Какова роль случая в спортивной жизни лыжника Сергея Долидовича

20 Мар 2016 19:00

Автор:

Блог автора

Участник шести Олимпиад лыжник Сергей Долидович рассказал о подготовке к соревнованиям в Заполярье, на что потратил первую зарплату и о роли случая в его жизни.

– Сергей Николаевич, не собираетесь завершать карьеру?

– Похоже, пришло время завязывать. Чувствую, что не смогу добавить. В предыдущие сезоны были другие ощущения. Наверное, сказывается возраст, плюс энергию и время забирает тренерская деятельность. Хватит уже: 99,9 %, что заключительная моя гонка была на этапе Кубка мира в финском Лахти в скиатлоне. В этом году в расписании соревнований нет моей коронной дистанции – 50 км коньковым стилем. Будет в следующем – 2017-м. На Олимпиаде-2018 есть марафон, но классическим ходом. Это не мое. Так что смысла выступать дальше нет. Почему нравится марафон коньковым стилем? В спринтерских гонках нужна скорость. Я не могу стартовать на максимальных оборотах. В марафоне необходимо распределить силы, а после 30 км нужно терпеть. На Играх-2014 в Сочи во время эстафеты прикинул, что если проиграю на первых 10 км лидеру меньше минуты, то буду претендовать в марафоне на место в шестерке сильнейших. Так и получилось – стал пятым.

– Можно ли в «Раубичах» организовать этап Кубка мира?

11-03_Гость МК_Долидович_Голуб Долидович copy

– Наверное, но это дорогостоящее удовольствие. Нужно принять уйму команд, разместить, накормить, предоставить условия для тренировок, а заработать сложно. Для этого надо выгодно продать права на телетрансляцию, билеты. Знаю, что организаторы чемпионата мира – 2015 в шведском Фалуне остались в плюсе. Рассказывали, что они реализовали около миллиона билетов на все гонки. Минимальная цена одного квитка –15–20 евро. Помню, когда объявили, что на одной гонке присутствуют более 100 тыс. человек, испытал шок. Причем на трибунах находилось около трети от всего числа зрителей, остальные – вдоль трассы. Когда-то и у нас был большой интерес к лыжам. Мое детство прошло в Орше. Тогда зимой все дружно высыпали на улицу. Замерзший и заснеженный Днепр был испещрен лыжными следами. А с каким нетерпением ждал субботы и воскресенья! В эти дни с родителями ходили покататься. Помню: идешь –радуешься морозу, лыжам, покатушкам с горки… Сейчас все изменилось. У детей уйма соблазнов – телевизор, компьютер, телефон, планшет… От цивилизации ведь не уйдешь.

– Но у тех же норвежцев лыжные гонки, как религия. Правда?

– Так и есть. С другой стороны, в этой стране другой уровень жизни. Норвежские фьорды уставлены яхтами. Их имеют даже семьи со средним достатком. Но в этой стране не развивают художественную гимнастику. Бокс там считается мордобоем. В Беларуси же сотни парней, а в последнее время и некоторые девчонки занимаются боксом. Помню, как в Орше бились район на район, стенка на стенку. С восьмого класса все пацаны участвовали в субботу и воскресенье в таких мероприятиях. Если прогуливал их, тебя считали, мягко говоря, последним лохом. Благо в седьмом классе я переехал в Минск и избавился от участия в этих драках.

– Грустите, что не выиграли медаль на топ-турнирах?

– Ну завоевал бы я ее, допустим, на Играх в Турине. Бегал бы после этого так долго? Вряд ли. И потом, изменит ли выигранная медаль уже сложившееся обо мне мнение? Думаю, нет. Скажут: «Ну наконец-то…» Да, Бьерндален всю жизнь бегает, находит мотивацию, выигрывает… Но у него не все так складно в личной жизни. Он волк-одиночка. Мой стимул выступать – кормить семью.

«Трэнэр, давай замэну…»

– Каждый год в конце сезона наша команда ездила в российский Мончегорск, где вы 8 раз выигрывали марафоны…

– В Беларуси в это время уже нет снега, а уходить в отпуск еще рановато. Пусть на эти старты собирались далеко не все сильнейшие, но приятно выигрывать любую гонку. Плюс получал неплохие призовые за победы. Ездил в Мончегорск с семьей. Там у меня много друзей, с которыми учился в нашем институте физкультуры. Весна в Заполярье – замечательная пора года: днем тепло, ясно, ночью легкий мороз. Удивительное место… Помню, в мае 1997 года с парнями из белорусской сборной готовились к Олимпиаде в Нагано. Жили в Финляндии, тренировались в Швеции и Норвегии. Место почти безлюдное: три юрты, несколько домиков, за день проезжает пару бензовозов. Тогда вместо положенных 18 дней провели 14. Не смогли больше: солнце ходит по кругу, всегда светит, а организм не хочет спать. Не помогало занавешивание окон, укутывание… У меня есть фото: стою в час ночи на улице и светло, как днем.

– Результат в вашем виде во многом зависит от подготовки лыж…

– Не научились мы до сих пор и, скорее всего, никогда не научимся угадывать с мазью. Особенно в теплую погоду. Подготовка лыж – это искусство. Я радуюсь, когда не отстаю от соперников на спуске. А когда еду чуть-чуть быстрее – совсем праздник. На Олимпиаде-2014 успели подобрать мазь благодаря тому, что достаточно долго находились в Сочи. А этапы Кубков мира скоротечные – два-три дня. Не успеваем подготовиться. Сколько пар лыж с собой вожу? Перед соревнованиями успеваешь проверить максимум восемь. Чтобы обкатать одну пару, необходимо проехать около 5 км. У лидеров мирового рейтинга огромная команда работает над подбором лыж, а сами звезды в этом процессе не участвуют.

– Вас можно назвать фанатом?

– Был им до женитьбы. Потом перешел в другую категорию, стал профессионалом. Лыжные гонки для меня работа. У меня сейчас профессиональный подход: если не выйдешь на тренировку, значит, не заработаешь стипендию, не прокормишь семью. Самое страшное, если ребенок что-то попросит купить, а я не найду денег. Буду чувствовать себя несостоявшимся родителем. Это много лет держит меня в тонусе. У нас вид спорта не командный: никто на замену не выйдет. Один на один со временем, с самим собой. Есть жизненный анекдот. Армянин бежит лыжную эстафету. Силы на исходе, а впереди еще пару километров. Почти падая, кричит: «Трэнэр, давай замэну…»

– Какой у вас стаж?

– Я старожил Министерства спорта и туризма Беларуси. Состою там в штате с момента его образования – с 1992 г. Недавно зашел в отдел кадров. Спросил в шутку про увеличение надбавки за выслугу лет. Девушка поинтересовалась, какой у меня стаж. Я ей ответил: «Примерно такой же, сколько вам лет – 23 года». Посмеялись. Надбавка, если не ошибаюсь, составляет 30 % к окладу. Помню, первое время получал 60–70 долларов. На первую зарплату купил себе на вещевом рынке «Динамо» испанские ботинки – казаки. Это как у рокеров, только с тупыми носами. Когда выиграл этап Кубка мира, к зарплате накинули еще 10 долларов. Но… Тогда бегали быстро, зарабатывали мало. Сейчас парни более обеспечены, но бегают медленно. Парадокс.

Поумерить аппетиты

– Говорят, в Минске много детей занимается лыжными гонками?

– Нужно еще больше детей. Из 200–300 детей в группах начальной подготовки можно вырастить парочку хороших спортсменов. Не нужно специально никого тащить в секцию и делать из него олимпийского чемпиона. Из этого точно ничего не выйдет. Человек должен сам рваться, хотеть заниматься. В нашем виде спорта не поздно начать тренироваться в 14 лет. Правда, условия для детей не ахти. Подвал минской гимназии № 16 –лучшая база города, а может и страны. Да, у нас есть трасса в центре города. Нужно сказать спасибо обслуживающему персоналу за то, что быстро и профессионально готовит снежную подушку к зимнему сезону. Здесь есть освещение, каждое утро трассу утрамбовывает ратрак. Словом, все условия, чтобы заниматься. Однако не хватает рядом сооружения, где будут раздевалки, душевые, хранилище для лыж, тренерская комната. Понимаю, это стоит не пару рублей, но эти вложения окупятся. Когда родители увидят условия, обязательно приведут детей.

– Пока у нас этого нет. Значит, нужно поумерить аппетиты или завозить пачками россиян?

– Умерить аппетиты. То есть не ждать от наших лыжников великих свершений. Вообще, состояние вида спорта нужно мерить не лидером, а вторым-третьим номером. Например, в биатлоне Домрачева взяла годичную паузу, и что получается?.. Лучший результат Надежды Скардино на одном из этапов Кубка мира – 5-е место, у Анастасии Дуборезовой – 12-е. Точно так же в лыжных гонках. Убирайте мою фамилию и смотрите следующего. Далее лучшие результаты у Михаила Семенова. Он был 11-м на этапе Кубка мира, 12-м – на чемпионате мира. Мы не должны ждать, что один человек будет отдуваться за всю команду. Я заканчиваю карьеру, а кто меня заменит?.. Белорусские лыжные гонки откатываются назад.

– Ваша старшая дочь Ольга решила пойти по стопам отца?

– Она занималась фигурным катанием. Потом захотела попробовать силы в лыжном спорте. Пока у нее есть желание, что-то получается на соревнованиях. Божья искра? Рано говорить. Столько было у нас талантливых. И где они? Отвлекались на другие дела, не буду говорить какие, и пропадали. Человек сам должен понять, что важнее. Я подталкиваю дочку к тому, что, если сама не будешь делать, папа не сможет помочь. Дома мы про тренировки и соревнования не говорим.

Его величество случай

– В лотереи играли?

– Да, но ничего не выигрывал. И денег не находил, но по этому поводу не переживаю. В жизни многое решает случай. Вот пример. В 1997 г., после того как стал 12-м на чемпионате мира, мне поступило предложение сменить гражданство и перебраться в США. Тогда американцы собирали сборную к Олимпиаде-2012 в Солт-Лейк-Сити. Я в 1997 г. женился. Если бы не это событие, не исключено, что уехал бы в США.

– Курьезов в карьере было много?

– Можно книжку написать. Приехали как-то на сбор в Австрию. Пришли в баню. Тренеры уже моются. Захожу в душевую кабину и вижу жидкость для мытья посуды. Мягко говоря, удивился. Оказалось, наши тренеры купили на скидках в местном супермаркете якобы шампунь. Пенилось очень хорошо… Как-то раз возвращалась наша команда со сборов в Апатитах. Тренеры уехали домой на день раньше, а нам оставили билеты на поезд. Правда, квитки были на рейс… через месяц. Или вот еще случай. Приехали на этап Кубка мира в Швецию чуть раньше обычного. В гостиничном ресторане начинают обслуживать спортсменов, когда прибывают все команды. Меня и тренера отправили в китайское кафе. Нас обслужили по полной программе. Обычно кормят проще. Тренер ушел заниматься подготовкой лыж. Смотрю, официант насторожился. Я встаю. Он мне наперерез, не выпускает без оплаты… Быстро пришел хозяин и уладил вопрос. Оказывается, официанта не ввели в курс дела, что придут спортсмены.

– Слышал, что когда-то ваш отец купил вам лыжи, продав машину. Это правда?

– Почти так и было. Мне, чтобы прогрессировать, нужны были хорошие лыжи. Стоили они в 1990 г. 1.000 рублей. Ровно столько выручил отец за продажу своих «Жигулей» и отдал мне половину. Еще 250 рублей сняли со сберкнижки, а 250 насобирал сам. Благодаря этой покупке стал чемпионом России. Тогда папа не пожалел о продаже авто. Удивительный человек. Помню, я куда-то уезжал – он был в брюках и белой рубашке. Вдруг его позвали срочно помочь соседу с ремонтом машины. В чем был, в том и побежал. Причем помогал абсолютно бескорыстно. Всегда хотел быть на него похожим, чтобы совершать такие поступки и не жалеть о последствиях.

– В январе этого года у вас родилась третья дочка…

– Знал, что по статистике после первых двух детей одного пола, в 95 % случаев и третий ребенок будет того же пола. Наверное, хотел, чтобы родился парень. Но дочке рад. Имена? Старшую назвали Олей в честь моей бабушки. Дашу и Злату… Их имена с женой подбирали методом исключения из своего большого списка. На варианте младшей остановились, может, и потому, что мне «золота» в карьере не хватало. Вот оно и пришло.

Дополнительная информация

За свою карьеру принимал участие в 11 чемпионатах мира (с 1995-го по 2015-й), на которых выходил на старт в 34 дисциплинах. Лучший результат – 4-е место в скиатлоне на 30 км на чемпионате мира – 2011 в Хольменколлене.

Комментарии к статье
Добавить комментарий