Живем и помним

08 мая 2015 11:07

Автор:

Блог автора

Помню, как 9 Мая, раскачиваясь на качелях во дворе, я наблюдала за возвращающимися с парада ветеранами – нарядными бабушками и дедушками с наградами на праздничных одеждах. Это был 1980-й год, 35-летие Великой Победы…

Сегодня, спустя три с половиной десятилетия, я понимаю, какими же еще молодыми, даже не пенсионерами, были они тогда!  Как много их было среди нас! И когда в праздничные дни ветераны торжественно шли по главному проспекту столицы, звон медалей заглушал все остальные звуки большого города. А для нас, детей, война была не абстрактным понятием, а вполне реальным и близким событием потому, что практически в каждой семье живы были ее участники – бабушки и дедушки, способные от первого лица рассказать о происходившем, поделиться пережитыми чувствами.

Так о первом дне Великой Отечественной мне рассказывала бабушка, жившая в деревне неподалеку от Гродно и своими глазами видевшая армады вражеских самолетов, летевшие бомбить города нашей республики и близкий Щучинский аэродром. Про  оккупацию Минска и о том, как  горожане встречали  советских воинов в июле 44-го, я узнала от тети, она в войну была подростком, и семья их пережила в городе все эти страшные дни. А от ее ровесницы Изабеллы Брегер услышала страшные подробности из  жизни минского гетто, на границе с которым, рядом с  сегодняшним памятником «Яма», стоял дом родителей  Изабеллы Иосифовны.  Желанным гостем в нашем классе был дедушка моего одноклассника, прошедший войну летчик-истребитель Антонио Ариас, испанец по национальности, участник боев с фашистами в родной стране и в Беларуси. А про освобождение Минска, День Победы и жизнь послевоенной Германии рассказывал мой дедушка Сергей Михайлович Авринский, освобождавший в 1944-м белорусскую столицу, а затем дошедший до Берлина и написавший на стенах рейхстага: «Мы из Сочи!»

Эти личные впечатления поневоле побуждали к поискам общей информации. А поскольку тогда, 35 лет назад,  не было Интернета «в каждом утюге», на помощь приходили книги. Посылом для прочтения  многотомной «Блокады» Чаковского для меня в свое время стала информация о том, что фамилия первой учительницы моего двоюродного брата была Бесфамильная. Осиротевшее дитя блокады, детдомовка, она не знала даже своей фамилии. Своеобразным учебником военной истории были для нас  «Живые и мертвые» Симонова.  От корки до корки проштудировал воспоминания маршала Жукова мой брат-подросток.

И вот буквально на днях коллега озабоченно поделился наблюдениями: «Тебе не кажется, что интерес к истории Великой Отечественной угасает? Что увлечь молодежь можно лишь рассказами о конкретных судьбах?»

Что ж, возможно. И причиной тому становится, на мой взгляд, отнюдь не ограниченный кругозор современной молодежи. Популярность «глобальных» произведений прошлых лет объясняется тем, что мое поколение стремилось обобщить личностные рассказы переживших войну родственников и знакомых. Тем более что не все факты истории были оценены своевременно. Далеко не сразу был признан подвиг защитников Брестской крепости, годы ушли на то, чтобы оценить по достоинству заслуги минских подпольщиков, и только спустя три десятилетия после Победы Минску было присвоено звание города-героя.  Сегодня информационные технологии сделали доступными многие исторические материалы,  но  ушли из жизни наши дорогие дедушки- ветераны, и уже их  рассказов остро не хватает тем, кто стремится всесторонне познать историю. Может, именно поэтому моя дочь-подросток после поездки в Петербург засела читать не «Блокаду» Чаковского, а «Балтийское небо» Николая Чуковского и «Двух капитанов» Каверина – книги, в которых исторические события преподносятся нам через судьбы конкретных людей. И именно после этого для нее ожили и сохранившаяся на Невском проспекте табличка «При артобстреле эта сторона улицы наиболее опасна», и установленный в Кронштадте памятник рыбке-колюшке, спасавшей жизни людей, оказавшихся на островке, отрезанном не только от Большой Земли, но и от самого Ленинграда.

На мой взгляд, интерес молодежи к Великой Отечественной не угасает. Просто  старшему поколению нужно направлять  его в нужное русло, находить и подсказывать то, что привлечет внимание подрастающих граждан нашей страны. Делаем ли мы это? Безусловно, повторюсь,  но в том, что географию и историю всевозможных злачных мест  наши дети знают намного лучше географии и истории родной страны, повинны в первую очередь взрослые. На примере класса своей дочери я неоднократно рассказывала о том, что, прекрасно изучив дорогие столичные  дискотеки, шестиклассники до сих пор не были ни в Хатыни, ни на Кургане Славы. Аргумент педагогов непробиваем как скала – не доросли, не поймут, чересчур распереживаются от увиденного… Разумеется, всевозможные клубы-боулинги  подросткам больше по возрасту, да и эмоциональных затрат не требуют! Что ж, следующая ласточка – нашему классу предложили экскурсию в Брест! Двухдневную, поскольку после посещения Брестской крепости запланировано посещение… Ну конечно же, дискотеки! Извините, но, на мой взгляд, совмещать такие вещи просто кощунственно!  Не уместнее ли сочетать поездку в крепость с визитом в музей «Берестье», а не с разудалыми плясками?

И тут же прямо к месту телевизионный сюжет   из Великобритании: девичье учебное заведение типа нашей гимназии навестил российский солдат Великой Отечественной. Как его слушали девочки, как старились одарить ветерана вниманием и подарками, сфотографироваться рядом! «Для них — это одно из важнейших событий в жизни, — комментировала  директор школы, — ведь они ведь обняли  солдата-победителя  Великой мировой войны и смогут рассказать об этом своим детям и внукам! Что может быть дороже?»

Комментарии к статье
Добавить комментарий