубрила, просто учеба давалось легко, в том числе и в музыкальной школе. Окончила ее по классу скрипки, играла в ансамбле скрипачей, в симфоническом оркестре. За такое интересное детство я необычайно благодарна своим родителям.

Однажды папа принес мне журнал «Вестник БГУ». На одной из страниц с информацией для абитуриентов он подчеркнул факультет прикладной математики, мол, обрати внимание. Специальность эта была новой в ту пору и показалась мне интересной. Так я и стала студенткой ФПМ. Училась отлично, при этом особенно не напрягалась. Жила полноценной студенческой жизнью: летом ездила в стройотряды, работала пионервожатой. Исколесили тогда с подругой все Черноморское побережье…

Окончила университет с красным дипломом. Распределение получила в политехнический институт (сегодня БНТУ). Помню, завкафедрой тогда сказал: «Два года замуж не выходить – и будет у нас диссертация». Однако очень скоро взяла открепление и перешла работать в БГУ. В том же году вышла замуж за военнослужащего. За ним поехала в Добруш (Гомельская область). Там возможности работать программистом не было, и я неожиданно вспомнила, как мой учитель географии говорил, что у меня есть дар объяснять. Устроилась в школу в военном городке и поняла, что мне очень нравится учить детей.

Через год мы вернулись в Минск. Я вновь попробовала работать в БГУ, прикрепилась соискателем и даже сдала кандидатский минимум по истории КПСС и философии. Потом мужа направили в заграничную командировку, а после возвращения я уже не хотела быть программистом.

– В 1990-х гг., работая в 17-й школе, вы инициировали создание классов с углубленным изучением математики. Но ведь тогда даже специальные учебники сложно было найти. Как выходили из положения?

– Приходилось самой где-то что-то искать, но это было необычайно интересно. Первые годы работы в Минске очень вдохновили: преподавала вычислительную математику и информатику в 10-х и 11-х классах; ученикам, как и мне, нравилось постоянно познавать что-то новое. Они хорошо сдали вступительные экзамены в вузы, и все поступили. Причем это были дети из обычных семей.

– Вы продолжаете вести уроки, хотя для директора это довольно непросто. Почему?

– Очень люблю математику, а еще важна обратная связь с детьми: мне обязательно нужно видеть их глаза, понимать, мыслят они или устали. Директор, считаю, должен вести уроки, другое дело – сколько. Я веду по одному уроку в день. Правда, часто приходится менять расписание – то совещание какое-нибудь, то организационные дела… Нравится наблюдать за детьми. Огорчает, если вижу, что ребенок способный, но ленится. Пытаюсь тогда подстегнуть – самолюбие уколоть, мотивировать. Очень важно, чтобы на пути ребенка встретился интересный взрослый, который поведет вперед. Не могут дети быть абсолютно безразличными ко всему – их нужно разбудить, а это довольно сложно. У педагога должны глаза гореть, когда он объясняет урок. Школьникам надо видеть, что учитель получает удовольствие от своей работы. Ребенок любит предмет через учителя. Я, например, иногда говорю: «Какая красивая задача!» Некоторые ученики не понимают, как задача может быть красивой. Смотрят друг на друга с удивлением. Один раз, второй, третий, а потом и они уже чувствуют всю красоту решения…

– Как вы думаете, в чем причина снижения престижа профессии учителя? Низкая зарплата?

– Не в одной зарплате дело, хотя она и важна. Мы мало говорим о том, насколько эта профессия привлекательна. Заметьте, когда на вопрос, где работаешь, отвечаешь, что в школе, собеседники не преминут сказать: «О, это же так тяжело!» Но почему мы не говорим о том, что учитель – единственная профессия, которая позволяет наблюдать становление личности?! Назовите другую такую. Даже цветовод недолго наслаждается видом выращенных цветов, поскольку они быстро вянут. Школа – это живой процесс. И у нас порой случаются неудачи – учителя ведь такие же люди, как и все остальные.

Мне кажется, в какой-то момент мы сделали школу чересчур открытой для стороннего вмешательства в образовательный процесс. Современные родители порой считают своим правом выбирать учителя для ребенка, корректировать расписание уроков. Но согласитесь: дети учатся не столько для школы, сколько для жизни. Нужно ли создавать для них тепличные условия, ограждать от трудностей? Ребенок уже в школьном возрасте должен постигнуть науку общения с разными людьми.

В школе сложно работать, но ведь интересно! Если мы будем говорить только о трудностях профессии, нивелируя ее привлекательность, молодежь вряд ли захочет идти по стопам педагогов. Для учителя также необычайно важен моральный стимул. Нужно показывать заслуги педагогов, чтобы они осознавали свою ценность.

– И напоследок немного «о своем, о женском». Вы всегда стильно выглядите. Чем руководствуетесь в выборе одежды, с кем советуетесь?

– Одежду всегда выбираю сама, иногда могу посоветоваться с дочерью, хотя не скажу, что наши вкусы полностью совпадают. Принцип, которого придерживаюсь, прост: в том, что на мне надето, должно присутствовать не более трех цветов. У меня как-то спросили: «Неужели вы утром думаете, что наденете?» Да, я продумываю, в чем пойду на работу. Вещи покупаю не тогда, когда они нужны, а когда понравились. И очень люблю стильную обувь!

Фото Сергея Пожоги

Комментарии к статье
Добавить комментарий

ехидна

Во как! Оказывается все школьные глупости (типа непомерных домашних заданий, запись которых не вмещается в строчку дневника, запрета на сорочки в полоску — не деловой стиль!, несколько проверочных работ в один день) — это всего лишь подготовка наших детей к жизни в обществе? Я понимаю, что, когда в моем классе лишь у троих учеников из 40 родители имели вузовские дипломы, учителя, окончившие пединститут, были действительно образованными на общем фоне людьми. Но почему сегодня родителей, имеющих порой не один диплом, учителя считают ничего не понимающими идиотами?

brazgotka

Да потому, что 3 диплома — еще не показатель ума и образованности! Когда учителя начинают поучать родителей, тем тоже не нравится, но сами — только вперед. Все верно сказала директор. Респект ей.

ехидна

Это Вы о своем образовании говорите? Или просто осуждаете других по принципу «кто не с нами»? А я вмешивалась и буду вмешиваться в случаях, когда учитель не может решить пример «в столбик», но, тем не менее, считает, что ошибся ребенок и снижает за это отметку!

brazgotka

Уважаемая Ехидна, я человек скромный, свое образование редко выношу на публичное обсуждение, а что касается Вашей претензии, то совершенно согласна, что сегодня хватает педагогов-неучей, которые и понятия не имеют о признании собственной вины и справедливости. Только я в словах Бушной увидала совсем иную трактовку вмешательства родителей в учебный процесс. Очень надеюсь, что Вам тоже удастся подумать и посмотреть на проблему шире. 🙂

Кристина

Замечательный педагог, умница! Замечательно, что ее труд оценен по достоинству!