Жизнь на бис: народному артисту БССР и СССР Геннадию Овсянникову – 80

19 Фев 2015 08:30

Автор:

Блог автора

Сегодня народный артист БССР и СССР Геннадий Овсянников отмечает 80-летие.

Несмотря на все свои звания и награды, в жизни дважды народный артист Геннадий Овсянников, как и большинство его героев, доступный, простой и абсолютно непафосный. Таким же непафосным, задушевным получился и наш разговор с Геннадием Степановичем накануне его юбилея.

Игрушками были порох и снаряды

– У Пушкина есть строки: «Невидимо склоняясь и хладея, мы движемся к началу своему…» С возрастом многие мысленно все чаще возвращаются к своим детству и юности, ко времени, когда все начиналось. Заметили ли вы за собой такое?

– Нет. Я не люблю вспоминать те годы. Тяжелыми они были. Помню, как в войну прятались в окопах. Как голодно было и после войны, постоянно хотелось есть. Только появлялись яблоки на деревьях, и мы, пацаны, тут же торопились набить ими живот. Стреляли воробьев, жарили их на костре и ели. В школу в слякоть, в холод часто бегали босиком. А игрушками для нас были настоящие противопехотные мины, порох, снаряды. Удивляешься иногда, как выжил.

– Когда же и кто вам помог открыть в себе актерский дар?

– В 9-м классе я начал читать на публику басни. И моя учительница немецкого языка Мария Николаевна Гедда, которая вела занятия в школьном драмкружке, сказала: «Да вот же – у нас есть Хлестаков». Правда, в итоге в спектакле я играл Бобчинского. За несколько лет как «артист» стал известен на все Белыничи. С моей стороны было большой авантюрой отправиться в Минск. Но я таки поступил в театрально-художественный институт и попал на курс Константина Николаевича Санникова.

– Вы считаете себя везунчиком?

– В свое время я считал баловнем судьбы своего однокурсника Виктора Тарасова. Казалось, нет ролей, которые ему не по плечу. Мне же все давалось далеко не так легко. Но зато очень повезло с режиссером Валерием Раевским и драматургом Андреем Макаёнком. Я был занят практически во всех пьесах Макаёнка, поставленных в театре. Кто-то написал даже, что Овсянников какой-то «макаёнковский» актер. И это ко мне приклеилось.

Искусство – дело молодых

– С каким чувством вы смотрите на актерское «племя младое»? Есть ли ощущение, что традиция в коллективе не прерывается, связь поколений поддерживается?

– Тех традиций, которые были, когда на сцене блистали Глеб Глебов, Борис Платов, Павел Молчанов, Владимир Владомирский, Владимир Дедюшко, разумеется, уже нет. Произошла перезагрузка. Эстетика театра стала другой. Это естественный процесс. Но очень важно, чтобы в театре остался огонь, остались эмоции. Искусство – вообще дело молодых. Оно требует огромных сил, здоровья, энергии. А в мои годы то поясницу скрутит, то чего-то недослышишь…

– Завидуете ли вы возможностям молодых актеров? Сегодня они могут позволить себе в материальном плане гораздо больше, чем вы.

– Я еще и вижу плохо. Поэтому никому не завидую.

– Согласны ли вы с тем, что кино вас недолюбило?

– Пожалуй. Меня и сейчас приглашают сниматься в сериалах. Но исключительно на роли пожилых сторожей или подвыпивших сантехников…

– Вам никогда не хотелось написать мемуары?

– Я мог бы, пожалуй, надиктовать воспоминания. Люблю читать мемуары и книги об искусстве. Такие как «Репетиция – любовь моя» Эфроса, «Пустое пространство» Товстоногова, «Моя профессия» Ульянова можно даже перечитывать. Хотя, когда знакомлюсь с произведениями некоторых современных деятелей искусства, мне становится неловко.

И это всё чистая правда…

– Правда ли, что вы играли шаги Ленина?

– Правда. Как-то заглянул на радио. Там артист нашего театра Павел Молчанов стоит у микрофона и читает роль Ленина. Увидел мои новые ботинки и предложил подыграть. Ведущий читает: «Ленин стремительно подходит к окну». И я быстренько чап-чап-чап по комнате. А Молчанов в это время: «Това-ггищи…»

– Правда ли, что вы, курильщик с большим стажем, в один день распрощались с этой привычкой?

– Правда. Курил 43 года, с 14 лет. Бросил со злости на создавшуюся ситуацию. В 1992 году сигареты покупали по талонам. Помню, обошел весь свой район в поисках сигарет и нашел только гродненский «Космос» без фильтра. Психанул и зарекся курить… Несколько дней помучился, а потом и не вспоминал. В «Тате» по роли на сцене мне надо затянуться сигаретой, и я прикуриваю. И всякий раз тороплюсь за кулисы за жвачкой, так мне неприятен сам запах.

– Правда ли, что пишете стихи?

– Теперь уже нет. «Лета к суровой прозе клонят, лета шалунью-рифму гонят». Когда-то мои стихи на смерть Сталина опубликовала могилевская областная газета «За Радзiму». Но вообще я никогда не претендовал на звание поэта, записывал строки для себя, что-то использовалось во время театральных капустников.

– Правда ли, что любите разыгрывать коллег?

– Это тоже в прошлом. Однажды на гастролях Геннадий Гарбук разбил очки, попросил меня сходить в мастерскую и заменить стекла. Я и сходил, но сказал, чтобы одно стекло вставили плюс 3, а другое – минус 3. И рассказал о своей шалости коллегам. Вместе пошли понаблюдать, как Геннадий Михайлович будет примерять очки. Зрелище было очень забавное. Он после этого грозился убить меня…

– А правда ли, что однажды в газете была опубликована информация о вашей с Гарбуком преждевременной кончине?

– Правда. А всё вы, журналисты… Газета Belarus Today написала: «В театре «Вольная сцена» восстанавливается спектакль по пьесе А. Дударева «Вечар» в память об ушедших С. Станюте, Г. Макаровой, В. Тарасове, Г. Гарбуке и Г. Овсянникове». Я, между прочим, даже не был еще назначен в том спектакле на роль Василя… И, как и Гарбук, был в полном здравии. Хотел подавать в суд, но меня отговорили.

– Значит, будете долго жить.

– Я и так живу уже, кажется, на бис.

– Геннадий Степанович, как отметите юбилей?

– В день рождения у меня – «Вечар». А после него посидим с коллегами за чашкой чая. Так что готовлюсь к приятному застолью. Никаких подарков мне уже не надо. Если чего-то еще и хочется в этот день, так только чуть-чуть внимания.

Справка

За 58 лет службы в Купаловском театре Геннадий Овсянников сыграл более 80 ролей. Среди них – Пранцись Пусторевич («Паўлiнка»), Мурашко («Мудромер»), Терешка Колобок («Трибунал»), Наум Приговорка («Идиллия»), Авдей («Страсти по Авдею»), Глушак («Людзi на балоце»), Василь («Вечар»), Завальня («Беларусь у фантастычных апавяданнях»), Ревунов-Караулов («Вяселле»), Собакевич («Чичиков»), отец («Тата»).

Снимался в фильмах «Долгие версты войны», «Батька», «Последнее лето детства», «Пламя», «Обелиск», «Люди на болоте», «Мать урагана», «Зал ожидания», «Свежина с салютом», «Дунечка», телесериале «Каменская. Чужая маска» и других.

Лауреат Государственной премии БССР. Награжден медалью Франциска Скорины, орденом Франциска Скорины. Актеру присуждена премия Президента Республики Беларусь «За духовное возрождение» за 2008 год.

Удостоен диплома победителя фестиваля «Артист конца XX века», приза «Национальное достояние» IV Международного фестиваля моноспектаклей «Монокль», приза «Хрустальная Павлинка».

Комментарии к статье
Добавить комментарий

Владимир

Прекрасный, удивительный, талантливый и самобытный актер, уважаемый Генадий Степанович! В каждой его работе всегда просматривается такой легкий, но убийственно точный юмор.Вчера с большим удовольствием слушал по радио постановку «Страсти по Авдею», где Генадий Степанович сыграл Авдея. Ну, прекрасно сыграно! Хотя судьба Авдея трагична, но нахохотался от реплик, в его исполнении. Хочется ему пожелать главное — здоровья! А будет здоровье, будут новые творческие успехи, будет радость от жизни, будет радость и нам — поклонникам Вашего таланта. Долгих-долгих Вам лет, уважаемый Генадий Степанович!