ГЛАЗА В ГЛАЗА. Директор детского хосписа: «Мы уже больше можем учить, чем учиться»

27 Авг 2015 11:04

Автор:

Блог автора

В проекте агентства «Минск-Новости» – известные люди с неравнодушным откровенным взглядом на происходящее и себя. Наш сегодняшний собеседник – директор Белорусского детского хосписа Анна Горчакова.

– Я всегда любила учиться. Для меня три года по распределению были очень интересными. Новгородская область, Старорусский район, деревня Коровичено. В военной истории это место знаменито Демянским котлом, в который попали немцы в начале 1942 года. Сами понимаете, что такое деревенская школа. Я была завучем по внеклассной работе и одновременно вела многие предметы. Любимым же была история, и я увлеклась ею не меньше учеников. Все, кто после моих уроков шел на истфак, поступали. Роль учителя – убеждена! – заинтересовать. Всегда любила учиться и сегодня не могу сказать, что успокоилась.

Хотя уже хочется стать свадебным генералом. Пусть придут молодые.

– Чувствуете внутреннюю усталость?

– За 21 год мы сделали много, но этого недостаточно. Не потому, что плохо работаем. Времена меняются, нужен другой подход. Паллиатив – это уважение в первую очередь к личности. Мы сейчас работаем с ирландцами, которые ездят по семьям и делают коляски. Берут типовую заводскую модель и приспосабливают под конкретного ребенка. Да, это стоит сил и средств, но это важно. Наша проблема – мы не видим личность и не уважаем ее. А паллиатив – не только сервис для больных детей, это и обучение, и воспитательный процесс для общества.

– Диплома строителя у вас нет, но строителем вы уже стали. Или пришлось стать?

– Это моя самая нелюбимая тема. Я не мечтала строить. Как никогда не мечтала работать в хосписе, здравоохранении, с тяжелыми детьми. У меня все было хорошо. Но когда пришла в онкологический центр, поняла, что это мое место. И строить хоспис не собиралась, всего лишь хотела расширить стационар. Написала письмо Президенту с полной уверенностью, что никто нам дополнительную землю не даст. А нам дали! Сейчас я чувствую, что меня что-то толкает в спину, не то чтобы я кому-то должна, нет, но все же. С детства во мне воспитали, что на первом месте – долг, ответственность, а любовь – потом.

Что такое стройка? Во-первых, деньги. Думала, быстро соберем необходимую сумму. Но все оказалось не так просто. Жертвуют одни и те же. Во-вторых, надо вникать в сам процесс. Строителям все равно, где они работают и, главное, как. Лишь бы платили.

– Вы сказали, что помогают одни и те же. Где-то я читала, что наш бизнес не очень охотно вам помогает…

– Бизнес помогает, но не так активно, как простые люди.

– А реклама по телевидению – это реальная копеечка?

– Да! Сейчас, когда можно платить через Интернет, человеку вообще стало легко помогать. Пусть суммы невелики, но больше, чем от бизнеса.

– Вы, наверное, по жизни очень решительный человек. Когда ушли на зарплату втрое меньше и вообще круто поменяли свою жизнь, это говорит о характере?

– Нет, считаю, что решительности мне как раз и недостает. Я скорее импульсивная, и мне нужен, простите, толчок под зад.

– А что случилось тогда?

– Страшно не люблю давление. Просто не терплю. Меня всегда можно попросить: мол, Анна Георгиевна, не могли бы… Но если тон повелительный, включается противодействие. На уровне рефлекса.

Прежняя работа очень хорошо оплачивалась, но была скучной и неинтересной. Может, сейчас иначе поступила бы, а тогда… Почувствовала, что нужны перемены. Я человек энергичный, силы надо было куда-то направить, и, конечно же, на созидание. Когда предложили пойти воспитателем в детский онкологический центр, неожиданно согласилась. Хотя окружающие меня не поняли: как так? Уйти с должности инженера-биохимика на должность воспитателя?!

– Вернемся к подарку от Президента Беларуси – земле. А сегодня вам власть должна помогать или не должна?

– Это вопрос риторический. Вот говорят: строить хосписы – обязанность государства. Кто вам сказал? Где это записано? Во всем мире хосписы – решение социума, показатель культуры общества.

Парадокс: у нас все хотят государственного финансирования, а на Западе – наоборот. Почему? Никто не хочет контроля. В паллиативе должна быть свобода, это не жесткое направление с выверенными стандартами. Цель паллиативной помощи – качество жизни. У каждого оно свое, и подогнать его под определенные стандарты невозможно.

– Какое будущее у нового хосписа?

– В идеале я бы видела участие государства и частного капитала в финансировании хосписа в соотношении 50 на 50. Но готовы ли бизнесмены предоставлять 600 тыс. долларов в год? Нет. Значит, выход один – финансирование государством. Оно готово выделить деньги, и мы будем работать с госструктурами.

– Какой видите себя лет через 10?

– Мечтаю, что к тому времени будет работать детский центр паллиативной помощи, причем уже хорошо известный на просторах СНГ и Восточной Европы. С удовольствием бы занялась консультативной работой. Еще хотела бы создать фонд детской паллиативной помощи. У меня даже символика есть. Будем работать на международном уровне. Часто бываю у коллег за границей и вижу, что мы сейчас больше можем учить, чем учиться. Наша модель работы интересная. Неудивительно, что сегодня тем странам, которые только начинают развивать паллиативную помощь, предлагают белорусскую модель.

Еще хотела бы, чтобы через 10 лет мое внимание занимали внуки. В молодости для меня семья была вторична. Сегодня понимаю, что это неправильно. А на самом деле и через 10 лет я буду вкалывать (смеется).

– Как сегодня – здесь и сейчас – членам вашей команды удается не «выгорать»?

– На меня могут обижаться, но я считаю, что термин «синдром выгорания» часто используют не к месту. Раньше это было профессиональное, как в медицине, когда врач не чувствует чужой боли. Все остальное – это хроническая усталость, эмоциональный срыв. Есть способы совладать с этим. Например, супервизия – система профессиональной поддержки. Можно поговорить со специалистом, который тебя выслушает. Но не каждый может высказаться! Для меня лучший способ решения эмоциональных проблем – это дача, кот, собака. Если совсем плохо, могу убрать квартиру, чтобы физически устать.

– Что вы делаете в жизни для себя любимой?

– Раньше – ничего, а сейчас, наверное, пошел кризис возраста. Люблю массаж. Готова потратить все заработанные деньги в SPA-салонах: хочу красиво стареть.

– Счастье – это…

– Быть в гармонии с собой. Внутреннее спокойствие и счастье дочки.

***

Все о белорусском детском хосписе – на сайте hospice.by.

Еще материалы рубрики:

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Неравнодушный директор гимназии

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Чем больше Бога в сердце человека, тем больше в нем радости

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Самое сложное – найти не читателя, а писателя

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Цветущие яблони – символ молодости, а плоды – символ успехов союза молодежи

ГЛАЗА В ГЛАЗА. А. Якобсон: «Жизнь – это долг, который надо исполнить»

Комментарии к статье
Добавить комментарий