СТОЛИЦЫ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО. Управленец, организатор, акушер-гинеколог

23 Дек 2015 11:22

Автор:

Что может выбить доктора из колеи и какие подводные камни у вспомогательных репродуктивных технологий, рассказала заместитель директора по акушерству и гинекологии РНПЦ «Мать и дитя» Светлана Нагибович.

Агентство «Минск-Новости» совместно с Минской городской организацией ОО «Белорусский союз женщин» продолжают рассказывать о красивых и успешных женщинах, которыми гордится столица.

От зари до зари

– Светлана Юрьевна, про многих врачей говорят: живут на работе. Вы из их числа?

– Большая часть жизни проходит на работе – в акушерстве и гинекологии по-другому невозможно. Сбылось мамино пророчество. Она у меня врач-стоматолог (по сей день работает, а ей 72 года). Помню ее напутствие: «Света, стоматологом не будешь. Это адский труд у станка». Но когда на третьем курсе мединститута я определилась со специальностью, мама сказала: «Ты нашла свой станок, и похлеще моего…». Дочери не пошли по моим стопам, и знаю, почему: с утра до ночи я в роддоме. В любое время суток могут вызвать. Не раз дети упрекали: «Что за профессия? Мы тебя не видим, не слышим».

– Это из воспоминаний? Сейчас ваша должность управленческая…

– …и организаторская. Тем не менее принимаю роды, оперирую. А как иначе?

– Тогда вы как никто другой понимаете, какие боли испытывает женщина при родах. Почему врачи делают обезболивание только избранным?

– В нашем центре около 10 % естественных родов проводят под анестезией (спинальной, эпидуральной или комбинированной). Не потому что дорого для бюджета. Обезболивание в родах не всем подходит, да и женщина может не захотеть.

– Насчет не захотеть – это юмор такой медицинский?

– Нет, у каждого человека существует свой болевой порог. Есть женщины, у которых он очень высокий, они отказываются от обезболивания. К слову, нам потребовалось много лет на введение в практику этих методов. С врачом-анестезиологом, с которым вместе занимались разработкой технологий обезболивания в родах, целых семь лет прожили в родзалах, по-другому назвать нельзя. Сегодня инструкцию, которую совместно разработали, применяют по всей стране. Можно много говорить про за и против обезболивания. Мое мнение: врач обязан сделать все от него зависящее, чтобы женщина не побоялась рожать во второй раз. Если сразу после родов интересуются: «Светлана Юрьевна, когда можно прийти за вторым ребеночком? Через год, два?» – испытываю огромную радость. Значит, дождемся пополнения.

Организм не обманешь

– Не у всех получается зачать ребенка естественным путем, последний шанс – вспомогательные репродуктивные технологии, в том числе ЭКО…

– Стало модно идти на ЭКО после 50 лет! Жуть. И в нашем центре мы пришли к выводу: не стоит рекламировать вспомогательные репродуктивные технологии (ВРТ), включая экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО). На демографию рождение детей «из пробирки» не повлияет: младенцы, появившиеся на свет благодаря ВРТ, составляют менее 1 % от общего числа новорожденных. А здоровье женщин, зацикленных на этих технологиях, теряется из-за необходимого использования слишком жесткой гормональной терапии. И порой не раз, не два… Скажите, для чего нужны пятая, седьмая попытки? Зачем издеваться над своим организмом? Иногда подобные эксперименты плачевно заканчиваются. Да, есть ситуации, когда программа ВРТ действительно оправдана. Например, женщина пережила две внематочные беременности, ей удалили трубы, гормональный статус у нее в норме, но шанса стать матерью естественным путем не осталось. В таком случае врачи не назначают высокие дозы гормонов.

– Почему при разработке Закона Республики Беларусь «О вспомогательных репродуктивных технологиях» доктора не внесли предложения по ограничению числа попыток ЭКО?

– Не было опыта. Активно в нашей стране врачи-репродуктологи работают 20–25 лет. Это немного. Зато в законе учли число подсаживаемых эмбрионов – не более двух, три подсаживают женщине старше 35 лет, если у нее до этого были три неудачные попытки.

– Врачи воспротивились рождению двойняшек и тройняшек?

– Женский организм эволюционно сложен для развития одноплодной беременности, а многоплодная всегда сопровождается высоким риском развития осложнений. Как только женщина вынашивает двух, трех малышей, рожает раньше срока.

Поблагодарить забыла

– Традиционно в РНПЦ «Мать и дитя» принимают самые сложные роды. И даже в этих случаях наверняка есть те, которые остаются в памяти надолго?

– У нас каждый день неординарные ситуации. Выделить что-то трудно. Хотя… в этом году спасли жизнь матери. Ей 24 года, первый ребенок появился на свет путем кесарева сечения (ему сейчас 2,5 года). Второй младенец родился таким же способом, а маму чуть выходили. Во время родов плацента, она обычно находится в матке, перешла в смежные органы и вросла там. Операция прошла удачно, но случилась эмболия (закупорка кровеносных сосудов) околоплодными водами. Девять реанимационных мероприятий провели ей за одни сутки. Не помогло, попросили помощи у коллег из РНПЦ «Кардиология», которые выполнили пациентке сложнейшую операцию на сердце. Несколько суток боролись за ее жизнь. Все завершилось благополучно, и мы забрали женщину к себе на реабилитацию. Время выписки подошло. Приезжает супруг, привозит только что родившей маме туфли на 12-сантиметровых каблуках, она делает яркий макияж и по ходу наведения красоты говорит нам: «Знала бы, что в РНПЦ «Мать и дитя» меня будут две недели держать, никогда бы не приехала сюда рожать!» Ни слова благодарности. Врачам было очень обидно выслушивать претензии. Человек даже не осознал, что с ней случилось. А ведь доктора двух центров сражались за ее жизнь! Более того, патология, с которой мы столкнулись, до сегодняшнего дня считалась неуправляемой. Справились.

Всему свое время

– Дочери не пошли по вашим стопам. Кем они стали?

– Старшая, Алеся, работает провизором. Младшая, Валентина, учится в Витебске на втором курсе ветеринарной академии. Дочерей (у них разница восемь лет) всегда очень оберегала. Жалела. Наверное, потому что выросла в семье, где все должно было быть на отлично. Мама – вечный двигатель – мыслила так: муж и дети во всем обязаны быть только первыми. Папа уезжал на соревнования (был в сборной Советского Союза по академической гребле) – значит, должен привезти золотую медаль. Благодаря целеустремленности папа стал генералом. А я не считаю, что ребенок должен гробить свое здоровье, чтобы получить несчастную десятку. Никогда не требовала от дочерей только отличных оценок. Старалась донести до них, что девочка – прежде всего будущая мама. Все остальное – на 10-м, 20-м, 30-м месте. Если девочка думает: получу одно образование, второе, третье, потом стану мамой, то пока она все задуманное осуществит, дом построит и получит портфель великого специалиста, ей 40 исполнится… И даже если она в таком возрасте забеременеет, родит ребенка, через полгода все равно выйдет на работу. Трудоголик ведь. Кому в таком случае нужен малыш? Няне? Она не воспитает так, как мама. Никогда в жизни.

– В каком возрасте вы стали мамой?

– Старшую дочь родила после третьего курса. Бабушка тогда безапелляционно заявила: «Академический не бери, я что, не смогу свою правнучку досмотреть? Возвращайся в институт». Послушалась: три месяца с малышкой посидела и дальше пошла учиться. Так и воспитала бабушка Алесю. Благо жили вместе… Жалею сейчас, что дочурке мало времени уделяла. Младшая родилась, когда я училась в клинической ординатуре. В декрете год побыла. Сегодня понимаю: это неправильно. Но наверстать упущенное нереально.

Культ семьи

– Есть женщины, которые любят только своих детей. Вы как?

– Люблю и своих, и чужих. Папа, единственный сын у родителей, мечтал о большой дружной семье. И создал ее. Мы с семьей брата (у него двое сыновей), как только дети заканчивали учебу в школе, переезжали к родителям на все лето. У них загородный дом в Ждановичах. Дом в лесу. Грядок нет. Много пространства и полное ощущение свободы. Нас такое совместное житье-бытье только радовало. Папа, генерал в отставке, разрешал и разрешает внукам все. Очень любит их. Хотят носиться как угорелые по дому – пожалуйста. Родительский дом – это то место, где всегда поймут и поддержат. Когда какие-то проблемы, знаешь: приедешь сюда – и все забудется. Родители очень тактичные люди, в душу лезть не будут и всегда порадуются, если все получается. Они в курсе всех наших дел. Мы и сейчас приезжаем к ним каждые выходные. И без этого общения просто не можем жить.

Дополнительная информация

26 % от общего количества родов в Беларуси выполняются при помощи кесарева сечения, в РНПЦ «Мать и дитя» такие операции делают более чем 40 % рожениц.

Еще материалы рубрики:

СТОЛИЦЫ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО. Радуга Ирины Дорофеевой

СТОЛИЦЫ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО. Торговая марка – LATUSHKINA
СТОЛИЦЫ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО. Обаятельная полковник медицинской службы
СТОЛИЦЫ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО. Нескучный труд директора школы
 
Комментарии к статье
Добавить комментарий