Велогонщик Евгений Гутарович о том, почему «Тур де Франс» круче Олимпиады

12 Авг 2015 10:12

Автор:

Блог автора

Чем может насолить Каннский кинофестиваль, почему «Тур де Франс» круче Олимпиады, по какой причине товарищи по команде называют его Ута.

Об этом и многом другом корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал один из самых титулованных велогонщиков суверенной Беларуси Евгений Гутарович.

Дороже Олимпиады

– В вашей карьере было несколько французских команд и только одна итальянская. С чем это связано?

– Наверное, это стечение обстоятельств. Хотя воспоминания о сотрудничестве с итальянским коллективом не самые приятные. Тренировался, гонялся, а накануне новогодних праздников отправился в Минск, чтобы сдать в университете физкультуры сессию. Попросил у руководства клуба разрешения вернуться на пару дней позже из-за экзаменов, но мне не пошли на уступки. Я все-таки приехал позже. К тому времени мой велосипед разобрали, на первое занятие не допустили. На следующий день перед тренировкой вручили другой велик. В нашем виде спорта железный конь подбирается каждому индивидуально. На другом гоняться очень некомфортно. Потом на тренировке пришлось ехать 180 километров. Это была катастрофа… Несколько дней все жутко болело. Решил, что после таких фортелей с командой дальше не по пути, и поставил руководство перед фактом, что уезжаю домой. Они были шокированы. Пытались переубедить, но все тщетно. Помню, прилетел в Минск, а тут холод собачий. Зато я счастливый. Правда, думал, что завяжу с велоспортом. Но все сложилось удачно – поступило предложение из французской команды.

– За вашими плечами – участие в трех престижнейших веломногодневках: «Вуэльта», «Тур де Франс», «Джиро д’Италия». Какая из них считается самой престижной?

– Не менее 90 % велогонщиков скажут, что вершина – это «Тур де Франс». В наших кругах она считается даже круче, чем чемпионат мира или Олимпиада. Впервые попал на «Тур де Франс» в 2009 году, когда выступал за одну из французских команд. Вообще иностранцу там крайне сложно пробиться в состав. Для спонсора важно, чтобы выступали доморощенные спортсмены. Руководство долго держало в тайне состав на те соревнования. На момент принятия решения я был в Беларуси. На свой страх и риск купил билеты во Францию. Прибыл в минский аэропорт. В этот момент мне позвонил менеджер команды и поинтересовался, собираюсь ли я приезжать. Узнав, что у меня скоро вылет, он обрадовал новостью, что я участвую в «Тур де Франс». Впечатлений была масса. Во время состязаний много узнаешь о себе, соперниках, товарищах по команде. Но главное – добраться до финиша заключительного этапа и проехать круг почета по Елисейским полям. Это что-то невероятное.

– Второй для вас «Тур де Франс» закончился сходом. Почему?

– До лондонской Олимпиады оставалось 15 дней. Чувствовал, что могу не успеть восстановиться к Играм. Правда, сходить было до слез обидно. При другом раскладе сцепил бы зубы, уперся и добрался до финальной точки. Пусть даже последним. На «Джиро д’Италия», в которой гонялся один раз, также сошел с дистанции. Но тогда была другая причина. Там каждый этап – это горы, которые для меня, спринтера, хуже горькой редьки. В «Вуэльте» была победа на одном из этапов. Но эта многодневка все же не такая престижная, как «Тур де Франс».

Уроки французского

– Быстро освоили французский язык?

– До отъезда месяца два ходил к репетитору, но это не сильно помогло. На месте общался с коллегами, смотрел телевизор. Казусов в магазинах или кафе особых не припомню. Все понимали, что я иностранец. Пытался объясняться с продавцами всеми возможными способами: на пальцах, мимикой, звуками. Через пару месяцев забормотал на ломаном французском. Самым сложным было сказать первые слова. После этого дело пошло лучше.

– Как вам разъясняли задание спортивные директоры, которые выполняют роль тренера?

– Тактика или стратегия на гонки схожа. Задача команды – выиграть. Я прекрасно представлял, что нужно делать. Хотя некоторые тонкости специалисты подсказывали. Например, по ходу гонки отпустить соперника вперед или сидеть на хвосте. Кстати, французские велогонщики спрашивали, как будет по-русски «спасибо», «пожалуйста», «до свидания». Самым сложным для них оказалось слово «здравствуйте».

– А ваши имя и фамилию французам удавалось выговаривать?

– У считанных единиц это получалось. Французы плохо произносят букву «h». А у меня в белорусской транскрипции получается Yauheni Hutarovich. В первой любительской команде меня называли Женья с ударением на последний слог. А нынче прошу называть меня Ута – это сокращенно от Гутарович.

– Правда, что с супругой и дочками живете в Каннах?

– Да. Город мне очень нравится, но не люблю популярный Каннский кинофестиваль. Для местных жителей это сплошной кошмар: ни проехать, ни пройти. Даже в утреннее время. На работу приходится ходить пешком. На церемониях вручения премий фестиваля не был. Супруга как-то раз выбралась. Необычно смотрятся фотографы, которые рассекают по городу с лестницами-стремянками. Иначе кадры популярных актеров и режиссеров сделать они не смогут. Кстати, я положительно отношусь к киноискусству. Любимые жанры – драма, боевик, приключения. Смотрю сериалы, например, «Физрук», «Интерны», но не выношу фильмы ужасов.

– У вас две дочки?

– Эвелине семь лет, Виолетте четыре года. Старшая учится в обычной французской школе. Много читает по-русски и по-французски. Младшая французского почти не знает. Разве что простые слова: «бонжур», «мерси». Меня поражает, как быстро дети осваивают иностранный язык. Виолетта ходит на площадку во дворе и прекрасно общается с французскими детьми. Продолжая тему детей, отмечу, что мечтаю о сыне.

– Ваша супруга родом из Франции?

– Ольга из Минска, как и я. К спорту она не имеет отношения. Мы учились вместе с 10-го класса. Познакомились, начали встречаться. С тех пор вместе. Свадьбу сыграли в 2006 году. Расписывались в Минске.

Иду на обгон!

– Одна из ваших фанаток создала сайт, где выкладывала последние результаты гонок с участием Евгения Гутаровича, фотографии…

– Ее зовут Тисаин. Она из Бельгии. Сайт создала в 2007 году. С сестрой и родителями барышня регулярно выбирается на гонки с моим участием. На соревнования Тисаин надевает майку с надписью «Беларусь», вооружается нашим флагом. Приятно! Поклонница фотографирует меня, а затем вручает на очередных гонках заполненные фотоальбомы. Их у меня собралось штук 40, а фотографий – около 2 тысяч. Каждая из них подписана: день, гонка, трасса, результат.

– Тисаин рассказывала, почему стала вашей фанаткой?

– Нет, но после знакомства со мной начала следить за выступлениями других белорусов – Елены Омелюсик, Александра Кучинского, Васи Кириенко. Кроме Тисаин у меня еще много фанатов. Постоянно с ними общаюсь в Интернете после гонок. Вообще никогда не думал, что у меня появятся поклонники. Бывает, подходят дети, которым по 10–12 лет, и удивляют своими знаниями моей биографии и спортивной карьеры.

– Наверняка вы автолюбитель. На машине ездите быстро?

– Увы, да. Из-за этого много штрафов. Редко получается ехать, соблюдая скоростной режим. Возможно, из-за моей натуры – хочется постоянно кого-то обгонять. Не терплю оставаться позади. А тут еще и дочки подначивают, требуя обогнать одну, вторую машину. Есть мечта – купить мотоцикл и гонять на нем. Так, чтобы наперегонки с ветром. Но это большой риск.

– Кроме мечты о сыне и мотоцикле есть другие?

– Да, выиграть этап «Тур де Франс». Бывает, хочется прекратить эту погоню за победами, титулами, остановиться и передохнуть. Кажется, что пытаешься догнать что-то, чего не существует. Тренировки, перелеты, гонки, снова перелеты, соревнования… Хочется спокойно жить, воспитывать детей. Чтобы потом не бояться оглянуться назад: детям уже под 30 лет, а ты не помнишь, как они выросли, повзрослели. Наверное, у меня накопилась усталость от гонок, перелетов. Может, через недельку скажу, что погорячился.

Дополнительная информация

За свою карьеру Евгений Гутарович одержал 24 победы в разных классах гонок, стал четырехкратным чемпионом Беларуси.

Фото из личного архива Евгения Гутаровича

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий