Наркотическая кома и чудесное спасение: минчанин рассказал, как спасся от спайса

04 Июн 2015 09:50

Автор:

Блог автора

Как парень из обычной минской семьи боролся с тягой к курительным смесям и почему считает, что ему еще повезло?

По просьбе корреспондента агентства «Минск-Новости» Александр* согласился сам написать свою историю (приводится без изменений).

 Мама узнала о моем пристрастии, когда заглянула на страницу в соцсети

История началась 7 лет назад. Мне тогда было 14 лет. Тогда еще мало говорили о спайсах, и мы, дворовая ребятня, думали, что курительные смеси ничуть не лучше и не хуже сигарет. Старшие ребята баловались этим во дворе и нам давали попробовать по одной-две затяжки. Кайфово было. Однажды мой друг С. из параллельного класса принес в сквер, где мы обычно собирались по вечерам, аккуратно свернутую пакетиком сторублевку. Мы раскурили ее на всех… На следующее утро старшая сестра грозилась рассказать родителям, в каком виде я пришел домой. Мы поссорились и долго не разговаривали, а про себя я решил, что больше курить не буду: не хочу неприятностей с родителями.

Мой папа строгий, дисциплинированный, любит командовать и мало слушает доводы других членов семьи. Я его в детстве боялся. Когда влетал в какие-то истории, то рассказывал об этом маме и просил ее не говорить ничего отцу. Мама умела выслушать, мы вместе решали, как исправить мои косяки. Я очень не любил отца. Когда он в очередной раз обидел маму и она плакала на кухне, я заявил ей: «Бросай его, я пойду работать, и мы с тобой заживем». «О чем ты! Он твой отец!» – как отрезала мама. Она тогда впервые сказала не папа, не папуля, а отец. Это звучало непривычно и грозно. После того разговора всегда, когда мы с друзьями курили траву (было это 1–3 раза в год), в голове звучало «Отец… Отец… Отец…».

Мама узнала о моем пристрастии, когда заглянула на мою страницу в соцсети и прочла переписку с парнем, который продавал нам эту дурь.

28635862 copy

Вечером меня ждал серьезный разговор с родителями на кухне. Тогда мне было около 17 лет, заканчивал колледж. Предстояло идти на практику на завод. Я пообещал родителям завязать. Меня лишили денег, мама стала контролировать каждый шаг, говоря, что не верит моим обещаниям и, чтобы заслужить ее доверие, я должен очень постараться. Но у меня ничего не получалось. Друзья по колледжу, по цеху, дворовые приятели – все к этому времени, мне так казалось, курят спайсы. Встречаясь с ними, я тоже курил. Это было раз в месяц, потом дважды в неделю. Начался самый страшный год в моей жизни…

Я был горд собой. Думал, что все закончилось…

После очередного скандала мама заставила меня убрать в комнате. Так обнаружил визитку центра**, вспомнил, что подруга работает там волонтером. Подумал: ерунда какая-то. Потом решил позвонить. Не верю психологам. Но позвонил. Трубку взяли сразу. Шел и думал: сейчас меня будут учить жизни, скажут, что я не такой, что я плохой и так далее. Но этого не случилось. Я был ошарашен тем, что меня встретили с улыбкой, выслушали и даже не возражали. Я говорил, какие плохие у меня родители и учителя, говорил долго, пока не понял, что со мной никто не спорит. Тогда я по-другому посмотрел на своих родителей, понял, что своими санкциями они тянут меня уши из болота, которое меня затягивает. Психолог сказала, что в моем случае нужна консультация нарколога. Вначале не пошел, дождался, пока исполнится 18 лет. Ничего не сказал родителям. Я был горд собой, Думал, что все закончилось…

Прошло около года трезвой жизни. По совету психолога и нарколога я поменял работу (родители помогли). Сдал на права, у меня появилась машина.

269323_original copy

Я перестал встречаться со старыми друзьями, появились новые. Мы катались по ночному городу, мне очень нравилось быть за рулем. Но привычка была рядом. Я часто вспоминал прежних друзей, иногда по ним скучал, но всегда помнил слова врача: «Если ты попадешь снова в эту компанию, есть вероятность начать все заново». Я очень этого боялся.

Привычка ходила за мной по пятам, выжидая случая, чтобы напасть

И это произошло. Двое новых знакомых встретили меня после работы и предложили «новый вкус». Так они назвали очередную дозу. Принесли по одной на брата. Курили прямо в машине возле дома. Потом – провал. Очнулся в больничной палате. Провода, трубки, капельница, тяжело дышать, руки привязаны. Понял: реанимация. Подошел врач и почему-то поздравил с днем рождения. «Мой день рождения в июне», – сказал я. «Мы тебя с того света вернули, – ответил он. – Отца благодари. Он на руках тебя принес». Как?! Я должен благодарить того, кого всю жизнь ненавижу?! Он же испортил всем жизнь! Я расплакался, мне вкололи успокоительное. Когда проснулся, казалось, что я стал другим человеком. Мой злейший враг спас мне жизнь. Какая же я сволочь, сколько же я причинил горя. Я плакал. Опять успокоительное, опять сон, потом опять плакал…

Родителям разрешили навестить меня в больнице. Мама, врач, уговорила заведующую. Они стояли возле меня в белых халатах, держали меня за руки. Плакали и повторяли «Слава Богу, слава Богу…» Я не мог им ничего сказать.

Скоро меня перевели в общую палату. Физически я шел на поправку, но в душе было так плохо… Как оправдаюсь перед родителями? Что будет? Они меня выгонят из дома… Мама ведь мне доверяла, перестала меня контролировать, а я…

«Для чего тебе Господь оставил жизнь?»

Однажды утром в отделении увидел священника, и какая-то сила толкнула меня к нему. Я не знал, что сказать. Смотрел на него и молчал. Он взял меня за руку, отвел в сторону и тихо, по-доброму спросил: «Мальчик, ты знаешь, для чего тебя Господь оставил жизнь?» Мы помолчали. Он ушел, а я вернулся в палату. Пришла мама и в разговоре задала мне тот же вопрос. Я не знал ответа. В голову лезло многое, но все было не то.

Меня выписали, мама приехала за мной на моей машине. Ехали молча. Мама, ничего не говоря, повернула в церковный дворик. Надела платок и пошла в храм. «Для чего мне Господь оставил жизнь?» – опять всплыл в сознании вопрос. И тут же нашелся ответ, как мне казалось, подходящий: чтобы попросить прощения у мамы. Я вышел и поплелся за ней. Она стояла перед аналоем, плакала. Мне хотелось плакать и кричать: «Прости меня! Все меня простите!» Я убежал, было просто невыносимо находиться там. Меня остановил священник: «Саша, подойди ко мне…» Я молча, опустив глаза, пошел к нему. Дальнейшее рассказывать не хочу.

Зачем я пишу эту историю?

Живу в трезвости уже 2 года. Хочу сказать всем, кому сегодня 14 или даже меньше: родители не враги вам. Они многого не знают и многого не умеют, потому что сами никогда с этим не сталкивались. Но они нас любят. Помните об этом и старайтесь причинять им меньше горя.

Не всем так повезло, как мне. К. умер от отека мозга прямо перед выпускным вечером 2 года назад. С. сейчас 23 года, попал после наркологии в психиатрическую больницу в Новинки. Он никогда не будет прежним. А. получил срок 10 лет за распространение. Если бы мы все тогда прислушивались к тому, что говорили взрослые, все могло бы быть по-другому.

* По этическим причинам имя героя изменено.

 

Центр дружественного отношения к подросткам

 Компетентно:

_MG_0690 copy

Координатор центра дружественного отношения к подросткам «Доверие», психолог, валеолог-консультант Валентина Шукан обращает внимание: любая информация о том, что ребенок был замечен в компании, где употребляли курительные смеси, должна насторожить родителей.

– Не стоит отмахиваться от таких сведений, считая их клеветой, – говорит специалист. – Может, находясь в такой компании, ребенок и не курил, но есть вероятность того, что он все же мог это делать. А значит, это повод усилить родительский контроль. Конечно, следить за каждым шагом сына или дочери не стоит. Достаточно интересоваться, с кем и где ребенок проводит свободное время, просить звонить, если он где-то задерживается, сделать так, чтобы он не задерживался вне дома допоздна, тем более что подросткам находиться на улице после 23.00 без сопровождения взрослых запрещено законом.

По словам специалиста, родителям стоит обратить внимание на странные предметы, которые могут оказаться у подростка. Это могут быть сложенные в виде пакетиков денежные купюры, цветные фантики или мелкие полиэтиленовые пакетики, неизвестные таблетки, порошки и другие предметы, предназначение которых не очевидно. Не свойственное ребенку поведение – тоже повод для беспокойства. Подросток подолгу бывает вне дома, тратит больше, чем обычно, или выпрашивает деньги у родственников, начинает получать низкие отметки в школе, без видимой причины становится апатичным или, наоборот, очень активным, ест все без разбора, разговаривает или переписывается с друзьями странными малопонятными фразами, приходит домой с красными глазами, расширенными кровеносными сосудами под ноздрями и на щеках…

– Конечно, если подросток задерживается после школы, это еще не значит, что он употребляет спайсы. Возможно, у него просто появились, что называется, дела сердечные, – отмечает В. Шукан. – Только наличие нескольких признаков сразу может говорить о приеме психоактивных веществ. Если вас что-то насторожило, вы обнаружили непонятный предмет в вещах подростка, спокойно попросите объяснить, почему он ведет себя так или иначе, поинтересуйтесь, для чего нужна обнаруженная вами находка. Не факт, что ребенок ответит честно. Но по его реакции вы поймете, подтверждаются ли ваши подозрения. Если они верны, лучше обратиться за консультацией к специалисту. Возможно, это поможет предотвратить беду.

ТЕГИ: спайсы
Комментарии к статье
Добавить комментарий