Николай Минский: адвокат с душой поэта

25 Ноя 2014 16:19

Автор:

Блог автора

Уже совсем скоро – в январе – исполнится 160 лет со дня рождения поэта, который выбрал для псевдонима имя нашего города.

Есть в популярной песне такая строфа: «Минск» – это я, это песня моя, и моя фамилия – Минский…» Это как будто о нем, Николае Минском.

Родился Николай Виленкин в 1855 г. в тогдашнем местечке Глубокое Виленской губернии (сегодня одноименный райцентр Витебской области) в обедневшей еврейской семье. Рано осиротел (Виленкин – фамилия приемного отца). Непонятно, почему в будущем, став поэтом, он изберет для себя псевдоним Минский, ведь в его жизни будет много городов: Санкт-Петербург, Киев, Берлин, Лондон, Париж… Ясно только, что сыграло свою роль время, когда юноша учился в гимназии в губернском Минске.

В ту пору мало кто из гимназистов не баловался сочинительством, и придумывать псевдонимы было для них делом привычным. И все же почему именно «Минский»?.. Разве молодому человеку, встававшему на крыло, не могло почудиться в своей фамилии звучание иного губернского центра Российской империи – Вильно? Но, возможно, не хотелось следовать очевидному – и подошло как нельзя кстати название города, где написал первый стих и где многое случилось в его жизни впервые.

Появился на свет Николай Виленкин в военное время – заканчивалась Крымская война (1853–1856 гг.). Русская литература вступала в период зрелости – всего три года назад ушел из жизни Гоголь, Лев Толстой уже собрал материал для своих «Севастопольских рассказов». Стал к тому времени ближайшей историей и золотой век русской поэзии (так первую треть XIX в., когда жили и творили великие Пушкин, Лермонтов, Грибоедов, назовут позже). Брать пример изящной словесности было с кого, тем более в 1875 г., когда в Николай с золотой медалью окончил гимназический курс и поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета.

Надо сказать, на первые 20 лет жизни Николая Максимовича пришлось немало эпохальных событий, сыгравших важную роль в истории страны: Крымскую войну Россия проиграла «по очкам», после Николая I на трон взошел Александр II, отменили крепостное право, началось стремительное развитие капитализма, в том числе бурное строительство железных дорог. Так что отправиться в столицу империи за высшим образованием наш земляк вполне мог в вагоне поезда.

В 1879 г. Николай оканчивает юрфак, позже становится присяжным поверенным в имперской столице. Но по всему чувствуется, что служение Фемиде не его путь, зато страстно влекут литература, журналистика, поэзия. Еще в студенческие годы Минский стал публиковаться в периодических изданиях. Известность начинающему поэту принесли стихотворение «Сон славянина» и поэма «На Родине», увидевшие свет в 1877 г. Они проникнуты мечтами об избавлении южных славян от османского рабства, которым грезила Россия, тогда же вступившая в войну с Турцией за освобождение Болгарии. Эти произведения восторженно оценил автор «Обломова» Иван Гончаров. Тепло была принята читателями и таким литературным авторитетом, как Иван Тургенев, поэма «Белые ночи».

Писал Минский также драмы и философские трактаты. В одном из них, «При свете совести. Мечты о цели жизни», развивал теорию о том, что главное для человека – «небытие», «внежизненная правда», «внесуществующее и непостижимое». Возможно, этому ходу мыслей способствовало и принятие Николаем Максимовичем православия, в которое он перешел в возрасте 27 лет, когда впервые женился. Избранницей стала писательница Ю. Яковлева. Всего был женат трижды, второй раз – на поэтессе Л. Вилькиной, третий – на ее тетке писательнице З. Венгеровой.

Но известность Минский снискал прежде всего как поэт. Раннее его творчество литературоведы относят к неоромантическому направлению предсимволизма. Евгений Евтушенко даже назовет его «дедушкой русского символизма».

Но это будет позже. А при жизни Николай Максимович, человек талантливый и беспокойный, постоянно что-то искал и находил, от чего-то отказывался. Одно время увлекался народническими идеями. Итогом стали гражданские мотивы первого авторского сборника «Стихотворения», конфискованного цензурой, и поэма «Гефсиманская ночь», не допущенная к распространению. Он также напечатал в подпольной газете поэму «Последняя исповедь», которая вдохновила Илью Репина на написание известного полотна «Отказ от исповеди перед казнью». Свою работу художник подарил поэту с дарственной надписью, а тот передал картину в щукинский музей. В середине 1880-х годов Минский переживает идейный перелом и с тех пор еще более укрепляется в своем «неземном», становясь одним из проповедников нового мистического искусства. Главная его философская работа «При свете совести. Мечты о цели жизни», написанная в 1890-м, стала идейной декларацией русского символизма.

Впрочем, такой идейный вираж не был для Николая Максимовича последним. В революционном 1905-м он снова делает резкий поворот в своих убеждениях касательно места литературы и литератора в общественной жизни. Грезя о союзе интеллигенции с народом, он поставит свой талант на службу социал-демократии – редактирует пробольшевистскую газету «Новая жизнь», где впервые увидела свет статья Ленина «Партийная организация и партийная литература». А затем поэт Минский, вчерашний декадент, напишет «Гимн рабочих»:

 

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Наша сила, наша воля, наша власть.

В бой последний, как на праздник, снаряжайтесь!

Кто не с нами – тот наш враг, тот должен пасть. 

 

В том же 1905 г. газету закрыли, редактора арестовали, отпустили под залог, он воспользовался моментом и бежал за границу. С тех пор Минский жил в эмиграции, ненадолго вернувшись в Россию в 1913 г. после амнистии, объявленной в честь 300-летия Дома Романовых. С началом Первой мировой войны он уедет за границу навсегда, там и узнает о Февральской и Октябрьской революциях. Но, видимо, одно дело звать революцию, другое – принять ее реалии. Во всяком случае, Минский-эмигрант в околореволюционной суете больше не был замечен. Жил в Берлине. Три года проработал в советском полпредстве в столице Великобритании, а в 1927 г. советское правительство назначило Минскому пенсию. Последние 10 лет Николай Максимович прожил в Париже. Переводил на русский язык европейских поэтов, перевел также «Илиаду» Гомера, оставил интереснейшие воспоминания, в частности, о своих встречах с Тургеневым и Достоевским.

Давно завершился Серебряный век русской поэзии: умерли коллеги по цеху «старшего символиста» Федор Сологуб и Валерий Брюсов, младшие символисты Александр Блок и Андрей Белый, погиб в подвалах ЧК «русский Киплинг» акмеист Николай Гумилев, стали историей покончившие жизнь самоубийством футурист Владимир Маяковский и имажинист Сергей Есенин. А Минский прожил «неприлично» долго для русского поэта – 82 года. Почему? Возможно, он сам ответил на этот вопрос в стихотворении «Самоубийца», написанном в 1922 г.:

 

Лень умереть. Лень мыслию инертной

Минувшее прощально обозреть.

Лень думать над запискою предсмертной.

Лень усыплять свой страх.

Лень умереть.

Лень отыскать и распечатать склянку,

Где Вечность спит и ждет, что позову.

Лень перейти с лица земли в изнанку.

Лень умереть – и оттого живу. 

 

 

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий