Почему одновременно с языком стоит изучать культуру страны

10 Апр 2016 16:07

Автор:

Блог автора

Многие ли минчане владеют испанским, нужны ли сегодня профессиональные переводчики, и почему одновременно с языком стоит изучать культуру страны, в которой на нем говорят.

Об этом и не только рассказывает декан факультета испанского языка Минского государственного лингвистического университета Михаил Лытин.

В один прекрасный день мне позвонил знакомый выпускник лингвистического университета: «Включай российские новости! Однокурсники из Москвы и Питера сообщили: там Михаила Ивановича показывать будут!» В ожидании сногсшибательного сюжета из жизни иняза, удостоенного показа по крупному телеканалу, включила телевизор. И увидела… президентов Беларуси и Венесуэлы и переводившего их разговор Лытина.

— Михаил Иванович, впервые сталкиваюсь с тем, что выпускники вуза спустя много лет так заинтересованно, с таким вниманием и доброжелательностью относятся к своему декану. Сложно ли заработать подобный авторитет?

— Наверное, это даже не авторитет — скорее, особая сплоченность нашего факультета. Он маленький, мы знаем всех своих студентов, общаемся с выпускниками. Не бывает такой недели, чтобы кто-то из них не заглянул «на огонек». У нас есть собственный праздник «Испанское кафе», существующий уже больше полувека, с того времени как при факультете французского языка было создано маленькое отделение испанского, всего две группы. Тогда в новом, недавно открытом корпусе начали организовывать вечеринки, на которые собирались студенты и преподаватели, выступали молодежные ансамбли из других вузов. Я был просто потрясен, когда впервые туда попал! Рядом со студентами сидел проректор по научной работе, а маститый преподаватель декламировал стихи Лорки.

— Вы упомянули, что ваш факультет небольшой. Но, возможно, то, что Беларусь в последние годы активно налаживает связи с Латинской Америкой, усиливает и популярность языка?

— Факультет открыли в 1966-м в ответ на вызовы, которые в то время получал Советский Союз в связи с появлением независимой Кубы! И оказалось, что в СССР нет переводчиков с испанского. Их подготовка стала одной из важных задач. И Беларусь была единственной республикой Союза, где спланировали и внедрили изучение испанского как иностранного языка с самых первых классов школы и заканчивая университетами. А выпускники иняза работали на Кубе, в Анголе, Мозамбике. Прошло какое-то время, и в 2006 г. Беларусь стала сотрудничать с Латинской Америкой. Причем президенты Беларуси и Венесуэлы начали активное взаимодействие, не дав чиновникам заморозить, затянуть разработку проектов. Появились контракты, которые надо было переводить, но благодаря тому, что мы сохранили систему подготовки, в этот ответственный момент страна не почувствовала дефицита переводчиков. Наши выпускники стали востребованы. Сейчас на подходе активное сотрудничество с Эквадором, оживают связи с Кубой. Вот уже года два мне периодически звонят директора тех минских школ, кто когда-то отказался от изучения испанского, и просят подобрать для них педагогические кадры. Буду рад, если эта тенденция сохранится.

— Нужны ли профессиональные переводчики сегодня, когда многие руководители знают иностранный?

— Хороший вопрос! Действительно, сейчас переводчики в чистом виде редко кому нужны — уважающий себя бизнесмен, как правило, может договориться с партнерами на английском. Поэтому в последние годы мы в университете осовремениваем гамму специализаций и профессий. Небольшой стране Беларуси огромное количество переводчиков, может, и не нужно. Но когда они специализируются на чем-либо, знают основы экономики, PR-технологий, то ценятся выше. Стараемся шагать в ногу со временем, и выпускники лингвистического университета котируются на рынке труда. Более того, наш вуз один из тех редких, которые не ощутили дефицита абитуриентов в последние годы. Я сам поступил в иняз под влиянием Фиделя. Он приезжал в Советский Союз, по радио транслировали его выступления, которые запали в душу школьнику. И по сей день ощущаю полученный тогда эмоциональный заряд.

— Однако ваш сын в первый класс пошел в школу, где изучают немецкий. И это несмотря на то, что буквально в сотне метров от дома находилась школа с преподаванием ряда предметов на испанском! Может, этому языку вы учили его самостоятельно?

— Для меня это были кошмарные полгода! В той самой испаноязычной 114-й школе я проходил практику, работал после распределения. Словом, считаю ее родной и даже в шутку спрашиваю у студентов, приходящих на занятия после практики, не появилась ли там табличка «здесь работал Михаил Иванович». Дело в том, что прошел слух, будто кто-то из учителей, набирающих первые классы, довольно авторитарен, и было решено отдать ребенка в другое учебное заведение. А после уроков сын приходил на крыльцо 114-й и ждал, когда освободятся его друзья. Об этом мне рассказали педагоги. И я сказал: что же мы делаем? Ситуация была исправлена. Сам я с сыном не занимался. Учить иностранный нужно систематически, преподаватель должен быть требовательным. Насколько это применимо к собственному ребенку? Я предпочитал косвенно воспитывать интерес к языку, рассказывая об Испании, Латинской Америке, что более эффективно. Думаю, мне это удалось, он знает два иностранных.

— Изучая язык, поневоле впитываешь культуру стран, где на нем говорят. Удается ли преподавателям и выпускникам факультета сравняться в этих знаниях с коллегами из испаноязычных государств?

— Мы стремимся к тому, чтобы из стен университета выходили не просто переводчики и учителя, а люди, знающие культуру и историю стран, язык которых изучали. Именно знание культуры превращает тебя в настоящего испаниста. Но… Я иногда предлагаю студентам перевести юмористическое произведение, содержащее всевозможные аллюзии, и спрашиваю: что вы там видите? Получается, что в языковом плане они понимают всё, а вот то, что данная фраза имеет обратный смысл, замечают не все. Кстати, у меня тоже был подобный облом, когда из Гранады приехал профессор и я похвастался: вот какие я даю студентам тексты для перевода, там скрыты такие вещи. И вдруг коллега раскрыл для меня еще один, третий смысловой уровень показанного текста, которого я не знал. Может, именно потому, что моим собеседником был лингвист-испанец.

— Ваши студенты рассказывают, будто их декан иногда уверяет иностранцев, что в Минске испанским владеет чуть ли не каждый второй. Более того, предлагает в этом убедиться самостоятельно.

— Это моя «фишка»! Испанцы, знающие Беларусь, наш менталитет лишь понаслышке, зачастую приезжают очень скованные. Я их успокаиваю, рассказываю, какой современный у нас город. Объясняю, что здесь даже если не заговорят с ними по-испански, то как минимум поймут! Наших выпускников по городу ходит много, направить гостей пообщаться с ними совсем несложно. И после нескольких диалогов у иностранцев начинает уходить эта напряженность. Сам же я удивился однажды, когда вел преподавателей Сарагосского университета к себе в гости на ужин. Они уже уверились в том, что в Минске можно объясниться по-испански. Но когда возле нашего дома навстречу выбежали 8-летние мальчишки, на чистейшем испанском кричавшие, что «надо вызвать сантехника!», удивился уже я, а иностранцы восприняли это абсолютно невозмутимо. Видимо, они уже привыкли к тому, что у нас испаноязычная республика.

Комментарии к статье
Добавить комментарий