Писательница Лариса Васильева рассказала, что терпели жены сильных мира сего и почему танкам место в музеях

01 мая 2016 15:00

Автор:

Блог автора

Известная российская поэтесса и прозаик Лариса Васильева, автор произведений «Кремлевские жены», «Дети Кремля», «Жены русской короны», «Жена и муза», рассказала, зачем мужчина, показывая силу, достает оружие, что терпели жены сильных мира сего и почему танкам место в музеях.

На взгляд собеседницы, многие сегодняшние беды оттого, что все властные структуры устроены по вертикальному принципу, как «скроен хозяин жизни» — мужчина. Однако прямых линий в природе не существует.

— У женщины же круговое мироощущение, которое властные структуры всего мира не хотят принимать, — рассуждает Лариса Николаевна. — Что в результате мы имеем? Посмотрите на свои семьи, пронизанные вертикально-бюрократическими конструкциями, и задумайтесь: так было, так есть, но так ли должно быть?..

В Минск Лариса Васильева приехала, чтобы пообщаться с минской публикой на тему «Женский взгляд на политическую кухню». Автор этих строк воспользовался случаем, чтобы пообщаться с известной писательницей.

— Вряд ли это можно назвать женским взглядом, скорее, я исповедую понятие гармонии, в том числе гармонии двух начал человечества, которые создают жизнь, — отмечает автор (ей — на минуточку! — 81 год), расположившись в удобном кресле гостиничного номера. — Ничего другого на земле, кроме этой идеи, я не вижу. Я гармонист, но не тот, который жмет на кнопки (смеется). К слову, поиском гармонии занимаюсь всю жизнь — в разное время с разным успехом. Это напрямую зависит от политики, ведь были времена, когда понятие гармонии и вовсе не могло быть произнесено вслух, поскольку считалось глупостью и пустыми разговорами. Но когда становится плохо, у людей гармония всплывает, за нее хватаются, и тогда я выхожу и говорю: «Здравствуйте, нам нужен женский парламент».

Так случилось, когда на советском олимпе появилась Раиса Максимовна (Горбачева. — Прим. авт.). Она читала мои тексты и пригласила на встречу. Я, хотя и могла поменять все свои планы, предложила ей подстроиться под меня: проверяла ее склонность к гармоничным отношениям. И она подстроилась. В итоге мы встретились при страшно неудобных обстоятельствах на заседании Верховного Совета, в перерыве его работы. Она стала рассказывать о себе то, что мне было неинтересно: о том, как они поженились, как бедно жили когда-то. Это очень часто встречается у кремлевских женщин. Перебив ее, я взяла слово и предложила идею женского парламента. У нее загорелись глаза, и она сказала: «Не знаю, поймет ли Миша, но я доведу эту мысль до его сведения». Он, к слову, понял, и нам была назначена встреча с его заместителем. Я собрала самых сильных и интересных женщин, среди которых были Валя Терешкова, Марина Рахманова, которые тоже что-то возглавляли (некоторых из них еще нужно было превращать в женщин)… Эх, в итоге с нами не встретились, и все накрылось (улыбается).

— В разных интервью, на встречах вы много говорите о позиции женщины в современном мире. На ваш взгляд, ее роль сегодня усилилась?

— Думается, и это хорошо, что сегодня уже можно вести разговор о равновеликости двух полов. Возвращаясь к гармонии, отмечу, что она нужна не только на уровне государства, должностей, но и в очень тонком варианте — семье. Согласитесь, нельзя девочку и мальчика воспитывать одинаково, даже в одной семье, даже в коммуналке. Они совершенно разные. Даже по-разному нужно с ними разговаривать, а у нас об этом до сих пор мало кто думает. Именно из-за этого, к сожалению, начинаются проблемы… То же касается обеспеченных персон — там вообще полное безобразие — деньги застят всё.

Пожалуй, роль женщины в семье не доминирующая. Тут важно и умение относиться к мужчине, как к фигуре, беречь, любить его и делать так, чтобы он любил. Ведь мужчина легко воспитуем! При этом он устроен так, что всегда идет вперед. Иногда даже бежит: ему страшно — и он ускоряется и не собирается отступать. Женщина в силу навыков, заложенных природой, имеет возможность совершенствовать мужчину.

— Наверняка, когда общались с кремлевскими женами, вы видели в них этот стержень…

— Разное было. Они доставались мне в основном упавшими, но при этом уже нормальными. В них вновь просыпалось человеческое, при этом такое, что с некоторыми я даже не хотела встречаться. Например, была такая красавица и умница с тяжелой судьбой — Нина Берия. Она все понимала, все знала и всегда ждала, что «это» прекратится. При всем этом она была очень интересным ученым в своей области, умела вести себя как женщина. Ей приходилось хитрить, чтобы мужа превращать в человека. Иногда у нее это получалось. Она даже позволяла ему иметь какое-то подобие семьи с молодой женщиной, где был ребенок. Все эти истории я слушала от знакомых и незнакомых мне людей. Чего таить, собирала слухи и сплетни! И даже видела ее во времена взлета. Помню, это было в Большом театре, она была в абрикосовом платье, плотной стеной окруженная чекистами. Мне хватило этого, чтобы представить ее физическое состояние. А когда она меня ждала — брошенная, прошедшая много бед, я не пошла. Испугалась полюбить ее, не хотела растаять и потерять остроту зрения.

— А сегодня следите за современными кремлевскими женами?

— Знаете, я о них не думаю и ими не интересуюсь. Не только потому что пока они «закрыты», хотя ко мне все равно стекаются какие-то слухи и я каким-то образом влияю на то (не хотела бы сейчас всего этого называть), что меняет жизнь этих людей. Но никто меня не поймает за руку (смеется). Видно, «заведующий» на небесах создает мне условия, чтобы я оставалась в этой теме, ведь когда-то начала ее первая в мире. Отрадно, что «Кремлевские жены» прошли по всей планете на разных языках. Это уже после меня появились книги о женах кайзеров, императоров, царей и королей.

— Глядя с высоты ваших книг, согласны ли, что за каждым успешным мужчиной стоит женщина?

— Конечно! Понимаете, ведь только Нина Петровна Хрущева могла сказать этому своему барбосу: «Никита, ну что ты возишься с этой кукурузой, ну что за глупости!» Никто другой не мог. Также и Нина Теймуразовна наверняка что-то говорила Лаврентию Берии. Да что говорить, Надежда Константиновна Крупская, когда впервые увидела Ленина, сама написала в блокноте: без него революция невозможна. Она его вычислила! И готовила его не в мужья, а в вожди.

— Сильно ли удивляются мужчины, когда узнают, что вы знаете толк не только в женщинах, но и в танках?

— Чему тут удивляться? Меня это дополняет, к тому же это любовь к отцу.

— Вы как-то сказали, что музей, который вы создали, построен не в честь отца. Почему?

— Скорее, в память о нем, но в честь его времени и его коллег. Он вообще был замечательный человек, к тому же красивый, высокий. Думается, он бы понял мою идею гармонии и мои мысли о «вертикальном» мире мужчин.

— На ваш взгляд, танки должны стоять в музее?

— Да, но они должны быть готовы, потому что мир дисгармоничный. Вообще мой отец мечтал, чтобы все танкисты стали трактористами.

— Кстати, вам Минск показался гармоничным городом?

— Во всяком случае, куда более стремящимся к гармонии, чем, например, Москва. Тут вопрос пространства, белорусскую столицу легче гармонизировать, чем это чудище — Белокаменную, хоть я ее и обожаю.

Комментарии к статье
Добавить комментарий