ГЛАВНЫЙ ВРАЧ. Сергей Молочко о лечении алкоголизма

10 Июн 2016 15:23

Автор:

Главный врач Городского клинического наркологического диспансера — о шведском опыте, анонимном лечении и зарубежных «коврижках».

В проекте агентства «Минск-Новости» — руководители медицинских учреждений. У каждого из них — свой взгляд на окружающий мир и современную медицину.

— Сергей Михайлович, подскажите, как жить, если денег постоянно не хватает…

— А их много и не бывает. Трудности экономического плана дают возможность переосмыслить что-то в этой жизни. Так не бывает, чтобы жизнь напоминала бравурный марш. Белая полоса чередуется с черной. К этому надо относиться философски и воспринимать как данность. Оптимистично.

— В вашей жизни больше белого или черного?

— Всего хватило, полная палитра. С преобладанием позитивных тонов: всегда при деле, семья хорошая. Всю жизнь трудился на одном поприще. Сначала психиатрия, потом наркология — ее младшая сестра. Если нравится то, чем занимаешься, уже хорошо. 28 лет на руководящем посту. Поначалу возглавлял в Минске государственную хозрасчетную наркологическую амбулаторию. Довольно успешно: вышли на самоокупаемость. После объединения с наркологическим диспансером мне предложили два варианта: стать главврачом объединенной структуры или уйти в подчинение. Поскольку девять лет работал самостоятельно, привык к относительной свободе мысли, свободе принятия решения. Согласился на руководство.

— Говорите: работа нравится. С такими сложными пациентами?

— Простых больных не бывает. Кто на что учился: то, что психиатра надо готовить на несколько лет дольше, чем врача другой специальности, говорит о серьезности проблемы. В отличие от коллег мы в большей степени завязаны на родственниках пациента: чем дольше родные скрывают масштаб бедствия, тем сложнее помочь. Особенно если больные, достигнув достаточно зрелого возраста, продолжают оставаться для своих матерей маленькими детьми. Странно видеть, когда женщина, которой за семьдесят, приводит на прием 50-летнего сына и разговаривает с ним, как с маленьким ребенком. С младенцем нянчилась и сейчас опекает. Трудно спасти оступившегося, если за него все решает другой человек, пусть даже самый близкий. Но мы стараемся.

— В лечении алкоголизма что-нибудь изменилось за последние 20 лет?

— Когда меня спрашивают о новых методиках, препаратах, вспоминаю поездки по обмену опытом в Швецию. В этой стране здравоохранение на 95 % государственное. Уровень медицины довольно высокий. Нас возили по клиникам, знакомили с организацией медицинской помощи таким людям. Там примерно так: если у человека есть зависимость, его направляют в клинику, где устанавливают порядок лечения и минимальный срок нахождения в стационаре. Лечат тем же препаратом, что и мы. Только не говорят пациентам, что он древний и ему уже 60 лет. Если у кого-то из медработников возникает подозрение, что пациент пытается выбросить лекарство (засунуть под язык, а потом выплюнуть — у нас многие так делают), ему продлевают срок лечения. А это дополнительные финансовые затраты и потеря времени. Совсем не радужная перспектива дисциплинирует пациентов. В Швеции неординарный подход к сотрудникам, имеющим проблемы с алкоголем. Мне довелось побывать на известном автомобильном концерне. Таких работников там не пинают, не увольняют, а сообща вытягивают.

— Нам далеко до столь толерантного отношения…

— Согласен. Самого шведы поразили. Руководство концерна подсчитало: на подготовку квалифицированного специалиста требуется 28 тыс. крон. Лечение начинающего алкоголика обходится в 7 тыс. крон. Поэтому выгоднее его взять на карандаш, направить в клинику и эффективно пролечить, нежели растить новичка.

— И как же они вычисляют начинающих?

— Система налажена: один из руководителей (на уровне нашего мастера) участвует во всех корпоративах, наблюдает, кто и сколько выпивает. За «отличившимися» сотрудниками устанавливают контроль: присматриваются, как они выглядят по понедельникам, после праздников. На предприятии есть медсанчасть, в штате — врач, медсестра, лаборант. «Подозреваемым» предлагают за символическую плату сдать анализы, пройти минимальные обследования. Если сомнения подтвердились, оповещают в мягкой форме: «У вас проблемы со здоровьем, которые усугубятся, если не будете соблюдать спортивный режим». Также предлагается медицинская помощь. И ее охотно принимают. Алкоголизм сродни любой болезни — на начальной стадии лечится неплохо.

— Наш человек уйдет в себя, махнет на все рукой, но добровольно наркологам не сдастся. Верно?

— Одна из причин недоверия — боязнь постановки на учет. Но есть анонимное лечение. Паспорт не нужен. Назовись кем хочешь — Ивановым, Петровым, Сидоровым… И ложись в клинику. Главное, убедить человека, что пребывание в наркологическом стационаре не отразится на его социальном статусе. Мы скидки каждый месяц предлагаем. И в июне они будут. Один день в клинике обойдется примерно в 300 тысяч рублей. У частного врача капельница столько же стоит, а если он на дом приедет, то еще за такси возьмет. У нас квалифицированный медперсонал, проверенные медикаменты. Создаем для пациента комфортные условия: чистая постель, трехразовое питание… Правда, до любого каприза за ваши деньги не дошли — из ресторана еду не доставляем (шутка).

— Лечение эффективно?

— Зависит от стадии болезни, настроя пациента. Если с утра брюзжит, вероятность того, что упадническое настроение поспособствует выздоровлению, минимальна.

— Повторно обращаются?

— Случается. С первого раза не всегда получается — прыгуну в длину дают три попытки. Но даже повторное обращение — свидетельство того, что человек получил квалифицированную помощь. Доверяет врачам, иначе не пришел бы.

— Нередко врачи жалуются: работы много, платят мало. И так из года в год. Не проще ли уехать туда, где сытно, сладко и легко?

— Сладко, говорите… Знакомый доктор, высококвалифицированный специалист, свободно владеющий английским языком, уехал в Нью-Йорк. Там у него много родственников, которые помогли в устройстве на работу. На новом месте его загрузили так, что сбежал через несколько месяцев. Объяснил: «Не могу работать на ставку, которая как наши полторы с дежурствами. Отпуск — 16 дней. Да, оплата выше. Для одинокого человека, возможно, такая жизнь — благо. Но не для семейного». В Беларуси врачи работают немало. Но все равно наша система более щадящая, более человечная.

— Может, все проще: за рубежом наш доктор остается мигрантом, который работает на износ за невысокую по их меркам плату?

— Это касается не только врачей, но и представителей других профессий. Моя старшая дочь Ольга живет в Париже. Замужем за гражданином Франции, он инженер. Коренные французы не трудоголики, иностранцы для них — это прежде всего дешевая рабочая сила. Дочь — психолог, в Москве занималась рекрутингом (подбором персонала) во французской фирме. Сейчас трудится в этой же фирме, но в Париже. Требования серьезные, объем работы огромный. Более того, как отцу и как врачу мне совершенно непонятен подход французов к маленьким детям. Как только сыну исполнилось шесть месяцев, она обязана была выйти на работу. И это считается нормальным.

— А ребенка куда?

— В ясли или с няней. Совсем маленький и с посторонними людьми… А как же материнское молоко, тепло и ласка? В нашей стране декретный отпуск по уходу за ребенком до трех лет. Да и потом, на мой взгляд, лучшее для женщины — частичная занятость. А то моя младшая Настя тоже сутками пашет в известной международной IT-компании. Живет в Сан-Франциско, замужем.

— К дочерям собираетесь переехать? На пенсии, например…

— Исключено: старое дерево на новой почве плохо приживается. Достаточно того, что побывал в гостях и посмотрел. Есть такое понятие космополит (гражданин мира). Но перекати-поле — не для нас с женой. Мы земледельцы, а не кочевники. Останемся в Беларуси: здесь наши предки, родственники, друзья. Все близкое и родное.

Еще материалы рубрики:

ГЛАВНЫЙ ВРАЧ. Директор РНПЦ оториноларингологии – о хирургии и женском счастье

ГЛАВНЫЙ ВРАЧ. Николай Зубелевич: «Авторитет надо заработать»

ГЛАВНЫЙ ВРАЧ. Светлана Цобкало: «Кто защитит доктора?»

ГЛАВНЫЙ ВРАЧ. Виталий Лужинский: «В жизни не все определяется деньгами»

ГЛАВНЫЙ ВРАЧ. Доктор с романтичной душой

Комментарии к статье
Добавить комментарий