Дмитрий Чуйков: часто сталкиваюсь со стереотипом, что театр кукол – это где дяди и тети за ширмой в куклы играют

15 мая 2016 17:00

Автор:

 

О том, каково играть детей для детей и от чего на сцене закладывает уши, говорим с актером Белорусского государственного театра кукол Дмитрием Чуйковым.

Встречаемся в театральном фойе после утреннего показа спектакля «Малыш и Карлсон, который живет на крыше», поставленного Александром Янушкевичем в 2013 г. За стеной еще слышно, как галдят в гардеробе дети. Хотя Дима (а по-другому к нему и не обратишься в таком образе) и сам похож на маленького мальчишку: шорты, рубашка, взъерошенные волосы. Так положено по роли.

_NEV3678 copy

О правде и возрасте

— Когда ставили спектакль, было тяжело, — говорит актер. — Во-первых, некомфортно. Я же взрослый мальчик, а тут Малыш. Тяжело сыграть ребенка: нужны и пластика определенная, и голос другой. У детей моментально меняется и настроение, и объект внимания: погрустил, а через секунду уже счастлив. Во-вторых, во многих сценах я просто тараторил текст, не вкладывая в него ни должного смысла, ни эмоций. Со временем многие моменты стали получаться гораздо живее, в чем, безусловно, помогли и мои партнеры по спектаклю. До сих пор у меня к себе много вопросов по поводу этой роли и периодически мой внутренний критик говорит мне: «Дима, вот в этом месте ты был как робот».

Мне нравится режиссерская концепция, контрастная картинка спектакля, где куклы и предметы гораздо большего размера, чем в обычной жизни, за счет чего возникает иллюзия того, что на сцене действительно маленький мальчик, а не взрослый парень (художник-постановщик Татьяна Нерсисян. — Прим. авт.). Да и мне самому это помогает почувствовать себя маленьким.

_NEV3703

О громком сочувствии

— Ввиду специфики театра и из-за того, что здесь много детских спектаклей, нужно привносить в роль, которую исполняешь, более яркие краски, — поясняет Дмитрий. — И дети даже в какой-то степени помогают. По их искренней реакции понимаешь, в правильном направлении ты что-то делаешь или нет. Сложность в том, что они иногда очень громко кричат, поэтому приходится надрывать связки, чтобы тебя было слышно. Акустика у нас в театре неидеальная. В этом спектакле, например, ребятам очень нравится, когда мы гоняемся за пылесосом. Они визжат, смеются. Сочувствуют Малышу, когда Фрекен Бок запирает его, и помогают звать на помощь Карлсона. Так кричат, что уши закладывает.

_NEV3685 copy

О неординарном

В театре кукол Дмитрий работает около трех сезонов. Пришел сюда сразу после академии искусств, где учился на актера драмы на курсе у Владимира Мищанчука.

— Меня привлекла неординарная, нонконформистская направленность этого театра, в частности постановки художественного руководителя Алексея Анатольевича Лелявского, — поясняет собеседник. — Это абсолютно синтетический театр, где в спектаклях сочетаются и элементы театра кукол, и драматическая игра, и хореография, и работа с маской, и музыка. То, что приходится играть и для детской, и для взрослой аудитории, очень развивает тебя как актера. Зачастую, конечно, приходится сталкиваться со стереотипом, что театр кукол — это там, где дяди и тети за ширмочкой играют в куколки. Но такое мнение только у тех, кто еще не был у нас.

Мне очень интересно работать в последней постановке Алексея Анатольевича по Аристофану «Птицы». «Тартюф», «Ладдзя роспачы» — одни из моих любимых спектаклей. «Мойдодыр» — зрелищный спектакль с заводной музыкой Светланы Бень, где я в костюме стиральной машины говорю с детьми о чистоте и гигиене. В «Красной Шапочке» играю Волка и тоже отрываюсь.

_NEV3708 copy

О радости и музыке

— Театр — это моя основная работа, но не забываю и о мечте профессионально заниматься музыкой, — говорит актер. — Раньше отдавал предпочтение рок-н-роллу; будучи подростком, играл с ребятами в группе, записал пару песен. На данный момент меня привлекает сплав электроники с живыми инструментами, есть много нереализованных идей и проектов. Я окончил музыкальную школу по классу фортепиано. В 10-м классе нацелился поступать в консерваторию, но решил не перегружать себя классическим музыкальным образованием. Пошел с товарищем на актерские курсы. Увлекся театром. Хотя до поступления в академию я имел скудное представление о том, что это такое. Мой кругозор ограничивался тем, что я видел в театрах Минска, и мне это мало импонировало. Сейчас я искренне рад, что работаю именно в этом театре.

Пока говорим, в гардеробе снова начинается галдеж — уже пришли зрители на следующий показ.

— Нельзя, чтобы дети видели меня тут в костюме, пора за сцену, — прощается Дмитрий.

Справочно

Дмитрий Чуйков — актер Белорусского государственного театра кукол. Занят в спектаклях «Ладдзя роспачы», «Птицы», «Шелк», «Тартюф», «Красная Шапочка», «Малыш и Карлсон», «Таинственный гиппопотам», «Балада пра белую вішню», «Жуткий господин Ау», «Мойдодыр».

Фото Елизаветы Добрицкой

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий