Про афганские льготы и Афган

26 Мар 2015 07:43

Автор:

Блог автора

Обычно о той войне вспоминают в канун 15 февраля – очередной годовщины вывода наших войск из Афганистана. Но так получилось, что мне, непосредственному участнику боевых действий в ДРА, напомнили о том в неурочное время – в конце марта.

А случилось вот что. На входе в метро я по привычке протянул дежурной свое удостоверение, наличие которого дает право на бесплатный проезд в общественном транспорте. И услышал за спиной: «Захребетник! Я сорок лет на фабрике отпахала, вышла на пенсию и все равно за проезд платить должна. Несправедливо…»

Что ж, давайте разберемся.

Про ввод советских войск в Афганистан мне впервые довелось услышать еще в декабре 1979-го. Я служил тогда в 94-й гвардейской мотострелковой дивизии Группы советских войск в Германии. Среди офицеров обсуждался один вопрос: писать ли рапорт об отправке туда добровольцем. Не скажу, что поменять уютный Шверин на неведомую азиатскую страну рвались все, но добровольцев было много. Правда, никто толком не мог объяснить, чем заняты наши войска за Гиндукушем и что из себя представляет сам Афган. Но постепенно в центральной прессе стали появляться материалы о том, что наши десантники занимаются плановой боевой учебой, не забывая попутно помогать дружественным дехканам очищать арыки, строить школы и сажать цветники. Помню большой снимок на первой полосе «Красной звезды» — главной газеты Министерства обороны. На нем были изображены мои коллеги – военные журналисты-дивизионщики за выпуском очередного номера газеты в полевых условиях. На первом плане – Григорий Соколовский, который значительно позднее станет моим сослуживцем в белорусской окружной газете «Во славу Родины», а потом и ответственным редактором этого издания.

В общем, тема рапортов как-то сама собой постепенно сошла на нет.

Второй раз Афган напомнил о себе осенью 82-го. Служил я в то время уже в Бердичевской 117-й танковой учебной дивизии Прикарпатского военного округа. Возвращаясь однажды со службы, обратил внимание на группу женщин возле подъезда нашей пятиэтажки, где наша семья снимала квартиру. Подошел, поинтересовался, что происходит.

— Капитана-пограничника хоронить привезли. Погиб в Афганистане.

Что за чушь, думаю, где граница СССР, где тот Афган! Что там делать пограничнику? Да и войны там никакой нет. Наверное, что-то напутали дамочки…

А через полгода я уже сам ступил на взлетку кабульского аэродрома, вдохнул впервые раскаленный воздух. Вскоре уже знал и про границу, которую защищали погранцы в тысячах километров от Союза, и о том, чем на самом деле занимаются «за речкой» десантники, летчики, мотострелки и танкисты. Почему нашу 108-ю баграмскую дивизию прозвали бронекопытной – ответ пришел сам после первых же двух-трех рейдов по горам и вдрызг разбитых новеньких берцев.

Много про что знал уже бывалый воин-интернационалист. Только не про то, что на родине он не защитник страны от мирового империализма и ползучей исламской контрреволюции, а едва ли не бандит, криминальный элемент. Выяснилось это во время отпуска после перенесенного гепатита.

Супруга тогда попросила разобраться, почему ее перестали пускать в штабной магазин, где в те откровенно голодные для всесоюзной житницы годы можно был раз в неделю приобрести граммов триста полукопченой колбасы и кусок небритого сала с тоненькими мясными прожилками. Как оказалось, распоряжение об исключении моей семьи из соответствующего списка отдал начальник политотдела.

— Да вы там деньги лопатой гребете, дубленки чемоданами возите! Небось, не сдохнут твои с голоду, перебьются, — заявил мне полковник, по долгу службы призванный нести в массы военнослужащих и их семей все доброе, разумное, вечное.

Не сдохли, выжили на посылках из Минска, которые детям и жене отправляли мои родители.

Про льготы, про бесплатный проезд в то время вообще речи не было. Послала Родина воевать, значит, так надо, на то и присяга существует.

А еще очень хорошо помнится разнос, который учинил мне уже в Минске летом 1985-го полковник-кадровик, принимавший у меня предписание об откомандировании капитана Ерошенко из 40-й армии Туркестанского военного округа в распоряжение округа Белорусского. Сам полковник был одет в отлично скроенный отутюженный мундир, но почему-то в лаковых неуставных туфлях и красных носках! Кто служил, тот знает, о чем это я.

Мой изрядно поношенный китель и не очень свежие, но уставные ботинки ему очень не понравились. Слова лились из полковника, как песня. Но маленьким детям и воспитанным барышням значения тех слов лучше не знать.

Сейчас уже трудно установить, кто первым произнес фразу «Я вас в Афганистан не посылал», но у тылового начальства всех рангов во внутренних, европейских округах она была в ходу повсеместно. Мы-то мечтали, что нас примут дома пусть не как героев, а просто как честно выполнивших свой долг солдат и офицеров. Да и  постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР об установлении льгот для участников афганских событий было уже подписано. Еще Андроповым.

Но не тут-то было! Каких только гадостей не бросали в адрес афганцев. Квинтэссенция всего того – книга нашей известной писательницы, собравшей под одной обложкой все сплетни, слухи и откровенные небылицы про Афган. Даже памятник погибшим на той войне воинам долго не давали установить в столице толерантной Беларуси. В лучшем случае предлагали Чижовское кладбище. Но при предъявлении удостоверения в транспорте даже тогда не оскорбляли.

Слава Богу, перестроечная антиафганская истерия постепенно потеряла остроту. Но не исчезла совсем. Нет-нет, да и приходилось на официальных мероприятиях, посвященных афганским датам, слышать покаянные слова о преступных ошибках советского руководства, о позорности нашего участия в боевых действиях на территории чужого государства. То есть, с одной стороны, афганцы вроде бы выполнили свой воинский долг, причем с честью, и теперь им нести знамя патриотического воспитания подрастающей молодежи. А с другой, война та была какая-то неправильная, не за свою Родину ведь сражались…

А за чью же?

Четко и недвусмысленно о том, что афганские события не были ни ошибкой, ни преступлением, заявил в феврале 2015-го года российский президент.

— Власти СССР ввели войска в Афганистан, пытаясь купировать реальные угрозы, — сказал Владимир Путин на встрече с представителями ветеранских организаций. – Тогда в Афганистане наша страна, вы, прежде всего, столкнулись с тем, что сегодня называется политическим исламом; тогда только зарождались экстремистские организации, которые искусственно подпитывали со стороны.

— Сейчас, когда годы проходят и когда становятся известными все больше фактов, мы понимаем лучше и лучше, что послужило тогда поводом и причиной для ввода советских войск в Афганистан, – подчеркнул Путин.

Золотые слова! Только где же вы были раньше, Владимир Владимирович? Ну, хотя бы в свой первый президентский срок. Может быть, их услышали бы те мои боевые товарищи, которые продолжают до времени уходить в мир иной, может, не было бы так горько тем, кто приходит на их могилы, — матерям, женам сыновьям и дочерям?

Но все равно, спасибо.

А льготы? Мне за них не стыдно. Ведь пенсионерка, бросившая в мой адрес обидные слова, судя по всему, не отправила воевать своего мужа или сына. Знала, что никакой бесплатный проезд не вернет их с того света.

 

.

Комментарии к статье
Добавить комментарий