Митрополит Филарет – Апостол новейшего времени

20 Мар 2015 11:10

Автор:

21 марта исполняется 80 лет Митрополиту Филарету, Почетному Патриаршему Экзарху всея Беларуси. Слово о юбиляре говорит настоятель Всехсвятского прихода протоиерей Федор Повный, который несколько лет служил личным секретарем митрополита Филарета во время его работы руководителем отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата.

Послание апостола Павла к Тимофею 1. Глава 3 (15-16).

Сие пишу тебе, надеясь вскоре прийти к тебе, чтобы, если замедлю, ты знал, как должно поступать в доме Божием, который есть Церковь Бога живаго, столп и утверждение истины.

И беспрекословно – великая благочестия тайна: Бог явился во плоти, оправдал Себя в Духе, показал Себя Ангелам, проповедан в народах, принят верою в мире, вознесся во славе.

Этот гимн во славу Господа Бога красной нитью проходит через жизнь Почетного Патриаршего Экзарха всея Беларуси Митрополита Филарета. Будучи архипастырем Белорусской православной церкви в течение 35 лет, Владыка своей энергией и волей, глубиной веры и молитвы, личным благочестием и нескончаемыми делами утверждал Истину, преданно и нелицемерно служил ей, кропотливо и тяжело созидая крепкий фундамент Церкви.

По пути народной дипломатии

Мне вспоминается тот день и та первая литургия в 1978 году, когда митрополит Филарет прибыл в Минский Свято-Духов кафедральный собор, пришел на единственную в Белоруссии кафедру, которая по всей стране насчитывала всего 360 приходов. Страна переживала времена жестоких заморозков в сфере религиозной жизни общества, когда перед партией была поставлена задача освободить сознание людей от так называемых религиозных предрассудков. Церковь была в тисках государственного аппарата, который полностью лишил ее возможности самостоятельного управления. Белоруссия готовилась стать первой атеистической республикой. Чтобы понять, в каких условиях Владыка начинал свою деятельность в БССР, достаточно привести несколько положений из специального постановления Совета Министров СССР 1961 года «Об усилении контроля за деятельностью церкви». Это отстранение духовенства от административных, финансово-хозяйственных дел в религиозных объединениях, перекрытие всех каналов благотворительной деятельности церкви, обложение священнослужителей непосильным подоходным налогом, ограждение детей от влияния религии и ограничение материальных стимулов духовенства. Единственной точкой соприкосновения интересов государства и Церкви оставался Отдел внешних церковных сношений (ОВЦС) Московского Патриархата. Это была своего рода картинка благополучия в вопросе свободы совести и вероисповедания в Советском Союзе для пристальных взглядов из-за рубежа. Имея за плечами послушание Патриаршего Экзарха Западной Европы и митрополита Минского и Белорусского, Владыка Филарет 14 апреля 1981 года по решению Святейшего Патриарха Пимена и Священного Синода был назначен на должность председателя ОВЦС. Это назначение не было случайным, потому что к тому времени Владыка имел большой опыт работы за рубежом, где часто нужна была официальная дипломатия. Также, когда он был еще ректором Московской духовной академии, частые встречи иностранных делегаций и государственных чиновников в Троице-Сергиевой лавре научили его народной, как говорил сам Владыка, дипломатии. Митрополит взял от светской дипломатии лишь один аспект: умение достигать мира, не поступаясь высшими принципами и сохраняя чистую совесть. В остальном он всегда оставался верным христианской традиции миротворчества, единства, защите исторической памяти и наследия и, главное, христианскому отношению к каждой личности как к образу и подобию Божию.

«Наша сила, сила Церкви была и остается в том, что каждый, – подчеркиваю! – каждый человек по-христиански воспринимается как неповторимая, уникальная, бесценная личность, которая не может не стремиться к осмыслению своей неповторимости во времени и в вечности».

Сколько иностранных делегаций привозил Владыка в Жировичский монастырь, сколько руководителей разного уровня и ранга! И ни один чиновник не остался равнодушным, видя величие и красоту гонимого им мира, испытывая на себе отеческий взгляд архипастыря, любящий и проникающий внутрь потаенных уголков души. Здесь каждый был самим собой, а не одним из миллионов винтиков партийной системы. Люди были благодарны, и в них были посеяны те добрые семена, которые взошли при втором крещении Руси.

«Чудо преображения народа, начавшееся в праздновании 1000-летия Крещения Руси, было закономерным следствием неисчислимой совокупности обстоятельств, которые накапливались годами и десятилетиями», – делился в одном из интервью митрополит Филарет.

Так невидимо действовала народная дипломатия. А официальная дипломатия проявила себя в миротворческом русле Православной Церкви и сосредоточила все свои интеллектуальные, богословские и кадровые силы на консолидации сил Европы и СССР в деле недопущения ядерной войны, угроза которой нависла в те годы над всем миром. Владыка Филарет принимал непосредственное участие во многих миротворческих конференциях, входил в комитеты защиты мира, в 1982 году сопровождал патриарха Пимена на Генеральную Ассамблею ООН. Кроме этой важной миссии, Православная Церковь пыталась находить пути проповеди евангельских ценностей в едином русле с иным религиозным сознанием людей, чтобы жить на Земле вместе в согласии. Участие в богословских форумах позволило развиваться православной богословской мысли и накапливать бесценный опыт отношений с инославными. Этот опыт пригодился митрополиту Филарету в Белоруссии, где 20 процентов населения – католики и во многих городах и селах костел и храм стоят на одной площади. Этот опыт позволил найти золотую середину во взаимоотношениях с Римско-католической церковью в нашей стране и построить созидательный диалог, объединив усилия в решении острых социальных и нравственных проблем общества. Сейчас нашу республику ставят в пример добрых конструктивных межконфессиональных отношений, и в этом большая заслуга Владыки. В его биографии мы увидим огромное количество поездок на международные межконфессиональные заседания, на которых пытались найти общий язык в деле проповеди нравственности, высших человеческих ценностей и мира на земле. К сожалению, люди часто путают межконфессиональный диалог с экуменизмом, хотя ничего общего в этих понятиях нет. Напротив, Владыка считал богословский диалог процессом высокой взаимной религиозной, патриотической, гуманитарной ответственности. Для него это была «нескончаемая летопись поисков Истины в лабиринтах земного мира».

К Владыке, на беседы в Жировичи

Можно только удивляться работоспособности митрополита и лишь представлять ту степень усталости, которую он испытывал в те годы. Под руководством Владыки Филарета находились приходы Западной Европы, Белорусской епархии и ОВЦС. Работал Владыка на ходу – в самолетах, поездах, автомобилях. Бессонные ночи, долгие молитвы и удивительная стойкость духа. С 1980-го началась подготовка к празднованию 1000-летия Крещения Руси, и в 1981 году Владыка стал заместителем председателя комиссии Священного Синода по подготовке празднования 1000-летия Крещения Руси, поэтому вскоре, в 1984 году, он оставил Европейскую кафедру.

Митрополит вспоминает: «В моем личном восприятии председательское послушание в Отделе (внешних церковных сношений. – Прим. авт.) явилось вехой жизни. Во многом оно стало важнейшим инструментом по управлению Минской епархией, потому что московские и европейские связи весьма содействовали укреплению позиций Православной Церкви в Белоруссии».

Именно благодаря этим связям был сохранен единственный действующий монастырь в республике – Успенская Жировичская обитель, которую власть многократно намеревалась закрыть под разными предлогами. Владыка знакомил с древнейшим монастырем Беларуси иностранные делегации. Гости всегда оставались под большим впечатлением от приема, поэтому власти никак не решались на закрытие. Но кроме этого, митрополит Филарет с самого начала своего служения в Белоруссии теплил надежду возродить духовную семинарию в стенах, где она прежде существовала. 16 сентября 1989 года духовная семинария приняла первых студентов своего второго послевоенного возрождения. Но начиналось все гораздо раньше. В начале 1980-х, когда остро не хватало священнослужителей, митрополит Филарет принял решение рукополагать во священники людей без духовного образования, но имеющих призвание служить Богу. Несколько раз в год Владыка собирал новое духовенство, не имеющее опыта церковного служения, на беседы в Жировичи, где он выслушивал проблемы в приходах, разбирал ситуации, часто в присутствии уполномоченного по делам религий и национальностей. На эти встречи приглашались опытные священнослужители, например, среди них был схиархимандрит Иоанн (Маслов). Так священники получали систематический курс по необходимым дисциплинам, и одновременно с этим нарабатывалась база для открытия полноценной духовной семинарии.

Он вникал в мельчайшие административные проблемы, хотя и не был ректором. Он всегда был открыт для общения со студентами. Спустя два года после начала работы, в 1991 году, Минская духовная семинария – первая в Русской православной церкви – перешла на пятилетний срок обучения. В 1994 году состоялся первый выпуск Минской духовной семинарии. Каким он был долгожданным! Празднование 1000-летия Крещения Руси в 1988-м стимулировало небывалый подъем интереса к православию, государство развернулось навстречу Церкви, оно больше не могло сдерживать духовно изголодавшуюся душу народа. Народ увидел свои истоки в Крещении Руси и обратился к родной купели. Стали возрождаться храмы и строиться церкви по всей Белой Руси, организовываться новые епархии. Через год после юбилейного празднования первыми были восстановлены Полоцкая, Могилевская и Пинская епархии. Архиерейский Собор Русской православной церкви, состоявшийся 9–11 октября 1989 года в Свято-Даниловом монастыре, принял определение об образовании Белорусского Экзархата Московского Патриархата.

Единение через покаяние и храмоздание

Уже к концу 1992 года на территории Беларуси существовали 11 епархий. Таким образом завершилось формирование Белорусской православной церкви: она обрела свой статус, синод и самую широкую административную самостоятельность. Но при этом осталась частью Русской православной церкви, с которой неразрывно соединена каноническими и церковно-историческими связями. С принятием титула Патриаршего Экзарха Владыка чувствовал, что его ожидает всепоглощающий труд по возрождению православной веры и становлению Белорусской православной церкви, поэтому попросил снять с него послушание председателя Отдела внешних церковных сношений и вступил в новый этап своей жизни и истории православия на белорусских землях. В годы бурного возрождения православия Советский Союз переживал страшные для народа времена крушения, рождалось новое государство. Поиски самоопределения Беларуси весьма существенно отразились и на жизни Православной Церкви. Над Белорусской церковью нависла угроза раскола. Все чаще стали раздаваться голоса за автокефалию. Но, верный церковному единству и апостольской преемственности, Патриарший Экзарх всея Беларуси остался в лоне Русской православной церкви, понимая, что это спасительное условие церковного устроения в острых и взрывоопасных общественных процессах. Церковь устояла, а за нее удержалось общество и молодое государство. «Единение через покаяние и храмоздание – это действительно то, что способно объединить народ во славу Божию ради спасения Отечества и укрепления Церкви Христовой» (митрополит Филарет). Чтобы укрепить веру православных и развеять чаяния раскольников, Владыка пригласил в Белоруссию Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Визит Его Святейшества состоялся в июле 1991 года, ровно за месяц до путча.

Немало трудов на поприще миротворчества и консолидации общественных сил совершил митрополит, будучи депутатом Верховного Совета с 1990 по 1995 год. Он говорил: «Конституция нашей страны начинается словами «Мы, народ…». И эти первые слова должны быть всегда основаны на предполагаемом единодушии и единомыслии всех членов общества, что на церковном языке и означает слово «соборность». Именно с соборностью неразрывно связано могучее качество державности славянских народов. В этом состоит основа основ государственного строительства. «Мы, народ…» – это краеугольный монолит, и чем плотнее друг ко другу расположены его части, тем надежнее будет стоять все здание». Эта была ключевая идея того непростого времени. В это время Верховным Советом был принят Закон «О свободе совести и религиозных организациях». Владыка принимал активное участие в разработке законопроекта. Это было большое достижение на том уровне взаимодействия государства и Церкви, потому что служило гарантом того, что время гонений больше не наступит. Со временем, когда церковно-государственные отношения обрели более четкую позицию, 31 октября 2002 года была принята новая редакция закона, опять же при содействии Патриаршего Экзарха. Святейший Патриарх Кирилл дал следующую высокую оценку этому документу: «В Республике Беларусь Закон «О свободе совести и религиозных организациях» четко формулирует, что Православная Церковь играет определяющую роль в развитии духовных, государственных и культурных традиций белорусского народа».

Данный закон не только закрепляет право граждан на вероисповедание, но и ограждает государство от неокультовых сект и организаций, которые стали серьезной угрозой обществу в девяностых годах прошлого столетия и начале двухтысячных годов.

Другой стороной общественных преобразований стало самоопределение общества. Возрос интерес к своему прошлому и истокам государственности. На пути к суверенитету белорусское государство отметило знаменательные вехи своей национальной истории: в 1992 году состоялись торжества, посвященные 1000-летию Полоцкой епархии и Православной Церкви на Белой Руси, в 1993 году – празднование 200-летия Минской епархии.

Церковь и государство: вместе?

Эти события подтолкнули научную интеллигенцию к исследованию роли православия и Церкви в становлении нации и государственности. Митрополит Филарет, пользуясь растущим интересом к истории, организовал ряд научных конференций с участием светских ученых и богословов. Тем самым он соединил в сознании светской интеллигенции на то время разнополярные науку и религию. Обращение общества к религии, с одной стороны, привело к духовному подъему, но, с другой стороны, обернулось нежданной опасностью. Поток сект хлынул из-за границы. Религиозное невежество народа могло привести к разрушительным последствиям, поэтому митрополит Филарет в кратчайшие сроки мобилизовал все имеющиеся силы Церкви, сразу же привлек внимание государства к данной проблеме. В небывалых объемах стала издаваться церковная литература. Сначала это были книги Священного Писания, молитвословы и литература, разъясняющая азы православия. Затем вышли в свет труды подвижников Церкви, богословские работы современного духовенства, проповеди. В дефиците были духовно образованные люди, а молодежь интересовалась религией. Поэтому митрополит Филарет 1 октября 1993 года открыл на базе Европейского гуманитарного университета факультет теологии, и Беларусь стала первой из постсоветских республик, где готовились теологи на базе светского вуза. Впоследствии факультет был преобразован в Институт теологии при БГУ и получил государственное финансирование. Его ректором стал сам Владыка. В это время он лично разработал три государственных образовательных стандарта. Затем, в 1996 году, в Беларуси была учреждена Духовная академия, начали работать Витебское духовное училище, впоследствии ставшее семинарией, открылись еще один теологический факультет, Слонимское и Оршанское духовные училища, заработали школа катехизаторов и школа звонарей.

Лучших выпускников духовных школ и факультетов теологии митрополит Филарет активно направлял на обучение за границу, сам организовывал и проводил богословские конференции в Беларуси. В это же время в приходах открывались воскресные школы для детей. Созданная Владыкой система духовного образования оправдала надежды. Сейчас молодое священство пользуется авторитетом у населения наравне с опытным духовенством. Даже старые люди, видевшие лучших духовных светочей Православной Церкви, не отвергают молодых, любят их, ходят слушать их проповеди. Владыка создал деятельную научную и творческую интеллигенцию, придерживающуюся христианской концепции мироздания. Столь уверенная созидательная деятельность Белорусской православной церкви давала видимые результаты в укреплении духовно-нравственного сознания общества. Государство стало осознавать, что без Церкви оно не справится с социальными проблемами, которые стали приобретать новые очертания. Общество искало способы искоренения преступности, культа насилия и вседозволенности, пути борьбы с наркоманией и опасными болезнями. 2 июня 2003 года премьер-министр Беларуси Г.В. Новицкий и Митрополит Минский и Слуцкий Филарет, Патриарший Экзарх всея Беларуси, подписали соглашение между Белорусской православной церковью и Республикой Беларусь. Согласно положениям этого не имеющего прецедента в истории страны документа, белорусское государство признало роль Православной Церкви как одного из важнейших социальных институтов, оказывающих существенное влияние на формирование духовных, культурных, национальных традиций. В свою очередь для Церкви институт государства выступил гарантом сохранения и преумножения православных традиций.

Чистотой своей жизни и веры

Сейчас в Беларуси монахи подвизаются в 20 женских и 14 мужских монастырях. Уже забылись те времена, когда, не имея денег, Белорусская православная церковь выкупала у государства Полоцкий Свято-Евфросиниевский монастырь, и то, в каких условиях жили насельники во вновь открывающихся монастырях. По всей стране каждое воскресенье совершается Божественная Литургия более чем в 1.500 приходах, где служат более 1.600 священников. При каждом приходе есть воскресная школа, богатые библиотеки духовной литературы. Каждый приход занимается миссионерской и социальной деятельностью. Теперь, когда позиции Православной Церкви в Беларуси прочны, она может широко развернуть начатую митрополитом социальную, миссионерскую, миротворческую деятельность. Теперь каждый человек может трудиться над созиданием Церкви, общества и своего государства. И именно Владыка соединил и сделал нераздельными в умах белорусов эти три понятия, он указал верный путь для самоопределения белорусского народа в поисках суверенитета и самобытности. Белорусская церковь при митрополите Филарете обрела свой национальный колорит. Владыка с самого начала управления Белорусской епархией установил празднование Собора Белорусских святых, постепенно извлекая из тени истории новые святые имена, и с их молитвенной помощью созидал православие в Беларуси. Патриарший Экзарх инициировал перевод Священного Писания, деяний апостолов, церковных служб и молитв на белорусский язык. Сейчас есть храмы, где звучит родная мова. Церковь обрела силу и во весь голос может заявить свое несогласие с кощунствами нашего времени, теперь как никогда она может объединить свои усилия на защиту нравственности и духовности. И если она будет это делать в лице каждого из нас – мир изменится.

Охватывая мыслью жизнь Его Высокопреосвященства, удивляешься, как много может сделать один человек. Но и представляешь, сколько нужно сил, чтобы жить в каждодневной суете, неизбежной для служения архиерея и весьма тяжелой для монаха, которым епископ всегда остается. Владыка говорит, что «в такие минуты слова Псалмопевца укрепляют сердце, а будничная суета обретает высокое значение и непреходящий смысл: «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу» (Пс. 113: 9)».

Митрополит Филарет – апостол новейшего времени, который чистотой своей жизни и веры хранит апостольское предание, проповедуя Христа Воскресшего и вознесшегося во Славе.

«Время лучше всякого эксперта расставляет все точки над «і». Но мы не можем благодушествовать и ждать объективного суда истории. Мы должны свидетельствовать истину сегодня, каждое мгновение своей жизни, дабы не постыдиться, будучи призванными потомками на этот суд».

Комментарии к статье
Добавить комментарий