Директор ОАО «Алеся» – о затоваренности складов, фирменной торговле и экспорте в Россию

23 Ноя 2014 09:05

Автор:

Блог автора

Николай Гуринович – работник не кабинетный. Застать его в директорском кресле удалось только с третьей попытки.

– Сидя и по телефону много не наруководишь, – объясняет он. – Такое время, все приходится делать ножками.

Узнав о цели моего визита, Николай Александрович сказал как отрезал:

– Складских запасов на сегодняшний день у предприятия практически нет.

– Но в статистической графе «Складские остатки» у вас значится…

– Статистика – вещь прямолинейная. Объясню ситуацию. Сегодня у «Алеси» шесть фирменных магазинов. Четыре – в Минске и два – в Могилеве. С начала сезона, а он для нас открывается в августе, фирменная торговля ежемесячно имеет миллиардный оборот. И завозить в магазины меньше чем на миллиард нет смысла, иначе чем торговать? Сами понимаете, должно быть множество моделей, размеров, фасонов, расцветок и так далее. Но магазины-то не обособленные, считаются «алесинскими». Мне говорят, мол, вы их обособьте, дайте расчетный счет, и тогда будет считаться, что это не складские остатки, а торговые. «Ну и что от этого изменится?» – отвечаю я. Заморачиваться с регистрацией, вводить новые штатные единицы… Для чего? Чтобы обмануть графу статистики? Не по-хозяйски это. У нас товар уходит с колес. Утром связали – к обеду уже в продаже. В итоге получаем живые деньги. Сейчас «Алеся» выпускает продукции на 3,3 млрд руб. в месяц. Более того, с осени ежемесячно наращиваем объемы на 8–10 %.

За минусом магазинов остатки на складе составляют 1,1 млрд руб. Это разве большие деньги?! На склад и заходить нет смысла, он пустой, выбрать не из чего.

– Летом ситуация выглядела по-другому.

– Повторюсь: спрос на нашу продукцию сезонный. Да, на 1 июля остатки составляли около 9 млрд руб. Приходилось ужиматься, сокращать в разумных пределах производство, чтобы не затоваривать склад. И опять же нужно знать специфику нашего производства. Большой заказ в одночасье не свяжешь. Половина продукции уходит на экспорт, и 70 % объема приходится на Россию. Вот поступил нам заказ из Санкт-Петербурга на 18 млн российских рублей. Работать над его выполнением начали в апреле, а поставку произвели к сезону, в августе.

– Сейчас белорусские предприятия, экспортирующие в Россию, имеют проблемы из-за падения курса местного рубля. Вас это тоже коснулось?

– Не то слово! Российский рубль по отношению к белорусскому обваливается. В цену изделия закладывали курс 270, сегодня он уже 226. Подходят сроки платежей со стороны заказчиков, и я с ужасом думаю, сколько мы потеряем. И ничего в этой ситуации не поделаешь.

– А если требовать предоплату?

– Никто не хочет замораживать свои средства. Максимум – 50 %. Уже то счастье, что мы закрепились на российском рынке. Кризис у них когда-то да закончится, а потерять позиции очень легко.

– С белорусской торговлей трудностей не возникает?

– Выполняем любой каприз. Вплоть до того, что отдаем товар на реализацию с отсрочкой платежа и даже правом возврата. А по-другому в нынешней ситуации никак. Риски, конечно, есть. Вот из Лиды отказную бумагу прислали. Просят забрать нереализованный товар. Пусть мелочь, всего 7 единиц продукции, но будем принимать.

– Куда уйдет неликвид?

– Уверяю, на складе не залежится. Мы участвовали в первой стоковой ярмарке в Минске, аналогичная на днях закончилась в Витебске. Плюс постоянно проводим распродажи, акции, делаем скидки. Организуем выездную торговлю на предприятиях. С начала сентября впервые для себя попробовали работать под конкретный заказ. У нас традиционно хорошие отношения с крупнейшими столичными универмагами и торговыми домами. Они подают заявку на конкретное количество трикотажа, оговаривают модели, их расцветку, размер. Заказ включается в план. Удобно и имеет гарантированный сбыт.

– Николай Александрович, вопрос просто как к директору, без привязки к «Алесе». Что за изменения произошли в уплате НДС?

– Спросите что-нибудь полегче. Насколько помню, НДС всегда уплачивался по двум схемам. Хочешь – по выручке, хочешь – по факту отгрузки. Первый вариант, понятно, был привлекательнее. Заработал – рассчитайся с государством. Сейчас НДС должен уплачиваться только по отгрузке. А продался или нет товар – дело десятое. Но это же неправильно! За год «Алеся» при штатной численности 350 работников вносит в бюджет 5 млрд руб. налогов. И мы никому не задолжали, я имею в виду банковский сектор, исправно погашаем кредиты. У нас самое современное оборудование, средний возраст вязальных машин STOLL всего 5–7 лет. Сейчас за счет собственных средств закупили еще одну аналогичную. Это к вопросу о модернизации. Намерены также приобрести парогенератор, чтобы уменьшить расходы потребляемого газа. Словом, предприятие работает, и дай бог, чтобы так было всегда.

203264-12

Комментарии к статье
Добавить комментарий