Режиссер Александра Бутор: «Храню дома афишу, на которой один дедушка написал: «Фильм – сила!»

15 Окт 2014 12:08

Автор:

Как оказаться в вихре кинематографа и что делать, чтобы в жизни стало в два раза больше любви, корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказала режиссер Александра Бутор.

Встречаемся с ней на киностудии, где царит предпремьерная суета. Здесь решают, где повесить рекламу, куда рассадить гостей, у кого взять пригласительный билет. В минувший понедельник состоялся премьерный показ фильма Александры «Белые росы. Возвращение», а завтра, 16 октября, он уже выходит в прокат.

– Чувствуете, что жизнь разделилась на до и после «Белых рос. Возвращение»?

– Однозначно! Меня закрутил вихрь кинематографа (смеется). И я нашла много друзей на этом проекте. Думала: закончатся съемки – продолжится обычная жизнь. Но вот уже почти год прошел, а мы не расставались. И сейчас не я одна испытываю такие эмоции, в эйфории пребывают и актеры, и съемочная группа.

– Не опасаетесь, что вашу картину будут постоянно сравнивать с всенародно любимым фильмом Добролюбова?

– Меня уже столько этим пугали! Заметила: люди, когда начинают смотреть ленту, все-таки забывают, что это продолжение. Мы не цеплялись за славу того фильма, какие-то его кассовые ходы. Даже за актеров. Состав различается. Для многих белорусских артистов, например Виктора Манаева, Сергея Жбанкова, Юли Смирновой, это дебют на большом экране. Мы хотели, чтобы была другая история, но о тех же ценностях, с такой же доброй теплой атмосферой. В фильме я уверена. Знаю, что он не пустой, мы вложили туда много своей души. Интересно, как воспримут его зрители.

– Уже было несколько показов – на киностудии, в Гомельской области. Какую реакцию наблюдали там?

– В сентябре мы показывали фильм в поселке Лясковичи Гомельской области на фестивале этнокультурных традиций «Зов Полесья». Гомельский прокат, как я поняла, перед тем как запустить фильм, решил проверить его в маленьком зале. Пришли человек сто. Но меня до слез потрясло, как смотрят «Белые росы. Возвращение» зрители, которые не имеют к кино никакого отношения и видят все это в первый раз. Они настолько искренне реагировали, смеялись, замирали в тревожные моменты. Причем там были люди разного возраста – и старики, и молодежь, и дети. Все они хлынули потом за автографами. Старушки меня обнимали, целовали и говорили, что увиденное очень их тронуло. Храню дома афишу, которую принес после показа один дедушка, на ней он написал: «Фильм – сила!».

– Сейчас вы работаете над другой картиной – «Сладкое прощание Веры»…

– Уже почти закончили озвучивать. Осталось записать Юозаса Будрайтиса. Этот фильм он будет озвучивать сам. В «Белых росах. Возвращение» за него говорит Владимир Грицевский, потому что у белоруса Ходаса нет прибалтийского акцента. А «Сладкое прощание Веры» – история, которая могла произойти в любом уголке мира. Когда я рассказываю кому-нибудь сюжетную линию о любви пожилой женщины и молодого человека, некоторые удивляются: что за тема? Между собой в шутку мы говорим, что фильм о любви бабушки и мальчика. На самом деле это история о духовной связи людей. Там нет интима и даже слова «люблю». Герой признается в любви совершенно другими словами, но подтекст в том, что он хочет быть с этой женщиной всю жизнь.

DSC_0792

Неле Климене на съемках фильма «Сладкое прощание Веры»

 

 – Снять «Белые росы. Возвращение» было предложением «Беларусьфильма». А вот историю стюардессы Веры вы придумали сами. Что послужило импульсом?

– Я оканчивала академию и знала, что мне нужен материал для дебютного фильма. Готовилась к этому заранее, много читала, искала материал. Наткнулась на рассказ великого писателя Маркеса. Взяла оттуда вдохновение и образ героини, которая хочет умирать, но сама полна жизни. Потом зацепилась за историю моей бабушки: она при жизни организовывала свои похороны, ставила памятник, чтобы занять место рядом с молодым человеком, с которым она хотела быть похороненной. А дальше фильм вырос благодаря стараниям всех нас. Благодаря актерам, которые внесли туда свою мудрость, опыт, талант.

– Многие из них перешли к вам из первого фильма.

– Сценарий писался специально для Паши Харланчука. Очень интересный дуэт получился у него и Будрайтиса. В «Белых росах» Юозас играет более сильного героя. А тут наоборот. Сцену их столкновения я называю «Вы не договорили в «Белых росах». И это 500-процентное попадание в типажи. Главную героиню Веру исполняет литовская актриса Неле Климене. Мы пытались уложиться в 22 съемочных дня, потому что бюджет как раз был рассчитан на дебютный проект.

16

 На съемках фильма «Белые росы. Возвращение» с Юозасом Будрайтисом и Павлом Харланчуком

 

– Когда снимали «Белые росы. Возвращение», вы знали, что потом будете делать «Сладкое прощание Веры». Уже решили, что дальше?

– Харланчук сказал про меня: «Когда она снимает один фильм, всегда говорит о следующем». Хочу работать с Алексеем Дударевым над его «Рядовыми», уже разрабатываем сценарий. То, что происходит сейчас, очень волнует. В технически развитом мире люди стреляют друг в друга, убивают, мучают. Это будет картина не о Великой Отечественной войне. Я совершенно из другого поколения и даже не берусь о ней говорить. Это будет фильм про мир. Если у человека в сердце есть любовь, он не способен затевать войну, не способен ненавидеть. Любовь – чувство, которое тебя заполняет настолько, что ни для каких негативных эмоций уже нет места.

– У вас получился интересный путь на киноплощадку спустя годы работы на телевидении. Изначально не планировали идти в большое кино?

– Тот, кто хорошо меня знает, не считает «Белые росы. Возвращение» дебютом. Я хотела снимать кино с самого рождения. Так получилось, что рано ушли из жизни родители, жила в маленьком городке под Минском и даже не имела возможности часто ходить в кино, заниматься в театральных кружках. Была только мечта. В 18 лет поехала поступать во ВГИК. Не хватило двух балов. На следующий год поступила в Белорусскую академию искусств. Потом работала на телевидении, но и на ОНТ у меня были игровые проекты, которые так или иначе вели меня на киноплощадку. Кто-то может подумать, что это везение, но на самом деле – усердная работа и большая мечта.

– Профессия режиссера довольно жесткая, требует определенной силы характера, умения управлять многими людьми.

– Это для меня самый естественный процесс. Мне сложнее ориентироваться в том, где заплатить за свет и газ, что приготовить. На площадке я как дома, всегда есть настроение снимать, потому что мне там хорошо.

– Но вы ведь наверняка проводите там почти все время. Семья с пониманием относится к этому?

– Даже не успеваю сделать ужин, муж готовит. Ложусь поздно и в 6 утра не могу встать. Дочь Лиза сама утром собирается в школу, зато довольна, что я ее не контролирую. Они вместе со мной очень ждали премьеры. Как только поступили билеты в продажу, купила себе два на память. На этих местах и сидели Миша с Лизой на первом показе.

– Есть ли что-то еще, что вы любите так же сильно, как кино?

– Ничего нет. У меня и артисты часто спрашивают. Конечно, я люблю свою семью и дом, это естественно. Сейчас у нас появилась вторая собака, и я говорю об этом: «Стало в два раза больше любви». Но вот чего-то, что так же сильно занимало бы меня, как кино, не назову.

С ОПЕРАТОР - ОЛЕГ ГИРЕЛЬ

С оператором Олегом Гиргелем

 

Справочно

Александра Бутор – белорусский режиссер, сценарист. Работала на телевидении, преимущественно в музыкальных игровых проектах. Сняла более 50 клипов для групп «Тяни-Толкай», «Лекарство от меланхолии», Елены Гришановой и других белорусских исполнителей. Победитель Национального телевизионного конкурса «Телевершина-2007» в номинации «Лучший режиссер» за проект «Павлинка new» на ОНТ. В 2012 году закончила Белорусскую государственную академию искусств по специальности «Режиссура игрового кино» (мастерская Александра Ефремова).

Фото Евгении Налецкой и из личного архива Александры Бутор

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий