В УЧИТЕЛЬСКОЙ. Женщина года — 2015

26 Апр 2016 10:09

Автор:

Блог автора

Директор гимназии № 11, лауреат конкурса «Женщина года — 2015» Ольга Бойко размышляет о том, сложно ли найти общий язык с родителями школьников, о чем мечтают дети учителей и нужны ли реформы образованию.

В свое время, определяясь с будущей профессией, юная выпускница 79-й минской школы (нынешняя гимназия № 34) не колебалась ни минуты: конечно же, пединститут! Ее умение находить общий язык с самыми строптивыми одноклассниками отмечали учителя, а семейные вечера в кругу родителей-преподавателей были заполнены разговорами о тонкостях их работы. И вуз покорился вчерашней школьнице с первой же попытки.

— Мама преподавала в политехническом институте, она кандидат экономических наук, — рассказывает Ольга Леонидовна. — Отец тоже кандидат наук, но уже исторических, учитель истории. Поэтому к моменту, когда пришло время выбирать собственный путь, иной профессии у меня перед глазами не было — я знала изнутри именно учительский труд. Вечера в нашей семье были заполнены разговорами о работе: как педагогически правильно поступать в том или ином случае, как преподнести свой предмет, чтобы ученики восприняли и усвоили его наиболее полно. Имея средний балл аттестата 4,5 из 5 возможных, я с первой попытки поступила в пединститут им. Максима Горького (нынешний педуниверситет им. Максима Танка) и окончила исторический факультет со второй специализацией «французский язык». Хочу отметить: в те годы это было весьма престижное учебное заведение. Благодаря тому, что в школе с первого класса изучала французский язык, а папа-историк, конечно же, не допускал пробелов в знаниях дочери по своему предмету, при поступлении в вуз мне не понадобились никакие репетиторы.

Тем не менее, честно сознается Ольга Леонидовна, историю она не преподавала ни одного дня, отдав предпочтение французскому языку. Трудилась в 31-й и 148-й столичных школах, гимназия № 11 — ее третье место работы. Директор надеется, что эта цифра уже не изменится.

— Мне нравится работать в учебном заведении с достойными традициями. Тем более что с одной из них связана и моя нынешняя победа в конкурсе «Женщина года» в номинации «За вклад в развитие духовности и культуры». Это оценка в том числе и нашего духовно-образовательного проекта «Логос», существующего в гимназии уже 11 лет.

Все наработки за годы существования проекта как нельзя лучше влились в акции, проводимые совместно с союзом женщин, ведь духовное воспитание — важнейшая составляющая в его деятельности: именно женщины-матери сильнее всего задумываются не только о физическом, но и о моральном здоровье своих детей. Участниками праздников, проходящих в гимназии, были многие руководители союза женщин — пообщаться с родителями, детьми и педагогами приходили Ирина Алексанова, Надежда Ермакова.

— О том, что сменили работу учителя на должность директора, не жалеете? Все-таки рабочая неделя директора это уже не 20 часов. Да и ответственность высокая.

— Действительно, учитель и директор — это разные уровни ответственности. Педагог отвечает за себя и за свой класс. А для меня эти рамки всегда были слишком узкими. Когда я, совсем юная, если не сказать зеленая, выпускница института пришла в школу, то после первого года работы меня назначили начальником школьного лагеря. И мне это понравилось! Мой энтузиазм заметило руководство, и до того, как стать директором гимназии № 11, я прошла все ступеньки учительской карьеры, какие только можно пройти в школе.

Руководителю любого коллектива доводится быть третейским судьей в разного рода конфликтах. Причем в школе спорящих сторон даже не две, а больше — учителя, ученики, родители. Как поступить в спорной ситуации директору: грудью встать на защиту чести мундира или допустить, что педагог не всегда прав?

— По-разному бывает… Но априори в подобных случаях мы исходим из интересов детей. У них еще нет жизненного опыта, внутреннего стержня. Педагог может подстроиться под ситуацию, а восстанавливать психическое равновесие ребенка очень трудно. В конфликт нередко вмешивается третья сторона — родители. В учебном заведении со статусом гимназии они активно участвуют в учебном процессе, следят за тем, кто и как учит их детей. Сегодня, имея уже немалый педагогический и директорский опыт, я на несколько шагов вперед могу просчитать, кто и как поведет себя в сложной ситуации. Проблемная точка — оценка знаний учащегося.

Впрочем, в последнее время особых конфликтов у нас не было. Если в начале своей работы в гимназии я очень часто занималась разборками жалоб, то сегодня, мне кажется, мы с родителями работаем в одной связке и прекрасно понимаем друг друга — диалог налажен.

— Как складывалась ваша собственная школьная жизнь? Все ли в ней было безоблачно и легко ли быть учительской дочкой, а впоследствии — мамой-наставником?

— Я училась в школе с углубленным изучением иностранного языка. А это значительная нагрузка. К тому же мама отдала меня в музыкальную школу, которая отнимала уйму времени. Так что безоблачности не было.

Когда ровесники гуляли на улице, я была прикована к фортепиано и должна была разучивать концерты, готовиться к экзаменам. К тому же скидок на то, что я учительская дочка, педагоги не делали. То, что позволялось другим, мне было категорически запрещено. Но я была заводилой, вокруг которой постоянно кучковались одноклассники. И хорошие ученики, и хулиганы. Доходило до того, что классный руководитель иногда просила меня повлиять на кого-нибудь из одноклассников. Возможно, она уже тогда видела во мне педагогические способности… Что касается моего ребенка, то мамина профессия принесла ему больше тягот, нежели преимуществ. Неслучайно говорят — сапожник без сапог. Своего сына видела меньше, чем детей, с которыми работала в школе. Очень благодарна своим родителям, которые воспитывали его, пока я трудилась с утра и до позднего вечера. Помню, когда он учился в 5-м классе, я пришла домой до того, как он лег спать. Сын меня обнял и сказал: «Мама, спасибо, что ты пришла к нам в гости!» У меня просто слезы навернулись на глаза в тот момент! Ведь это упущенное время, не отданное своему ребенку, уже не возвратишь никогда… Тем более что он учился не в той школе, где я работала. Только в старших классах, когда нужно было готовиться к поступлению в вуз, забрала его к себе, чтобы иметь возможность как-то контролировать этот процесс. Хотя психологически для сына это было некомфортно. Но он с честью вынес сложный период.

Вокруг системы образования нынче ломается немало копий. Школьным программам, учебникам, методикам преподавания достается немало упреков. При этом в хоре критиков голос школьных учителей зачастую не слышен, хотя им изнутри, наверное, виднее, какие реформы нужны образованию в первую очередь.

— Пожалуй, я бы вообще сделала паузу в реформах, — размышляет Ольга Бойко. — Все хорошо в меру. На мой взгляд, система образования должна быть консервативной. Наша задача — сохранить и передать детям то, что накоплено предыдущими поколениями: и знания, и духовную составляющую образования. А в погоне за новшествами мы теряем свои корни и в результате можем потерять самих себя. Поэтому перемены меня всегда немного настораживают. Есть классно-урочная система, созданная великими педагогами еще в XIX веке. И хватит! Урок — учитель — ученик.

А технологии меняются очень часто. Да, при подготовке урока можно пользоваться Интернетом, но никакие технологии не заменят взаимодействие человеческих душ, общение учителя с учеником.

Еще статьи рубрики:

В УЧИТЕЛЬСКОЙ. О важности и нужности уроков трудового обучения в школах

В УЧИТЕЛЬСКОЙ. Школьный роман

В УЧИТЕЛЬСКОЙ. Как заинтересовать современного школьника учебой

В УЧИТЕЛЬСКОЙ. Педагоги-новаторы лицея № 2

В УЧИТЕЛЬСКОЙ. Слово за слоўка

Комментарии к статье
Добавить комментарий