Позволяет ли ЦТ определить уровень знаний белорусских школьников

01 Апр 2016 18:10

Автор:

Блог автора

Директор Республиканского института контроля знаний Николай Феськов раскрыл секреты подготовки тестовых заданий и объяснил, почему ответы на них невозможно купить в Интернете.

1O9A2197 copy

— Внедрение в Беларуси централизованного тестирования сопровождалось бурными дискуссиями. Спустя более чем 10 лет можно ли с уверенностью сказать, что к этой форме вступительных экзаменов привыкли и школьники, и их родители?

— Сегодня все понимают, что централизованное тестирование — наиболее объективный способ отбора абитуриентов. Причем за 10 лет мы существенно усовершенствовали систему ЦТ. До мельчайших деталей отработана технология проведения испытаний. Почти все процессы, которые характеризуются однотипностью, автоматизированы. Это, с одной стороны, повышает информационную безопасность, с другой — ускоряет процесс подготовки и обработки тестовых материалов. Кроме того, идет постоянная работа над качеством самих заданий. Они по структуре, компоновке, содержанию ничем не уступают тестам тех стран, которые проводят испытания в аналогичном формате.

— Сколько требуется времени на разработку одного теста?

— Полный цикл подготовки заданий, от заключения соответствующего трудового соглашения между институтом и авторским коллективом до перемещения в базу, составляет 1,5–2 года. При этом все права на пользование тестовыми заданиями принадлежат Республиканскому институту контроля знаний. Авторы заданий не имеют права передавать их третьим лицам или публиковать в течение 10 лет.

— Есть мнение, что тестовые задания не позволяют раскрыть творческие способности ребят.

— Я с этой точкой зрения не согласен. Ведь творчество — это в первую очередь умение применять знания в жизни. Поэтому абитуриентам предлагаются разные задачи, к примеру, не только рассчитать площадь прямоугольника, но и определить, какое количество ламината уйдет на пол зала или сколько трубок обоев понадобится для стен кухни. К сожалению, практика показывает, что некоторые молодые люди не готовы решать практические задачи. Так, простое задание на определение площади прямоугольника выполняют 85 % от числа всех участников испытаний. Задание на вычисление площади пола кухни — только 72 %. И лишь 44 % оказываются в состоянии вычислить площадь прямоугольного куска стального листа, который отрезали от рулона металла.

В последнее время в мире наблюдается повышенный интерес к проблемам качества образования. Начиная с 2000 года Организация экономического сотрудничества и развития (ОECD) проводит международные исследования образовательных достижений 15-летних подростков по программе PISA. В основе этих исследований — тесты с заданиями, построенными на ситуациях из реальной жизни. Такие задания, как правило, направлены не столько на выявление конкретных знаний, сколько на умение учащихся сопоставлять факты, делать выводы, работать с информацией. Сегодня в производстве востребованы специалисты, которые обладают комплексными знаниями и умеют применять их на практике. Обучение не должно быть оторвано от действительности.

— Какие страны по результатам этого мониторинга показывают лучшие результаты?

— В международном исследовании по программе PISA в 2018 году изъявили желание участвовать 82 страны, в том числе впервые Беларусь. Что касается предыдущих мониторингов, то стоит отметить: в число лучших неизменно входили страны Восточной и Юго-Восточной Азии (Сингапур, Тайвань, Корея, Япония и другие). Абсолютный лидер — Китай. Подростки из Поднебесной в одинаковой степени хорошо владеют математическими, естественнонаучными знаниями, а также читательской грамотностью. В школах этих стран хорошо развито профильное образование. Положительную динамику демонстрирует Польша, относительно неплохие показатели у Швейцарии и Лихтенштейна. Стабильно хорошие результаты у канадских школьников. Неожиданным для многих европейских аналитиков оказался успех Финляндии. В основу образовательного процесса в этой стране положен индивидуальный подход к ученикам. Причем учитель несет ответственность за хорошее усвоение учебного материала каждым школьником. Непонимание темы урока не считается виной учащегося. По мнению финнов, это свидетельствует о том, что учителя (в классе их два) на занятиях не нашли эффективных дидактических приемов и методов преподавания. Что касается наших соседей, то Россия, которая приняла участие в исследовании в 2015 году, оказалась далека от лидирующих позиций. Российская школа отличается чрезмерным академизмом, практическим занятиям с учениками по-прежнему не уделяют должного внимания. К сожалению, похожие недостатки и у белорусской системы образования.

— Психологи утверждают: нынешняя молодежь видит картинку в целом и воспринимает информацию по принципу клипа. Заметили ли вы такую тенденцию? Сказывается ли это на тестировании?

— Современные дети не готовы воспринимать значительные объемы информации. Мы обратили внимание на то, что у участников ЦТ вызывают затруднения задания с большим текстом. Как только он выходит за рамки одного-двух предложений, абитуриентам сложно уловить суть, понять, что от них требуется. К примеру, если в условии написано: «Чем больше сопротивление, тем меньше сила тока», то с задачей справляется гораздо большее количество абитуриентов. Если же в тексте употребить фразу «обратно пропорционально», процент выполнения будет на 10–12 пунктов меньше. Именно поэтому мы стараемся писать тестовые задания на доступном для детей языке, делаем их максимально понятными и короткими.

— Получается, мы многое теряем?

— У подобного явления есть как плюсы, так и минусы. Люди с клиповым мышлением не могут делать глубокий логический анализ и решать сложные задачи. В то же время такой человек быстрее реагирует на ситуацию.

— Ссылаясь на результаты ЦТ, многие специалисты утверждают, что в последние годы резко упал уровень подготовки белорусских школьников. Так ли это?

— Определенное снижение качества знаний, в частности математической подготовки и письменной грамотности, действительно есть. Но это, к сожалению, общемировая тенденция. Голландский институт СИТО, который проводит аналогичное тестирование у себя, решил проверить уровень знаний по математике студентов первого и второго курсов педуниверситетов. Многие из них не смогли решить задачи 6–7-х классов. Ошибки типичные, такие же допускают и белорусские школьники. Представление о резком падении уровня знаний современных школьников, на мой взгляд, несколько утрировано. Благодаря тестированию мы увидели реальную картину, которая существовала всегда. Лет 30 назад в вузы шли так называемые сливки общества. Документы в приемные комиссии подавали 15–20 % от общего числа выпускников школ, а студентами становились и того меньше. Об общем уровне подготовки судили по хорошо успевающим ученикам, тихих троечников просто-напросто не было видно. Сейчас наблюдается иная ситуация. Поступить в вузы пытаются 80–90 % 11-классников. Классическими абитуриентами являются выпускники лицеев и гимназий. Они, как правило, демонстрируют хорошие результаты. Так, средний балл по русскому и белорусскому языкам у выпускников лицеев и гимназий 2015 года составил более 60, по математике — почти 52 балла, по физике у лицеистов — 52 балла, у гимназистов — 45. Среди участников тестирования лишь около 50 % — молодые люди, только окончившие школу. Остальные абитуриенты — это либо учащиеся профтехучреждений и ссузов, либо выпускники предыдущих лет. К сожалению, за год учебный материал забывается очень быстро.

— Сопоставляете результаты ЦТ с теми отметками, которые студенты получают на первых вузовских экзаменах?

— Безусловно. Мы всегда интересуемся результатами первой экзаменационной сессии первокурсников. Студенты, которые получили высокие баллы на ЦТ, успешно сдают и вузовские экзамены. Тем же, кто с трудом преодолел конкурсный отбор, приходится туго в университетских стенах.

— Как вы относитесь к идее гармонизации систем тестирования стран Таможенного союза?

— Не вижу в этом необходимости. В каждой стране свои учебные планы и программы, национальные традиции. Чтобы интегрировать системы тестирования, придется многое ломать. Это потребует, как финансовых затрат, так и дополнительных человеческих ресурсов, что абсолютно не оправданно.

— Когда-то количество выпускников, которые сдавали русский и белорусский на тестировании, было практически одинаковым. В 2014 году заявок на белорусский язык было уже в 3 раза меньше, чем на русский.

— Действительно, выпускников, которые выбирают в качестве экзаменационного испытания белорусский язык, с каждым годом становится меньше. Сокращается и число абитуриентов, которые изъявляют желание сдавать математику, биологию или другой предмет на белорусском языке. Престиж родного языка нужно поднимать. Недавно Министерство образования предложило уравнять в школьной программе количество часов белорусского и русского языков. Это действительно хороший ход. Можно пойти еще дальше — сделать обязательными для тестирования два государственных языка.

— Не собираются ли в Беларуси повысить статус сертификата централизованного тестирования — сделать его действительным в течение двух лет?

— Скажу так: это обсуждается.

— Из года в год на тестировании пытались подзаработать предприимчивые люди, в частности, предлагали купить ответы на экзаменационные задания через Интернет…

— Меня всегда поражала наивность людей, которые верят в «добрых» помощников. Какие задания попадут в окончательный вариант тестов, в Республиканском институте контроля знаний не знает никто, даже директор. Наш банк тестовых заданий вводится в ноутбук, который хранится в отдельном сейфе. Извлекают компьютер только накануне проведения тестирования. Компьютерная программа методом слепого выбора формирует 10 вариантов для ЦТ. При этом ответы на задания находятся в сейфе до момента обработки бланков в институте.

Участники тестирования рассаживаются в аудитории в соответствии с жеребьевкой. Члены организационной комиссии, которые присутствуют в аудиториях и наблюдают за процессом ЦТ, также не знают, в какой аудитории им придется работать. Опять-таки все решает жеребьевка. Есть еще одна дополнительная страховка: на тестировании по языку в аудитории не могут находиться филологи, а по физике — математики. Таким образом вероятность утечки информации сводится к нулю.

— Не планируете в ближайшее время отказаться от бумажного централизованного тестирования и перейти к компьютерному?

— Нет. Централизованное тестирование, которое проводится на бланках, — самое защищенное от вмешательства извне. Если проводить вступительные экзамены в онлайн-формате, придется не только существенно увеличивать количество вариантов, но и постоянно опасаться хакерских атак. Это в свою очередь потребует привлечения дополнительных финансовых ресурсов.

— В России при тестировании используется третья ступень — область С.

— Действительно, в отдельных странах есть задания с развернутым ответом — эссе, краткое сочинение, так называемая область С. Опыт России и Украины показывает, что к их выполнению приступают только 25–30 % от общего числа участников тестирования. Именно поэтому мы пока не видим необходимости внедрять область С у себя. Нужно все хорошо продумать, ведь есть несколько нюансов. Во-первых, потребуется определенная корректировка в системе информационной безопасности централизованного тестирования. Во-вторых, бланки ответов таких заданий проверяют только вручную — соответственно, должен быть целый штат специально подготовленных педагогов. И наконец, главное — так называемая ручная проверка не лишена субъективного подхода к оценке работ.

— В Беларуси набирает популярность профильное обучение — необходимо ли дифференцировать с учетом этого тестовые задания?

— То, что мы возвращаемся к профильному обучению, — большой плюс. Предложения разработать тесты отдельно для будущих физиков и программистов и отдельно для гуманитариев время от времени звучат. Но в настоящий момент в этом нет необходимости. Не секрет, что будущие филологи в качестве профильного предмета не выбирают физику или математику. Следовательно, сложность тестовых заданий никак не влияет на окончательное место того или иного абитуриента в общем рейтинге. Дифференциация тестов оправдана в том случае, когда существует разделение учебных заведений на классические университеты и технические институты.

— Многие родители сетуют на то, что в Беларуси нет единого экзамена, который одновременно является и итоговым за школу, и вступительным в вузы…

— Проблема в том, что не только родители, но даже некоторые педагоги не видят принципиальной разницы между централизованным тестированием и итоговой аттестацией. Задача ЦТ — составить рейтинговый список абитуриентов, определить в общем списке место каждого претендента на студенческий билет. У выпускных экзаменов иная цель — оценить, насколько хорошо молодые люди усвоили школьную программу. Следовательно, методики подготовки тестовых материалов, система планирования результатов испытаний здесь разные.

Фото Сергея Шелега

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий