«А я… всегда рядом». Ангел-хранитель Василия Раинчика

03 мая 2015 12:00

Автор:

Блог автора

Лучше всего о мужчине, наверное, расскажет его женщина. Особенно если мужчина – личность творческая.

В этом убеждена и Ирина Цветкова – пианистка и композитор, но все же более известная как жена бессменного руководителя «Верасов» народного артиста Беларуси Василия Раинчика.

– Ирина, вашему мужу в марте исполнилось 65 лет. На ваш взгляд, его еще может что-то удивлять?

– Вот уже 44 года мы с Василием живем, и мне с ним не было скучно ни одного дня. Поэтому, скорее, я все время удивляюсь его безудержной энергии (улыбается). Жизнь преподносит нам каждый день столько интересного, что соскучиться просто не получается!

– А вас он удивляет?

– Иначе я бы с ним столько лет не прожила! Удивляет своими способностями, талантом. А в быту радует, когда… чистит рыбу и картошку. Знаете, иногда он может задуматься и принести мне целое ведро очищенного картофеля. Сейчас я все чаще стараюсь вытянуть его на природу, чтобы он немного отключался от работы. Вася ведь самый настоящий трудоголик. Но и за городом он удивляет меня не меньше! Что-то строгает, пилит, недавно вот лестницу починил… Могу и его мобильный телефон выключить, если вижу, что ему нужен отдых. Признаюсь, больше любим выезжать за город вдвоем, нежели со всей семьей, но бывает, и объединяемся.

– Как-то вы сказали, что талантливому человеку можно простить всё…

– Потому что талант – это крест, данный человеку Богом. И если уж наделен Василий такими способностями, то надо охранять и помогать ему развить талант, не испортить. Поэтому все другое, что он творит нехорошего, нужно прощать. Иначе не было бы того Раинчика, который всем известен.

– Вы познакомились с Василием Петровичем в консерватории, сразу привели домой, и он тут же поразил своей игрой на фортепиано ваших родителей. А когда поняли, что жизнь с таким человеком будет непростой?

– Я достаточно быстро «протрезвела», признаюсь честно, эйфория от его музыки несколько улетучилась. Когда в семье живут люди одной профессии, это очень трудно. Идет постоянная работа мозга, бесконечные разговоры о музыке и дома, и на работе. А хочется выйти в чистое поле и просто подышать! Думаю, для семьи все же лучше, чтобы профессии были разные. У нас ведь и сын музыкант, зато внук, к нашей радости, не будет музыкантом, ему больше нравится фото- и видеосъемка (смеется).

– Был все-таки ансамбль «Верасы» в вашей жизни… Или он был и есть в жизни Василия Петровича, а вам приходилось и приходится с этим мириться?

– В идеале я видела Раинчика композитором, маэстро и пианистом. И был даже период, когда я противилась его ежедневному пристальному вниманию к «Верасам». Говорила: у тебя есть фортепианные концерты, кантаты, настоящая классическая музыка. Что тебе эти «умца-брюнца»! При этом нас постоянно подкалывали классические музыканты, мол, как же мы «до этого докатились – на сцене в свистульку дуть», имея в виду песню «Малиновка»… Но жизнь диктует свои правила. Ведь, согласитесь, надо было не только творить, но и жить на что-то. Тут стоит отдать должное Васе: никогда не имела проблем с деньгами. Петрович успевал всё.

– Ваше личное отношение к новым «Верасам»?

– «Верасы» – это явление в белорусской культуре, через коллектив прошли больше шестидесяти артистов, певцов, музыкантов. Для меня «Верасы» – это известный бренд, который обязан иметь будущее. Мы знаем много коллективов, которые до седых волос работают вместе. Но это относится больше к року. А наша группа должна быть все время молодой, выглядеть и благоухать, как свежие цветы. Да и название обязывает. «Верасы» – это цветы, а цветы хороши тогда, когда они цветут. А если отцвели, то это уже нечто другое. К примеру, есть известные группы «Земляне» или «Крематорий». С такими названиями можно работать очень долго, до самого конца (смеется).

– И вы уверены, что можно со старыми песнями вновь и вновь входить в музыкальную реку?

– У нас есть много таких примеров. Возьмите легендарную композицию «Любви прощальный бал», которая появилась около 40 лет назад. Прошлым летом к нам приезжала из США замечательная певица Валентина. Она работала в «Верасах» 18 лет назад, правда, совсем недолго. В Молдавии, откуда она родом, началась война, и ей пришлось срочно уехать. Валя бесподобно спела эту песню с новой аранжировкой на английском языке. И это уже вступить дважды не в одну реку, а скорее в океан. Что касается песен коллектива, то нашим молодым артистам очень нравятся творчество «Верасов», их красивые мелодии и всегда замечательные стихи, наполненные глубоким смыслом. А еще в них есть душа и особая энергетика. Сейчас так, увы, уже никто не пишет.

А мы в год 70-летия Победы с ребятами специально подготовили концертную программу, где наши молодые артисты поют о войне и мире, затрагивают очень глубокие чувства, а ведь они совсем молоды – троим всего по 20 лет и одному 25. Надо же им прививать хорошее, доброе, вечное и в некоторой степени даже их воспитывать. И юные «Верасы» не сопротивляются, им нравится всё: организация, коллективизм, доброта и взаимопомощь. К сожалению, эти качества сейчас в творческой среде уже редкость.

– Недавно была презентация новой песни Василия Раинчика на слова Леонида Прончака «Цветы Великой Победы». Прочите ли вы ей славу?

– Предсказывать появление хитов – дело неблагодарное. У каждой песни своя дорога, порой и «абы что» залезет в голову и становится популярным. И также совершенно незаслуженно хорошее произведение может не прозвучать… Что касается новой песни… Подождем оценки слушателей, зрителей. А песня нравится и профессионалам, и обычным людям, ведь это самый настоящий праздничный молодежный марш. Особенно ее полюбили дети. Родители нам говорят, что детишки даже лучше едят под эту песню и с удовольствием маршируют по квартире с криками «победа!» и «ура!». Нам уже звонят отовсюду, и мы всем бесплатно предоставляем минусовку и ноты песни. Детские и хоровые коллективы хотят ее петь. Оркестр МВД также собирается исполнить.

– Действительно ли женское терпение строит семью?

– Это главное. И надо не один раз себя перебороть, чтобы вытерпеть. Есть и другие семейные секреты. Надо меньше говорить и больше молчать. Наблюдать и делать что-то полезное. Для дома, для семьи, для себя.

– А какие вы с Василием Петровичем бабушка и дедушка?

– Я обожаю внука и, конечно, делаю для него все, что могу. По-моему, он отвечает взаимностью. Всегда придет, поцелует, скажет спасибо, хотя такой верзила – почти два метра вымахал. Ему 18 лет, учится на оператора в Академии искусств… Дедушка тоже очень любит его, но не кричит об этом, держит всегда дистанцию.

– Ангелом-хранителем композитора быть…

– И трудно, и легко, потому что это мое личное желание, моя любовь и моя жизнь. В быту Василий Петрович – маленький ребенок, порой абсолютно беспомощный. Недавно пришлось уехать одной на концерт (обычно мы ездим вместе), а он мне звонит и признается: «Ира, мне так грустно и скучно. Я только сейчас понимаю, что ты для меня!» Он дома как слепой, ему нужен поводырь.

– И что же композитор Ирина Цветкова принесла в жертву?

– Скажу так: бывают моменты, когда мы с мужем начинаем творить вместе. Что-то я ему сыграю, он подхватит. И вот оно – совместное творчество! Но я, безусловно, отдаю ему приоритет как автору. И претензий потом не имею (смеется). Он более известный, пусть ему будет вся слава, а я… всегда рядом.

Жданович_5771 copy

Комментарии к статье
Добавить комментарий