ГЛАЗА В ГЛАЗА. Руководитель не выдержит испытания властью, если он слаб

26 Мар 2015 11:34

Автор:

Блог автора

В проекте агентства «Минск-Новости» – известные люди с неравнодушным и откровенным взглядом на происходящее и на себя. Наш сегодняшний собеседник – председатель Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь Михаил Мясникович.

С гражданской ответственностью

– В разные годы вы – руководитель Администрации Президента, Национальной академии наук, правительства, сегодня – Совета Республики. Наверное, непросто ответить на вопрос, какой период жизни вы сами, Михаил Владимирович, считаете наиболее интересным?

– Мне действительно кажется, что все они хороши по-своему. Некоторые упражняются: вот если бы представилась возможность прожить жизнь второй раз, может, пережил бы ее заново и по-другому. Значит, плохо работал, значит, недобросовестно относился к своим обязанностям, если утверждаешь, что хотел бы жить по-другому.

– В нынешней должности, которую некоторые для вас посчитали «почетно-пенсионерской», вы не только не сбавили жизненных оборотов, но, кажется, и прибавили. Высокие встречи, совещания, командировки, выезды на предприятия…

– Если видишь, что твои усилия, опыт могут принести какую-то пользу, надо действовать. Заниматься обломовщиной – не мое. Тем более что есть соответствующие высокие поручения. Очень много вопросов, которые невозможно разделить: твои они или чьи-то другие. Они – государственные. Если человек уходит от злободневных вопросов, у него, наверное, не совсем зрелая гражданская позиция. Совершенно не правы те, кто считает, что мои действия подрывают чей-то авторитет, я зашел на чужое поле –правительственное… Вообще, при рассмотрении и решении многих серьезных вопросов сложно провести какую-то границу компетенции. Тут может быть коллективный подход, должны использоваться коллективная выработка решений, мозговой штурм, если хотите. Тогда и ошибок будет меньше. Замечу, что у нас с Андреем Владимировичем Кобяковым нормальные доверительные отношения, и я очень уважительно отношусь к решениям, которые принимаются Правительством в нынешней непростой ситуации.

– Непростая ситуация… Она ведь не только наша, правда?

– Действительно, возникшие трудности не у нас зародились, они пришли извне. И мы, как страна с открытой экономикой, не могли не почувствовать изменения, которые произошли у нашего главного торгового партнера, России. Только за счет изменения цен на нефтепродукты Беларусь, по самым скромным подсчетам, может потерять в текущем году около 3 млрд долларов экспортной выручки. Это огромные средства, а причины от нас не зависят. Что такое 3 млрд, если бюджет всей страны 22 млрд долларов?.. Или торгово-экономические отношения с Украиной, нашим вторым торговым партнером. Одна волна девальвации, вторая, в гривнах расчеты давно уже не идут. Учитывая, что цены на рынках наших торговых партнеров существенно отстают от темпов девальвации их национальных валют, все это означает потери для экономики Беларуси. Страна, у которой более 60 % промышленной продукции и половина продовольствия идет на экспорт, не может не чувствовать этих потерь. Соответственно, нужно как оптимизировать бюджетные расходы, так и быть экономными на уровне домашних хозяйств. Поэтому, полагаю, мы должны уважительно относиться к тем решениям, которые сегодня принимают правительство и Национальный банк, и всячески содействовать, чтобы они были реализованы в полном объеме.

С некоторыми молодыми толковыми экономистами я разошелся в точке зрения на масштабы кризиса. Они считают, что это не мировой кризис. Я полагаю, что конец 2014-го – начало 2015-го – время если не глобального, то, по крайней мере, регионального кризиса. Посмотрите: в процесс втянуты ведущие державы. Кроме потрясений денежно-кредитной политики, вводят такие политические методы, как санкции. Это уже точно кризис. Как по масштабу, так и по последствиям. Кризис отношений, в том числе межгосударственных, гуманитарные проблемы. В нашей ситуации нам приходится корректировать внутреннюю и внешнюю торговую политику. И это делается. Преобразования проводятся спокойно, решения принимаются адекватные. Нет никаких шараханий. Значит, мы уверены в своих силах, политических и экономических. Да, в это время решения должны приниматься быстро. Как на государственном уровне, так и на уровне организаций. Руководитель предприятия, отрасли должен обладать качествами, позволяющими ему не бояться брать на себя ответственность, особенно в это время. К сожалению, у многих присутствует боязнь, нет должной решительности. Это плохо, страдает дело.

Принятию решения предшествуют согласования. Некоторые инстанции уклоняются от принятия положительного решения. Понятно, согласовав, должностное лицо становится соучастником и должно отвечать. А если дал обтекаемый ответ или вообще не согласовал, то и спроса нет. В этом плане страдает качество того или иного управленческого решения. Не зря же есть шутка про арабского скакуна, который после долгих согласований превращается в двугорбого верблюда (смеется).

И все же, при всей критике бюрократии экстремизма не должно быть. Экономисты правильно считают, что каждое решение должно содержать раздел оценки последствий. Также публичные люди должны осознавать свою гражданскую ответственность за сказанное. Только дураки могут радоваться трудностям. Кстати, беспроигрышная ситуация – критиковать действия других, когда самим сказать и предложить нечего.

 

Хозяева у себя в стране

– «Наше государство состоится только тогда, когда произойдет идейное объединение нации». Это ваши, Михаил Владимирович, слова, произнесенные почти двадцать лет назад и вынесенные в заголовок статьи главной газеты страны. На ваш сегодняшний взгляд, насколько это объединение уже произошло?

– Должен сказать, что Республика Беларусь состоялась как государство, сформировалось белорусское гражданское общество. И совершенно не правы те, кто утверждает, что у нас что-то не так. А главное – нет той неопределенности, которая мучила каждого из нас 20 лет назад. Вот в этом – ценность достигнутого, в этом – стабильность. У китайцев есть такое проклятье: «Чтоб ты жил во время перемен!» Для белоруса перемены – это, наверное, еще большее несчастье, чем для китайцев. Реформы, безусловно, нужны, потому что меняется общество и меняются люди. Но они должны носить эволюционный, а не революционный характер. Революции, мне думается, неприемлемы для нашей белорусской сути.

– И все же, как и 20 лет назад, самый актуальный вопрос нашего общества – сохранение независимости страны. Вы согласны?

– Независимость – это главное. Быть независимыми – значит ощущать себя хозяевами в своей стране и иметь право голоса, гражданские права, знать и чувствовать, что ты дома. Правда, принимаем мы это часто как должное, естественно-привычное. Но, наверное, это и есть то естественное чувство гражданина, который живет в своей независимой стране. Мы иногда не задумываемся, как живется нашим людям, которые переехали в другую страну в силу различных обстоятельств. Однажды эту тему я обсуждал со своим знакомым, который сказал (а в жизни и прочувствовал на себе): «Миша, не путай туризм с эмиграцией, это совершенно разные вещи». В своей стране мы хозяева, живем в нормальных условиях и пользуемся всеми гражданскими свободами. Воспринимаем это как данность и уверены, что так и должно быть. Как воздух. Нормальная, стабильная и не угрожающая жизни обстановка. Когда же что-то происходит, с чем сравнивать? Раньше мы говорили: где-то далеко, в арабском мире, дальних государствах – война, гражданское противостояние. И неожиданно увидели: совсем рядом с нами, в Украине, практически идет настоящая братоубийственная война. Думаю, очень многие белорусы задумались о том, что такое мир и спокойствие. И по-другому стали относиться к жизни и ценить мир. А так все было естественно: ходим на работу, не боимся за свою жизнь и безопасность, голосуем и принимаем решения. У нас ведь нормальные взаимоотношения между властью и обществом, между людьми в трудовом коллективе, и это привычная среда. Говоря философским языком, это уже переход количества в качество. Качество жизни. А какое другое должно быть мерило для оценки независимости, если мы свободны во всех отношениях, у нас имеются все институты гражданского общества, есть социальная защита? Поэтому, когда мы говорим, что Беларусь состоялась как суверенное государство, надо обязательно осознанно перечислять все эти составляющие.

 

«При жизни бы успеть, а не в прощальном слове…»

– Мало кому удается пройти жизненный путь без падений, при этом самое трудное, наверное, уметь справляться с собой. Вам, Михаил Владимирович, приходилось спотыкаться и справляться?

– Если скажу «нет», вы, наверное, не поверите. Всякое было. Мне на ум приходит высказывание одного из древних философов, что человек по своей природе глуп, ленив и не склонен к наукам. Так вот, хотел бы продолжить: все, что мы имеем, это насилие разума над плотью. Поэтому чем больше это насилие, тем меньше в жизни кочек.

– Ваша недавняя поездка на 150-летний юбилей родной школы в Несвижский район – это зов души?

– Чем старше становимся, тем сентиментальнее. Родной школе, наверное, благодарен не только я. Что она заложила в свое время, то человек и имеет в активе на всю оставшуюся жизнь. Особенно в конце 1950-х – начале 1960-х. Информации – дефицит, образовательный уровень сельских жителей –понятно какой. Мои учителя тогда были не просто педагогами, а наставниками жизни. Нам, детям, они посвящали массу неурочного времени, на велосипедах мы вместе объездили весь родной край, нас возили в Москву, Ленинград. Может, поэтому учитель и был на той высоте, о которой так много говорят сегодня…

– Мне интересно: часто ли к вам обращаются за советом?

– Откровенно говоря, сторонюсь и даже боюсь людей, которые говорят, что всё знают. Всё знать невозможно. Если человек обращается за советом, чтобы сопоставить его со своим мнением, – это нормально, всегда был и по-прежнему готов выслушать, изложить свою позицию… Не скрою, не по душе, когда приходят за «советом» вместо принятия собственного решения, чтобы потом, если что-то не получится, сослаться на тебя же. Мол, посоветовали… Разные бывают советы и совещания. Работая в правительстве, приходилось сталкиваться с тем, что ответственное лицо не сомневалось: будете делать так, потому что я начальник. Я не против применения властных полномочий, но ссылка на должность не есть веский аргумент. Если обращения за советом вне пределов твоей компетенции, надо уметь это признавать и спокойно говорить: не знаю.

– А власть действительно портит людей, Михаил Владимирович?

– Как только человек перестает работать самостоятельно, а начинает властвовать, тогда власть портит. Недаром ведь говорят про испытания огнем, водой и медными трубами. Вот эти «медные трубы» в лице льстецов, подхалимов, интриганов, всяческих приспособленцев могут наделать много беды, могут сломать. Руководитель не выдержит испытания властью, если он слаб. Но у нас в стране, считаю, никому не позволено расслабляться. И это правильно.

Лев Николаевич Толстой (недавно читал о его последних днях жизни) вывел любопытный закон дробей. В числителе – цифра, на которую общество оценивает человека, а знаменатель – как он сам оценивает себя. Чем выше итоговое значение, тем лучше для человека и общества.

– «При жизни бы успеть, а не в прощальном слове… Коль помыслы чисты, звоните и пишите – со словом доброты не опоздать спешите». Это пронзительные строки народного поэта Рыгора Бородулина. Слово доброты сегодня у многих в дефиците, но, насколько мне известно, не для вас…

– Может, это выглядит несколько нескромно, но по жизни я мягковат, чувствую это, и Президент меня часто критикует за лояльность. Но присутствует надежда на то, что люди, с которыми ты работаешь, поймут, что им надо лучше вести себя и лучше работать. Приходится тратить много времени и сил для убеждения. До одних доходит, до других – нет.

О столичном лоске и личном патриотизме

– Несколько лет назад в выпуске «Вечернего Минске», посвященном празднику города, вы заметили, что градостроителям надо непременно оставить свободные территории для следующих поколений, которые захотят потом построить в столице что-то свое. Справедливо. Но сегодня много говорится и о необходимости придания лоска столице, вы с этим не спорите?

– Наша столица, которой справедливо восхищаются иностранцы и мы, действительно должна быть столицей. Здесь три главные задачи: грамотные архитектурно-планировочные решения, высокий уровень художественного оформления и непосредственно содержание городских территорий. С Андреем Викторовичем Шорцем, руководителем Мингорисполкома, мы обсуждали эти темы, у него есть их четкое видение и понимание. Думаю, столичной власти под силу решение таких вопросов. Моя субъективная точка зрения: некоторые городские территории надо грамотно дозастраивать уже сегодня. В первую очередь назову территории на пересечении проспектов Победителей и Машерова, зоны у Дворца спорта, у площади Государственного флага, возле бизнес-центра «XXI век». Не совсем удачны решения заполнения зон у Футбольного манежа, в жилом районе Сокол. Уже сегодня можно сказать, что здание торгового центра у Национальной библиотеки надо было расположить иначе. При этом в городе много великолепных архитектурно-градостроительных решений – тот же проспект Дзержинского, жилой район Уручье, часть Зеленого Луга…

Мне представляется главным, чтобы архитектурная застройка Минска перестала зависеть от мнения отдельных архитекторов, авторов тех или иных проектов, пусть даже авторитетных. Во главе всех решений должен быть целостный взгляд на архитектурно-художественный облик столицы.

– Мы много размышляем о любви к Родине, о патриотизме. Так много, что иногда перестаем ощущать смысл этих понятий. Что значат они для вас, Михаил Владимирович?

– Полагаю, патриотизм – это не только бросок в атаку или клятва перед товарищами по оружию. Как человек публичный, понимаю, что меня каждый день оценивают люди, руководство страны, да и я сам. И потому без всякой высокопарности: патриотизм для меня – это безусловное и добросовестное выполнение своих профессиональных и гражданских обязательств.

Еще материалы рубрики:

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Геннадий Давыдько: «Меня все трогает, волнует, ершит»

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Анатолий Ярмоленко: стараюсь соответствовать званию почетного гражданина Минска

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Вадим Гигин: на телевидении журналист не может находиться в зазеркалье

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Неравнодушный директор гимназии

Комментарии к статье
Добавить комментарий