Театр Геннадия Гладкова приглашает на мюзикл-мистификацию «12 стульев»

14 Фев 2016 17:00

Автор:

Ближайшие показы состоятся 29 февраля и 28 марта на сцене Республиканского Дворца культуры профсоюзов.

Про мечты мошенников и фокусы со стульями корреспондент агентства «Минск-Новости» поговорила с актером Дмитрием Якубовичем – единственным Остапом Бендером в театральном Минске.

Спектакль «12 стульев» появился в репертуаре Театра Геннадия Гладкова «Территория мюзикла» еще в июне прошлого года. В основе – либретто Марка Захарова и Юлия Кима. В режиссерской версии Анастасии Гриненко – реалии 2000-х. По сюжету научный сотрудник проводит экскурсию по музею мебели, среди экспонатов которого – стулья из гостиного гарнитура мастера Гамбса. Ну а дальше – всем известная история.

– Роман написан Ильфом и Петровым на сломе эпох, когда на смену самодержавию пришел новый общественный строй, – говорит Дмитрий Якубович. – В годы, когда создавалось либретто, которое мы использовали, произошел новый слом – Советский Союз ушел в прошлое. Заметьте, к этому литературному материалу обращаются снова и снова в момент какого-то обновления. В связи с этим роман приобретает другое звучание. Мой герой переходит из века в век, сохраняя основные черты. Неважно, какая эпоха на дворе. Он остается таким же обаятельным мошенником и романтиком, следующим за мечтой, к светлому будущему. Поэтому нравится людям. Любой обманщик должен понравиться! Артист – тоже обманщик.

IMG_6863 copy

На страницах романа Ильфа и Петрова Остап Бендер впервые появляется как загадочный незнакомец лет двадцати восьми. Когда к зрителям выходит Дмитрий Якубович, и без слов понятно, что он в образе великого комбинатора.

IMG_6884 copy

– Мы оставили основные визуальные приметы Остапа, поскольку его образ стал хрестоматийным, – поясняет актер. – Мне кажется, его уже нельзя представить без шарфа и кепки. Костюм для спектакля сформирован так, что можно переодеваться очень быстро. Сначала Остап выходит в безрукавке под дорожным пальто. После знакомства с Кисой готовится обольщать всех в бирюзовом пиджаке и желтых туфлях, так что мы недалеко ушли от первоисточника. На аукционе герой появляется весь в белом – ему кажется, что бриллианты вот-вот окажутся в его руках. В финале Остап бросает белый шарф всем персонажам, встретившимся ему на пути. Это мечта, которой он делится со всеми.

IMG_6907 copy

В мюзикле звучат композиции, хорошо знакомые по культовому телефильму 1976 г. Марка Захарова: «Белеет мой парус такой одинокий», «О, Рио-Рио, рокот прилива», «Нет, я не плачу и не рыдаю», «Выйди ко мне, донна Белла» и другие.

– Однако в нашем спектакле процентов пятьдесят новой музыки, – отмечает Дмитрий Якубович. – Геннадий Игоревич Гладков написал ее специально для этой театральной версии и именно в жанре мюзикла. Я обожаю «Печальную песню Остапа», которая звучит почти в финале, когда мой герой понимает, что не будет ему уже никаких бриллиантов.

Во время спектакля артист практически не покидает сцену – два с половиной часа поет, танцует и демонстрирует «четыреста сравнительно честных способов отъема»… нет, не денег, а зрительского внимания. Один из них – фокус со стульями. В каждом из 12 есть какой-то механизм, и сцены их вскрытия смотрятся эффектно и не повторяются.

IMG_1250_новый размер copy

– У меня постоянно возникают опасения по этому поводу, – признается артист. – Стулья сборные, внутри – специальная конструкция, чтобы можно было «ломать» их, «разрывать» обивку. Нужно быть осторожным, иначе конструкция не сработает и стул развалится раньше времени. Уже два-три пришлось переделать.

Как руководитель театра и хореограф мюзикла Дмитрий Якубович появляется на сцене часов за пять до начала спектакля – контролирует подготовку и репетирует с труппой.

– Конечно, это тяжело физически, но мы привыкли работать в таком режиме, – говорит он. – Нам нужно все проверить, повторить некоторые сцены, наложить грим, разогреться. Очень важно обжить пространство, потому что играем на съемной площадке (на сцене Республиканского Дворца культуры профсоюзов.Прим. авт.). Обычно в музыкальных театрах принято так: пока актер поет, балет танцует. Потом начинается проигрыш, и уже он сам может потанцевать. Мы стараемся делать все это одновременно. Перед спектаклем мне лучше побыть в тишине, чтобы собраться с мыслями, все продумать, сконцентрироваться. Перед выходом на сцену нахожусь в таком состоянии, когда кажется, что сейчас оторвусь от земли и полечу. С одной стороны, это волнение, а с другой – уже иная форма существования. Когда внутри есть такое ощущение, тогда все получается точнее и эмоциональнее, легче овладеть залом.

IMG_2955_новый размер copy

IMG_3940_новый размер copy

Фото Анжелики Грекович

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий