За несколько часов до революции

31 Окт 2014 14:25

Автор:

Блог автора

Внимательные сотрудницы Государственного архива Минской области, где хранятся официальные документы послереволюционной поры, были искренне огорчены моей просьбой показать документы ноября 1917 года.

— Свидетельств тех времен осталось мало. В декабре 1917-го был создан Совет депутатов, а в феврале 1918 года Минск на 9 месяцев был захвачен немцами. Потом пришли польские войска. Все документы за два года поместились в тоненькой папочке.

Среди протоколов, призывов, отчетов, листовок мелькнула хорошо отпечатанная брошюра с четко набранным заголовком «Резолюция съезда Белорусов-воинов Западного фронта, представителей ХII армии, Балтийского флота и Румынского фронта». И дата: 18 (24) октября 1917 года. Прямо в канун революции. За несколько часов до нее.

Поразило в документе многое. В первую очередь слово «Белоруссия». Не Северо-Западный край, а именно Белоруссия. И тревога за нее. «Перед лицом губительной разрухи, которую внесла мировая война в Белоруссию, перед лицом возможного отторжения частей Белоруссии соседями, перед лицом ужасающей угрозы разделения Белоруссии на две части, из которых одна может достаться врагу-завоевателю, белорусский народ должен быть объединен в одно целое», — гласит первый абзац резолюции.

Делегаты съезда сами показали пример такого единения. В Белорусский Исполнительный комитет Западного фронта вошли военные разных чинов и званий, представители различных партий и политических течений. Пехотный генерал Кондратович и ефрейтор Белохвостов, младший фельдшер Бабич и подпоручик Мышко, старший офицер Шикота и солдат Филиппович. Эсеры, большевики, члены Социалистической Громады, беспартийные. Их объединили любовь к родному краю, беспокойство за его будущее и прекрасное знание положения дел. Главные дела были названы в резолюции.

Демобилизация. Ее планировали провести так, чтобы в белорусских городах и селах оставались белорусские полки для поддержания порядка и учета материальных ресурсов. «Все технические сооружения, металлические, деревянные и другие материалы, продовольственные и интендантские запасы и вообще мертвый и живой инвентарь должны быть направлены на удовлетворение нужд пострадавшего от войны населения края».

Беженский вопрос. Он знаком мне по рассказам старших членов нашей семьи о том, как жители прифронтовой Беларуси уезжали на подводах в глубь России, как теряли по дороге не только эти самые телеги, лошадей, имущество, но и родных. Терялись в поездах и на станциях дети, целые семьи умирали от тифа, холеры, дизентерии. Возвратившиеся преимущественно в 1920 году не находили своих избенок: они были или сожжены, или раскатаны для сооружения военных укреплений. Не было жилья, инвентаря, семян.

А могло бы быть хоть что­-то, если бы исполнились намерения воинского съезда. Его делегаты предусматривали увеличить паек тем, кто намерен вернуться из беженства, обеспечить обучение детей, принимая их в школы сверх комплекта. При отсутствии школ планировали открывать новые с мастерскими при них, строить общежития для учеников, обеспечить учащихся одеждой и обувью. Родителям же предполагалось из государственных средств возместить все убытки, причиненные войной. Отдельным пунктом значилось: «Не отказывать в призрении беженцам тех национальностей, которые не организованы», то есть случайным, занесенным судьбой в Беларусь людям.

Опека над увечными. Ужас захлестывает сердце даже при чтении художественной литературы о Первой мировой войне. Барбюс, Ремарк, Паустовский… Мясорубка войны, молодые мужчины с изувеченными телами и исковерканными душами. Пункты резолюции, касающиеся помощи инвалидам, предельно четки: для нетрудоспособных — денежное пособие, интернаты с уходом, курсы, библиотеки, читальни. Для частично трудоспособных — пособие пожизненно, общежития, курсы для приобретения профессии. Для раненых — лечение за казенный кошт, санатории, больницы. Пособия семьям инвалидов.

Такие были намечены планы. И они, безусловно, сбылись бы: очень опытными, решительными и целеустремленными были мужчины, их принимавшие. И не их вина в том, что через несколько часов грянула революция, которая смела не только планы, но и самих людей, перевернула мир, сменила эпохи…

Но не пронзительный ли призыв далеких авторов резолюции: «В ком бьётся белорусское сердце горячей любовью к своей Матери­ Белоруссии, кто хочет счастья нашей сторонке, внесите свою лепту!» прорастает сегодня в единении всех белорусов, в стремлении живущих вне родины наших земляков принять участие в процветании и благополучии родного края…

Благодарю сотрудников Государственного архива Минской области за оказанную помощь.

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий

вася

18 (24) октября 1917 года. Прямо в канун революции. За несколько часов до нее. — Ога, до революции еще как до луны. 25 октября (7 ноября) 1917 года она была. Видно, что плохо Вы учили политинформацию, историю КПСС, историю СССР и БССР.