Бывшие дворянские гнезда на карте города: история, судьбы, перспективы

29 Июн 2015 08:50

Автор:

Блог автора

Что уцелело в Минске от усадеб (фольварков) зажиточных и именитых горожан?

Расставим точки на карте, и получится следующая кривая: Интернациональная – площадь Свободы – Филимонова – Казинца – Маяковского. Пять бывших усадеб, пять осколков прошлого. От большинства остались только господские дома, которые можно объехать за один день.

Но прежде чем отправляться в путь, кое-что вспомним.

ЭКСКУРС В XIX ВЕК

По книгам Гоголя, Тургенева, Куприна, Короткевича мы более или менее представляем, какими были дворянские гнезда, «шляхецкія фальваркі» – усадьбы, принадлежавшие помещикам. Их предки – это служилые люди, «испомещавшиеся», то есть получившие в пользование землю (поместье) за выполнение государевой службы. Со временем многие поместья становились наследственными, усадьбы обрастали садами, прудами, конюшнями, псарнями… Бывало, что барский, он же господский, дом и прилегавшая к нему деревня назывались по имени владельца. Вот вам и имение. Такие усадьбы, как правило, были очагами культуры, здесь создавались библиотеки, домашние музеи, портретные галереи, оранжереи, зверинцы, театры, архивы… В основном это сельская роскошь.

Как же шляхетские поместья оказались в черте Минска?

В соответствии с законом 1865 года за участие в восстании против российского царизма помещиков на белорусских землях лишили возможности увеличивать собственность в сельской местности, и они бросились покупать землю в городах.

Была и другая тенденция, связанная с тем, что город «прошили» две железные дороги. Где дорога, там и жизнь. Минск стал быстрыми темпами разрастаться вширь, и в черту города попали имения с деревеньками.

Многие богатые люди имели дома и усадьбы и в городе, и за его пределами. Они, как городской голова граф Чапский, жили и здесь, и там.

К сожалению, подавляющее большинство усадеб и в самом Минске, и в его окрестностях погибли: Бейсаловка, Людамонт, Липки, Перикаль… Посмотрим хотя бы на то, что сохранилось.

Начнем с улицы Интернациональной

За Дворцом Республики пройдем по Интернациональной вниз, к реке. Вот и зеленый дом Ваньковичей.

№ 2 copy

Конец XVIII века. Типичный классицизм: широкий восьмиколонный портик венчает треугольный фронтон. Вокруг дома раньше были и другие постройки, сохранился только флигель, в нем сейчас работает туристическая компания. В усадьбе росло немало плодовых деревьев, был даже грецкий орех. Остался только вяз, которому примерно 170 лет.

№ 3 copy

Когда-то в этом месте стояла брама – ворота, украшенные скульптурами охотничьих собак…

А вот гостеприимство Ваньковичей все то же, хотя хозяева здесь иные. В бывшем господском доме работает филиал Художественного музея, который так и называется: «Дом Ваньковичей. Культура и искусство первой половины XIX века». В мае музею-филиалу исполнилось 15 лет.

Ваньковичи – знаменитая и богатая семья. Этот белорусский дворянский род известен с 1499 года. Самый знаменитый представитель рода – художник Ванькович (1800–1842). Он жил в этом доме.

№ 4 copy

Валентий-Вильгельм Мельхиорович Ванькович родился в деревне Калюжица Березовского района (тогда – Игуменский уезд) в усадьбе своего отца Мельхиора Ваньковича. Детство провел в отцовском доме в деревне Большая Слепянка под Минском, учился в Полоцком иезуитском коллегиуме, Виленском университете и Петербургской академии художеств. Так сказать, напитался передовыми идеями, наслушался умнейших людей столетия и с этим багажом вернулся в Минск. Даже в названиях его картин чувствуется, какой это был романтик: «Подвиг молодого киевлянина при осаде Киева печенегами в 968 году», «Наполеон у костра», «Мицкевич на скале Аюдаг»… В 1839 году поехал за границу лечиться: туберкулез. Умер в Париже на руках Адама Мицкевича.

Зайдите в дом. Здесь немало вещей эпохи Ваньковича – бронзовые часы, канделябр, чубук…

№ 5 copy

№ 6 copy

На бюро красного дерева, объединенном с комодом для белья и шкафом для книг, лежит книга «Опыты» Монтеня, которую он наверняка читал…

На излете 2010 года у порога этого дома появился бронзовый Ванькович: в одной руке – палитра, в другой – кисть. Таким мы его себе и представляли: романтик, патриот… Руководство музея обещает: скоро сюда из Калюжицы будут перевезены кусты ваньковичской сирени. Появится валун с таблицей-схемой всей усадьбы – увидим, какой она была. Красивой оградой обзаведется старинный вяз. А день рождения Валентия Ваньковича 12 мая будет отмечаться регулярно и широко. Так что в Минске появится еще одно культовое место, и наверняка сюда потянется народ.

К слову, здесь было людно и шумно еще при советской власти: дом ведь поделили на коммунальные квартиры! А потом он обветшал, и его едва не снесли. Лет тридцать назад здесь работали археологи и с удивлением узнали: под зданием находятся каменные подземелья XVII столетия. Были найдены старинная черепица, фрагменты самых разных вещиц из глины и стекла… Скорее всего, это монашеский реликт, ведь вся площадь Свободы и прилегающие места – в катакомбах, которые создавали доминиканцы, бернардинцы, иезуиты… Сейчас катакомбы засыпаны. А тогда… Рачительные Ваньковичи приспособили монашеские схроны под свои нужды.

Дом не перестает нас удивлять. До недавнего времени здесь висели только копии и репродукции картин Валентия Ваньковича. 10 июня появился первый подлинник! Это «Портрет Томаша Зана».

№ 7 copy

Полотно подписное, с фамилией автора. Ванькович запечатлел своего друга и единомышленника, с которым вместе учился в Виленском университете. Томаш Зан впоследствии стал поэтом и ученым, одним из руководителей товариществ филоматов и филаретов.

– Белгазпромбанк, который формирует свою корпоративную коллекцию путем возвращения в Беларусь разбросанных по всему миру художественных сокровищ соотечественников, приобрел «Портрет Томаша Зана» не так давно, – говорит заведующий музеем Ваньковича Сергей Вечер. – Владелец передал полотно нам на долгосрочный депозит. Не в фонды, а для экспонирования. Срок пребывания у нас живописного полотна не оговаривался. Мы видим заинтересованность владельца в том, чтобы оригинал стал максимально доступен зрителю. Это событие связываем с двумя славными датами: 215-летием со дня рождения Валентия Ваньковича и 15-летием со дня основания музея.

ДВА ШАГА – И МЫ НА ПЛОЩАДИ СВОБОДЫ

Минчане призывного возраста побаивались этого здания: здесь размещался призывной пункт Минского областного военкомата! Правда, в советские времена бывшая усадьба графа Михала Пшездецкого выглядела совершенно иначе.

Это один из самых старых минских домов, памятник архитектуры XVIII–XIX веков.

№ 8 copy

Его история связана с целым рядом блистательных имен, среди которых – уже упоминавшийся Пшездецкий – он был подканцлером Великого княжества Литовского. В доме одно время жил основоположник новой белорусской литературы, театральный и общественный деятель, а в миру – служивый человек, в частности, он работал в суде, – Винцент Дунин-Марцинкевич, автор бессмертной комедии «Пинская шляхта». Усадьбой владел городской голова (мэр) Леопольд Дельпаце. Когда усадьба попала в руки мецената и коллекционера Юрия Кобылинского, он сделал из нее, по сути, первый публичный городской музей – частные коллекции Кобылинского были открыты для всех, кому это было интересно.

Так что есть, о чем поговорить, когда сегодня мы ходим по залам Художественной галереи Михаила Савицкого. Именно так называется теперь дом, который в 2006 году был передан в коммунальную собственность города. Были проведены архитектурные и исторические изыскания, в процессе реконструкции восстановлен стилевой и объемно-планировочный облик здания, воссозданы сводчатые перекрытия, исторический интерьер и ограждение территории. Появились утраченные элементы фасада, архитектурного декора и фрагменты фресковой живописи… И сделана четырехэтажная пристройка с тыла. Так что теперь мы имеем здесь и усадебный дом, и художественную галерею.

Старинные интерьеры можно рассматривать в четырех залах. Это большая гостиная, малая гостиная, кабинет и библиотека. Обновлены фрагменты живописного декора, реконструирована кафельная печь.

Совершенно иначе выглядят современные залы. Они так же интересны, как и старинные. Здесь экспонируются 98 картин народного художника Беларуси Михаила Савицкого.

№ 9 copy

Полотна Михаила Савицкого размещены по хронологическому принципу, и любой посетитель галереи, пускай он даже далек от искусства, может проследить, как эволюционировал художник – с чего начал и чем завершил свой творческий путь. Все, что писал Савицкий, – это тоже сегодня история. Нашего мира. Страны. Города. Живописная летопись.

Придя в этот дом, мы словно садимся в машину времени, и перед нами разворачиваются века – XVIII, XIX, XX и XXI. Да, и наше время тоже с каждым прожитым днем становится историей. Савицкий умер в 2010-м. Галерея открылась в 2012-м. Единственное, чего ей не хватает, – широкомасштабной рекламы, чтобы в этот дом ходил и стар, и млад…

ЕДЕМ В БОЛЬШУЮ СЛЕПЯНКУ

Нынешняя улица Филимонова в XIX веке представляла собой деревню. Здесь находилось еще одно «гнездо» упоминавшихся Ваньковичей.

№ 10 copy

Есть сведения, что первоначально усадьба принадлежала Радзивиллам. Дом, каким мы видим его сегодня, – правда, он претерпел некоторые изменения – построил участник военных сражений 1812 года минский земский судья Владислав Ванькович. Будущий художник Валентий Ванькович провел здесь свои юные годы, а много лет спустя по соседству, в Малой Слепянке, открыл мастерскую (этот дом был разрушен).

Однако вернемся в Большую Слепянку.

Во времена Ваньковичей ансамбль включал усадебный дом, боковые деревянные флигели (не сохранились) и парк, который в 1896 году был перепланирован известным в Европе мастером ландшафтной архитектуры В. Кроненбергом. Несколько деревьев от Кроненберга стоят и сейчас.

Если городская усадьба вблизи Свислочи (на нынешней Интернациональной) была для Ваньковичей своего рода «зимнем дворцом», то дом в Большой Слепянке – летней резиденцией. Дом возвышался в живописном месте на берегу речки Слепни (Слепянки), левого притока Свислочи.

В советское время в доме была офицерская школа НКВД, другие учреждения и заведения, а сейчас – ресторан-клуб. Довелось услышать полярные мнения о судьбе исторического здания. Одни рады, что оно сохранено, другие считают, что, по своей сути, утеряно, так как сюда невозможно прийти на экскурсию, разместить здесь музейную экспозицию. Впрочем, интерьеры здесь хотя и не ваньковичские, но тонко стилизованные под XIX век.

Есть немало живописных полотен – одно из них дает представление о том, каким был дом в позапрошлом веке.

№ 11 copy

№ 12 copy

№ 13 copy

На тыльной стороне, выходящей к речке, все так же прекрасно, как и на парадной. Нежно струится музыка, текут воды Слепянки… Очень красивое место. Ну а чтобы представить, как проводило здесь время минское дворянство, надо закрыть глаза и включить воображение.

А ТЕПЕРЬ – НА ДАЧУ В КУРАСОВЩИНУ

Жемчужина Курасовщины – Белая дача, памятник усадебно-парковой архитектуры конца XIX века.

№ 14 copy

№ 15 copy

Современный адрес – улица Казинца, 54.

Дача, как и в старину, белая. Асимметричный особняк украшен восьмигранной башней-бельведером. Такие сейчас очень любят строить «новые белорусы». Но здесь красота настоящая.

По фасаду тянутся профильные пояски, стены почти в метр толщиной. Дом окружают огромные, в два обхвата, старинные дубы, а также липы, тополя, вязы.

Белую дачу связывают с именем Николая Евграфовича Адодурова, начальника Либаво-Роменской железной дороги. Не поверите, старожилы до сих пор спорят, для чего был сооружен этот дом. Ну явно не для того, чтобы жить здесь семьей! Посмотрите – помещения имеют анфиладное сообщение! Это же клуб! «Адодуров с компанией приезжал сюда, за город, для увеселений, – считают местные. – От дома к реке Лошице вел подземный ход – голышом купались!»

№ 16 copy

№ 17 copy

Все, что связано с Белой дачей, окружено легендами. Этот дом ждет своих исследователей, которые переберут архивы и установят, кто и что здесь делал. Вроде, в русско-японскую работал госпиталь. При Советах была загородная резиденция для руководящего состава. При немцах – штаб. После войны – детский сад, центр белорусского фольклора… Трудились ученые – почвоведы и агрохимики.

№ 18 copy

В 1979–1980 годах здание, как могли, починили. Дача неплохо сохранилась, хотя первоначальная отделка интерьера утрачена. Отключены отопление и водоснабжение. Дом замер в ожидании того, как разрешится его судьба. Это может быть имиджевый для города проект, например роскошный арт-объект либо еще один музей. А может, агроусадьба в городе?

Несомненно одно: Белая дача – натура не уходящая, а приходящая.

МИЛЛИОН ВПЕЧАТЛЕНИЙ ОТ ЛОШИЦЫ

№ 19 copy

Дом в стиле русского модерна и эклектики, стоящий в большом тенистом саду-парке…

Лошицкая усадьба – единственная в Минске, в которой, кроме барского дома, уцелело большинство хозяйственных построек: и деревянный флигель, и спиртзавод, и две водяные мельницы, и домик кучера с конюшнями… Рядом – руины римско-католической каплицы. Словом, усадьба может дать полное представление о дворянском гнезде конца XIX – начала ХХ века.

Лошицкий усадебный дом, который мы видим сейчас, построен на фундаменте прежнего здания, относящегося к ХVIII веку. Вообще первая усадьба здесь была заложена в конце XV века, а первое письменное упоминание о Лошице историки связывают с 1557 годом. Согласно старинным летописям, вдоль течения рек Свислочи и Лоши размещались Лошицкий Двор князя Толочинского, Сухая Лошица князя Одинцова, Лошица Горностаевская и другие усадьбы. Позднее здешними землями владели князья Друцкие-Горские, потомки самого Всеслава Чародея.

С конца XVIII века Лошица перешла к роду Прушинских. Королевский генерал-адъютант, кавалер многих польских орденов Станислав Прушинский превратил старую усадьбу в маленький «город-сад». При нем значительно расширился комплекс хозяйственных построек и началась работа по созданию парка английского типа. В течение ХIХ века парк стал достойной оправой Лошицкой усадьбы.

Но настоящая слава пришла к Лошице при помещике нового типа – Евстафии Ивановиче Любанском (представителе женской линии Прушинских). Кем он только не был: гласный Городской думы, гласный Губернского земского собрания, член совета Минского общества сельского хозяйства, почетный мировой судья, председатель Минского общества велосипедистов… Даже был депутатом первой Государственной Думы России. Любанский к тому же спонсировал неудавшееся покушение эсеров на минского губернатора Павла Курлова, отдавшего приказ о расстреле мирной демонстрации на Привокзальной площади Минска 18 октября 1905 года (курловский расстрел).

История Лошицкой усадьбы огромна и уникальна…

Милое дело – прогуляться по высокому берегу Свислочи. Несмотря на некоторую запущенность, лошицкий парк и сегодня величав.

№ 20 copy

Здесь есть багрянник японский, гинкго двулопастный, японская, европейская и сибирская лиственницы, веймутова и черная сосны, бумажная береза, абрикосовые деревья… Стоит так называемый дуб влюбленных, к которому с незапамятных времен приходили перед свадьбой и давали обеты.

Начать экскурсию по господским постройкам лучше с флигеля, где работает коллекция самоваров, прялок, утюгов, швейных машинок и… телег.

№ 21 copy

№ 22 copy

№ 23 copy

Два месяца назад открылся для посетителей отреставрированный усадебный дом. Посмотрите, наконец, в лицо его владельца – депутата первой Государственной Думы России Евстафия Ивановича Любанского. Вот его портреты – рядом с портретами жены. Бывший дом Любанского – это театр ожившего прошлого. С большой любовью, тонким вкусом отделаны стены и потолки, найдены мебель, вазы, посуда, картины ушедших эпох.

№ 24 copy

№ 25 copy

№ 26 copy

Реставраторы, музейщики, дизайнеры, строители собирали это чудо по крупицам. Здание восстанавливалось около семи лет. Искали аутентичные вещи, обращались к коллекционерам. Так, один из залов помог обставить известный минский коллекционер, искусствовед Виталий Жуков.

Когда восстанавливали внутреннее убранство дома, была обнаружена мраморная ванная комната – воочию можно представить, как господа принимали «домашнюю баню».

№ 27 copy

№ 28 copy

№ 29 copy

На втором этаже дома сейчас работает выставка старинных женских платьев и аксессуаров. Можно представить, как щеголяла в них хозяйка дома – Ядвига Любанская…

№ 30 copy

Музей «Лошицкая усадьба» уже стал привлекательным туристическим объектом. Что больше всего удивляет – широкий доступ к ней. Это не полузакрытый рай, в который пускают в особые дни. Это путешествие любого и каждого в XIX век. Это настоящая дворянская баллада…

Фото Светланы Шидловской.

Перепечатка материала без письменного разрешения УП «Агентство «Минск-Новости» запрещена

Комментарии к статье
Добавить комментарий

Andry

Прекрасная статья! Спасибо автору.

Весна

очень интересно!! открыла для себя город заново

алена

Давайте хранить хотя бы то. что уцелело! это же крупицы малые это же красота и необыкновенность Спасибо автору за чудесный расказ нигде ранее такого не читала