ГЛАЗА В ГЛАЗА. А. Якобсон: «Жизнь – это долг, который надо исполнить»

06 Авг 2015 09:54

Автор:

Блог автора

В проекте агентства «Минск-Новости» – известные люди с неравнодушным и откровенным взглядом на происходящее и себя.

Наш сегодняшний собеседник – помощник Президента – главный инспектор по городу Минску Александр Якобсон.

– Много говорим сегодня о любви к Родине, о патриотизме. Порой даже перестаем ощущать истинный смысл этих понятий. А вы лично вкладываете в них какой-то особый смысл, Александр Серафимович?

– Я не считаю, что сегодня о любви к Родине и патриотизме говорят очень много. Вдумчивого, некрикливого, аналитического разговора об этом как раз и не хватает. Именно сейчас, когда многое, что казалось незыблемым, исконным, преемственным, все чаще подвергается не только сомнениям, но и оскорбительной клевете. Да, патриотизм – это и любовь к своему Отечеству, и преданность своему народу, и готовность к любым жертвам, подвигам во имя интересов Родины. Так нас учили, так воспитывали. Верность этим идеалам советские люди доказали всему миру. Когда СССР не стало, изменились масштабы нашего патриотизма, трагически осознаются потери жизненных ориентиров. Напомню, что мы голосовали на референдуме за сохранение Советского Союза. А в марте 1990-го состоялся Внеочередной, III съезд народных депутатов. Сейчас многие считают, что идея ввести в СССР пост президента была капитулянтской. Да и сам Горбачев не пошел на всенародные выборы. Правда, съездовское обсуждение его кандидатуры проходило в прямом телеэфире. Вспомним, что уже тогда один из делегатов сказал во всеуслышание, что Россия 600 лет собирала вокруг себя народы, а при Горбачеве началось почти взаимное отторжение. За президентство Михаила Сергеевича проголосовали лишь 50,2 процента делегатов. Но этого хватило… Он почти безвластно провластвовал полтора года. Союзное государство было потеряно, а с ним и то, что считалось святостью патриотизма в нашей великой стране. Теперь живущим в Беларуси, конечно же, повезло больше, чем другим. Республика во многом благодаря прозорливости Президента Александра Григорьевича Лукашенко смогла сохранить лучшие традиции, духовное ощущение того, что объединяло, роднило советских людей. Для конкретизации этого понадобилось бы отдельное интервью. Напомню лишь недавнее: открытие мемориальных комплексов «Тростенец» в Минске и посвященного операции «Багратион» в Светлогорском районе, создание Минского общественного объединения защитников памяти и правды о Великой Отечественной войне.

Если говорить буднично, патриотизм – это постоянная готовность в самые трудные для Родины минуты браться за самые сложные ее дела. Без такой всеобщей готовности Беларусь вряд ли смогла бы стать одной из привлекательных стран Европы.

– Какой период вашей яркой, насыщенной событиями (и должностями) жизни вы считаете самым интересным и творческим?

– Каждый период – по-своему. Родился я в Гомеле, там же окончил Белорусский институт инженеров железнодорожного транспорта, довелось поработать на строительстве Кандалакшского морского порта в Мурманской области. Служил в армии. Потом снова работал мастером, прорабом, старшим прорабом, начальником участка, главным инженером строительного управления производственного объединения «Гомельпромстрой», в строительном отделе обкома партии. В августе 1986-го стал председателем Светлогорского горисполкома. 11 лет связаны с этим городом. Считал и считаю их очень важными для себя. Именно тогда обрел опыт коллегиального руководства. Все основные проблемы решал с членами исполнительного комитета, депутатами, советом директоров предприятий. Этот опыт мне, конечно же, помог после возвращения в Гомель на должность первого заместителя председателя облисполкома, а затем председателя горисполкома и губернатора области. Однако никогда не ограничивал себя только служебными обязанностями. Так было, когда благоустраивалась набережная в Светлогорске, возводилось социальное жилье для людей пожилого возраста, строились Свято-Преображенский собор и мост через Березину, открывались картинная галерея, школа искусств… А в Гомеле благоустраивались центральная часть города и его знаменитый дворцово-парковый ансамбль Румянцевых – Паскевичей, привокзальная площадь, создавался Музей военной славы, открывалась картинная галерея Гавриила Ващенко. И это далеко не полный перечень. Можно вспомнить и возведение мемориального комплекса «Детям – жертвам войны» в деревне Красный Берег Жлобинского района, а также историко-культурного комплекса в деревне Юровичи Калинковичского района. И все это сверх обычных служебных обязанностей. По духовному велению. Признаюсь, мне всегда близки люди, умеющие порой обходиться без необходимого. А без лишнего – никак. Ибо это «лишнее» и есть духовная суть их смысла жизни.

Однако мы отвлеклись. Совсем иные масштабы своей причастности к будничным заботам страны дала должность председателя Комитета государственного контроля. Да, стратегическая цель была одна: содействовать обеспечению экономической безопасности нашей республики. А это контроль за исполнением бюджета, за тем, как используется государственная собственность. Я постарался сделать все для того, чтобы созидательные усилия комитета помогли раскрепостить инициативу, сблизить позиции и цели тех, кто проверяет, и тех, кого проверяли. Убежден, что только так можно содействовать лучшему. Инициировал создание журнала, который сразу же стал не только ведомственным. Тираж его около 5 тысяч. Уверен, что это издание тоже способствует предупредительному, упреждающему, аналитическому характеру контрольной работы. Так что творческими и самыми интересными считаю все периоды своей работы, включая нынешний.

– Говорят, кризис – время дорогих вещей и настоящих отношений. Второе лично мне представляется особенно важным. А вы с этим утверждением согласны? И кризис ли, по вашему мнению, сегодняшнее время?

– Если заглянуть в этимологический словарь, то можно узнать, что слово «кризис» первоначально имело значение «решение, исход», а еще определяется такими словами, как «различаю», «сужу». Вот и надо решать, исходить, различать, судить. А это значит, еще осмысленнее ощутить государственную причастность ко всему миру, и прежде всего к близкой нам России, которую пытаются за непослушание наказать санкциями. То, что мы называем трансформацией экономики, требует постепенности, огромных усилий и ресурсов. Быстрый переход к рынку грозил большой безработицей и социальной нестабильностью из-за падения уровня жизни. Беларусь своевременно поняла важность интеллектуального труда, развития науки, промышленности, сельского хозяйства, сохранения своего промышленного потенциала. Не хочу вдаваться в подробности, но скажу, что если в реальном секторе экономики не будет оптимального соотношения между количеством малых, средних и больших предприятий, то никакие денежные вливания не помогут. Подтверждающим примером положительного опыта стали страны с устойчивым развитием: Германия, Дания, Франция, Южная Корея. Есть такой опыт и у нас. Интересный факт. В США более 20 миллионов индивидуальных предпринимателей. Только благодаря своим интеллектуальным возможностям они производят продукции более чем на триллион долларов. Кстати, в одном из исследований Всемирного банка отмечено, что экономическое развитие – это в большей степени накапливание знаний, чем капитала. И нам важна государственная программа создания интеллектуальных основ в экономике. Чтобы не быть голословным, напомню, что в Германии на одного работающего в промышленности – 3 специалиста по маркетингу и управлению. В Южной Корее – более 10 тысяч независимых консультантов в этой сфере. И это без учета информационно-аналитических служб крупных предприятий. Приблизительно то же самое в Китае. И у нас занялись, как теперь говорят, созданием интеллектуального каркаса экономики. Нет нужды в росте числа чиновников. Все, кто нынче осуществляет контроль, должны работать в режиме, который стимулировал бы развитие малого и среднего бизнеса… Беларусь обретает необходимый опыт. Кризис – время приобретения дорогих вещей? Возможно, кто-то именно так стремится обезопасить свои сбережения. Но и здесь неправедно нажитое неизбежно привлечет внимание финансовых органов. Кризис – время настоящих отношений? Они, наверное, не зависят от качества времени, если настоящие. И пословица «Друзья познаются в беде» никогда не устареет. Мне также импонируют слова моего давнего друга: «Если нам очень хотят сделать хуже, то, по неисповедимым законам бытия, делают лучше». Да, кризис и санкции вынуждают Россию и нас еще взыскательнее относиться к своим сокрытым пока возможностям, извлекая из худшего лучшее. Как? Не было бы счастья, да несчастье помогло. Для Беларуси во многом благодаря опять-таки нашему Президенту время кризиса не стало кризисным. Это отмечают и многие международные аналитики.

– Не мною замечено, что все мы странники в этом мире. Но мало кому удается пройти жизненный путь, не падая и не спотыкаясь, при этом самое трудное – справляться с самим собой, со своими слабостями. Вам приходилось спотыкаться и справляться?

– Странником, паломником в прямом смысле этих слов себя не ощущаю. А вот в переносном, символическом… Все мы действительно приходим в этот мир на время, отпущенное жизнью. И надо успеть состояться во всех своих лучших качествах. К сожалению, жизнь нельзя сохранить даже тем, что ты ее ценишь. Но мудрые заметили, что немногого стоит жизнь того, кому ничто не дороже жизни. В моем понимании жизнь – это долг, который надо исполнить. И в дополнение слова Сенеки: «Все заботятся не о том, правильно ли живут, а о том, долго ли проживут; между тем жить правильно – это всем доступно, жить долго – никому». Хотелось бы только уточнить, что жить долго еще можно, а вот всегда… И все-таки разве все заботятся не о том, правильно ли они живут? Слава богу, есть немало и тех, кто именно этим прежде всего озабочен… Так что и с великими философами можно иногда поспорить.

Характер у меня, несмотря на всю его лиричность, целеустремленный.

– После очень непростой должности руководителя Госконтроля страны, а до этого не менее ответственной должности председателя Гомельского облисполкома вы, кажется, совершенно не сбавили обороты, хотя со стороны работа помощника Президента кажется спокойной. Встречи с обычными людьми, руководителями, совещания, мероприятия… По-другому просто не можете, Александр Серафимович?

– Скажу честно: не люблю тех, кто меняется от смены своих должностей. Суть человеческая должна оставаться неизменной. Стиль работы у меня остался прежним. Иначе действительно не могу.

– Если не секрет, как строятся ваши отношения с руководством исполнительной власти столицы? Кто вы сегодня больше, наставник или советчик?

– Я отношения свои не выстраиваю. Все во благо тех будничных дел, которые необходимы. Поэтому секретов никаких. Менторского тона себе никогда не позволял и не позволяю. Исхожу от реального к необходимому. Бываю, наверное, и наставником, и советчиком, но чаще всего, пожалуй, вдохновителем и участником.

– Какие черты характера вы не приемлете?

– Кое-что об этом я уже сказал. Считаю, что неразделимы характер, поступок, позиция. Из этого триединства и исхожу в своих отношениях к людям. Ведь характер, как заметил Кант, и есть способность действовать по принципам. А какие могут быть принципы у бесхарактерного человека?

– Почему-то мне кажется, что вы часто задаете себе философские вопросы. Мне правильно кажется?

– Ответ в самом слове «философия», ведь оно означает «люблю мудрость».

– Как утверждает журналистская молва, вы всегда были неравнодушны к печатному слову, пристально наблюдая за работой СМИ. Что ответите тем, кто считает, что век бумажной прессы близится к закату?

– Правильно молва утверждает. Неравнодушен. Поэтому одна из моих публичных встреч в новой должности, как вы знаете, прошла в Минской ратуше именно со столичными журналистами. Я не думаю, что век бумажной прессы близится к своему закату. Электронные ресурсы только помогают ей, расширяют ее возможности. Надо лишь умело их использовать.

– Любимый отдых для Александра Якобсона – это…

– Размышление.

Перепечатка материала без письменного разрешения УП «Агентство «Минск-Новости» запрещена

Еще материалы рубрики:

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Вадим Гигин: на телевидении журналист не может находиться в зазеркалье

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Неравнодушный директор гимназии

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Чем больше Бога в сердце человека, тем больше в нем радости

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Самое сложное – найти не читателя, а писателя

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Цветущие яблони – символ молодости, а плоды – символ успехов союза молодежи

ТЕГИ: Якобсон
Комментарии к статье
Добавить комментарий