В УЧИТЕЛЬСКОЙ. Почему с одаренными учениками сложнее работать, чем с другими?

16 Янв 2015 13:25

Автор:

Зачем олимпиадникам ходить на концерты и почему она не любит однотипных уроков, рассказала учитель химии средней школы № 22 Лилия Казак.

– Знаю, что свою карьеру вы начинали как ученый. Почему научно-исследовательской деятельности все-таки предпочли преподавание в школе?

– Поступая на химфак БГУ, изначально планировала работать в школе. Мечтала об этом с детства, хотя друзья во дворе часто подшучивали – говорили, что буду профессором. Научная работа шла хорошо, и я устроилась в Институт общей неорганической химии Академии наук БССР. За 4 года почти полностью написала диссертацию, но… все оставила и пришла в школу. О чем нисколько не сожалею. Все-таки это мое.

Начинала работать в 133-й школе, потом некоторое время трудилась в отделе образования администрации Партизанского района. Однако ушла – не люблю возиться с бумагами, а дети заставляют думать, двигаться вперед. Работала также в школах № 87 и 98. В 1994-м меня пригласили в 22-ю – специально для того, чтобы организовать и вести занятия в классах химико-биологического профиля.

– Полагаю, приветствуете возвращение в следующем учебном году профильных классов?

– Конечно! Ребята, которые увлечены предметом, должны изучать его на должном уровне. Однако в одной школе набрать детей, интересующихся химией, практически невозможно. Сказываются последствия демографической ямы: если раньше у нас было по 7–8 классов в средней параллели, то теперь по три. Из них очень сложно составить костяк, с которым можно серьезно работать.

Есть идея создать в районе один химический класс и один математический, но ведь дети вряд ли захотят уйти, например, из гимназии в общеобразовательную школу с интегрированными профильными классами.

– Сейчас у вас горячая пора – готовите столичную команду школьников к республиканской олимпиаде…

– Городскую команду готовлю уже на протяжении 10 лет. Помогают мне студенты, которые сами когда-то были победителями международных олимпиад: пятикурсники химического факультета БГУ Денис Кулёмин, Родион Федоркевич, Екатерина Кежун и аспирант Национальной академии наук Александр Набиуллин. Читают лекции, ведут практические занятия. Могу с уверенностью сказать, что наши олимпиадники имеют подготовку на высшем уровне.

– С одаренными детьми работать сложно?

– С ними однозначно труднее, чем с другими учениками. Увлеченные ребята мыслят нестандартно и зачастую так же нестандартно себя ведут. У них обо всем свое мнение, убедить их в чем-то ином крайне сложно. Педагогу и самому нужно постоянно совершенствоваться, чтобы соответствовать их уровню. Я расту вместе с ними: вначале детей подтягиваю до определенного уровня, а потом они меня опережают. И это правильно: у плохого учителя ученик не будет хорошим. Если педагог работает профессионально, ученик рано или поздно превзойдет его.

– Как находите своих «звездочек»?

– На уроке нетрудно заметить, что нестандартным мышлением обладает не каждый ученик. Не люблю ставить задачу в стиле «расскажи мне этот материал» – изложения мало, нужно развивать логическое мышление. Среди семиклассников сразу вижу тех, кто может заниматься серьезно, и во втором полугодии эти ребята уже начинают готовиться к олимпиадам. Сейчас ко мне на сборы приходят школьники со всего района. Среди них есть и такие, кто мог бы стать победителем международных олимпиад к 11-му классу, но момент уже упущен. У этих ребят очень оригинальное мышление. Иногда сама теряюсь от их вопросов, при этом не стесняюсь сказать, что пока не знаю ответа. Ребята же часто находят необычные решения. Так мы учимся друг у друга.

– Дети не спрашивают, зачем нужна химия, если не собираешься связывать с ней свое будущее?

– Спрашивают, а я объясняю, что стать химиком и знать предмет – разные понятия. Понимать, как обращаться с веществами в быту, нужно каждому. Химия также дает возможность развить абстрактно-образное мышление – необходимо видеть и представлять все в объеме, иначе этот предмет не одолеть.

– Сегодня в школах активно внедряют технические средства обучения. Как относитесь к новшествам? Используете их на своих уроках?

– Я все-таки привыкла работать с мелом у доски. Да, сейчас на вооружении педагогов современные мультимедийные средства. Но наша память устроена так, что мы лучше запоминаем, когда записываем. В процессе совместных рассуждений ребята учатся думать.

Не люблю однотипные уроки. В конце изучения какой-либо темы школьники традиционно готовят презентацию по пройденному материалу. И делают это в произвольной форме: в виде сказки, стихов, компьютерных слайдов, иногда организуют даже целые представления. В конце каждой четверти пишут творческую работу, например сочинение на заданную тему. Некоторые из них хранятся у меня в отдельной папке годами.

– Случается ли учащимся расстраивать вас?

– Конечно! Если дети не готовы к занятиям на должном уровне, я огорчаюсь даже больше, чем они. Расстраивает, когда предмет не интересен школьникам и отсутствует обратная связь…

– Можно ли достучаться до таких ребят?

– Это возможно в том случае, если желание и стремление есть у детей и их родителей. Цирк на каждом занятии устраивать не будешь, ведь урок – это труд: родители работают на заводе, а дети – в школе.

Найти ключик к незаинтересованному ребенку – высшее мастерство учителя. В свое время я дополнительно получила образование психолога, что пригодилось в работе с олимпиадниками – неоднократно помогала им справляться с нервозностью накануне ответственных соревнований. Заставляла ребят и в баню ходить, и на стадионе бегать, и концерты посещать, чтобы не зацикливались только на химии. Мои подопечные очень живые и умеют общаться.

– Как вас изменила работа в школе?

– Пожалуй, научила терпению. Ушли некоторые амбиции, имевшие место в молодости. Стала больше уважать детей – без этого, к слову, в школу лучше вообще не идти.

– И все же – уважать или любить?

– Любить детей должны родители, а педагогу нужно уважать их как личность. У каждого ребенка, даже если он равнодушен к учебе, есть другие качества, достойные уважения.

– С детьми какого возраста вам интереснее работать?

– Все зависит от класса. Сейчас, например, занимаюсь с восьмиклассниками. Ребята раскованные, творчески мыслящие.

– Сравнивая учащихся 30-летней давности и нынешних, что можете сказать?

– Дети всегда остаются детьми. Не могу сказать, что они стали глупее. Как и раньше, есть увлеченные и те, кто не хочет учиться. Социальная обстановка в стране изменилась, соответственно, и общественные ценности иные. Сегодня ученики больше ориентированы на индивидуальное преуспевание, а не на социализацию. В этом смысле дети – барометр развития общества.

– Многие ли из бывших учеников стали у вас поводом для гордости?

– Немало. В их числе Алексей Кононенков, который нынче преподает в Мичиганском университете (США). Валерия Каснерик поступила в аспирантуру в Чехии, окончила вуз в Москве, училась также во Франции. Дима Дойников учится в магистратуре в Санкт-Петербурге. Продолжаю общаться с ними даже спустя годы – лично и по Интернету.

– Не сожалеете, что такие умные и талантливые ребята уезжают из страны?

– Ничуть, они развиваются и хорошо делают свою работу. Почему нужно об этом жалеть?

Еще статьи рубрики:

В УЧИТЕЛЬСКОЙ. Почему бумажные записки на уроке уже не комильфо?

В УЧИТЕЛЬСКОЙ. Учитель физкультуры А. Снытин: «Мальчики сегодня проигрывают девочкам в беге, прыжках и даже не расстраиваются»

 В УЧИТЕЛЬСКОЙ. Директор гимназии № 37 И. Даненкова: «Быть руководителем и мамой – сложно»

В УЧИТЕЛЬСКОЙ. Натаскать на тесты – еще не значит гарантировать учебу в вузе

Комментарии к статье
Добавить комментарий