Как распутывал уголовные дела в 20-х годах минский полицейский Александр Ильюкевич

12 Июн 2016 12:04

Автор:

Блог автора

В 1919–1920 годах такие уголовные преступления, как разбой или грабеж, происходили практически ежедневно. Минским сыщикам удавалось раскрыть многие преступления, несмотря на тяжелое военное время.

В те годы начальником уголовной милиции города был Александр Ильюкевич. Об преступлениях, которые распутал минский полицейский, — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Обокрали с блеском

В мае 1919 года привычное для Минска спокойствие нарушилось, горожане были встревожены тем, что их ожидает. Польские войска наступали, Вильно уже взят. Постоянные перебои с продовольствием, разгул бандитизма стали нормой. К тому же новая советская власть взялась за «раскулачивание» оставшихся в городе буржуев, стараясь забрать «на нужды революции» еще сохранившиеся у них ценности. Именно боязнь реквизиции вынудила инженера Яковлева действовать.

До 1918 года он жил на Кавказе, имел солидный доход от нефтяных промыслов. Когда началась революция, а затем и Гражданская война, Яковлев с супругой решили распродать имущество и переехать. Кое-как удалось добраться до Минска. Дальнейший путь был закрыт. Яковлев устроился инженером на Либаво-Роменскую железную дорогу. Для семьи нашел комнату, благо припасенных на черный день бриллиантов и украшений еще оставалось достаточно. Когда по городу поползли слухи об обысках, он решил перестраховаться — ночью зарыл шкатулку с драгоценностями в сарае за домом. Утром тайник оказался пуст. Заявлять в милицию было опасно. За сокрытие ценностей грозило суровое наказание — могли обвинить в контрреволюционной деятельности и по закону военного времени тут же расстрелять. Оставалось только ждать, когда город захватят польские войска, а затем отправляться искать счастья в Европе.

Но Яковлев не мог смириться с потерей драгоценностей на сумму свыше миллиона полновесных царских золотых рублей. Он отправился на прием к начальнику уголовной милиции Александру Ильюкевичу. Служба была для того превыше всего, неважно, чья в городе власть. Александр Романович выслушал инженера Яковлева.

— Что ж, — сказал он, — кража солидная. Проведена профессионально и в не лучшее для вас, господин Яковлев, время. Рассказать о ней я никому не могу, иначе… сами понимаете. Идите домой, ждите. А я пока возьмусь за дело сам. Так сказать, неофициально. Подумаю, очерчу круг подозреваемых. Когда же делу можно будет дать официальный ход, всенепременно разыщу похитителей.

В августе 1919 года Минск заняли польские войска. Чета Яковлевых на ближайшем поезде отправилась в Варшаву. Александр Ильюкевич остался в Минске на прежней должности. Он не забыл того разговора, постарался выполнить обещание. К этому времени он определил, что знать о ценностях могли лишь несколько человек. Главной подозреваемой стала Мария Нециевская. Она с семьей жила в одной квартире с Яковлевыми, поэтому легко могла услышать о шкатулке и о том, где ее собираются спрятать. Оставалось только вырыть ее самой или найти помощников для этого. За женщиной тут же установили слежку. Но Мария, как и прежде, небогато жила в той же квартире, в серьезных тратах замечена не была. Обычная минчанка со стабильным доходом. Держать ее под круглосуточным наблюдением стало проблематично: город и окрестности накрыла волна разбойных нападений. Не проходило и дня, чтобы не приходили сообщения: банда грабителей с оружием ворвалась в дом и обчистила хозяев. Полиция прилагала все возможные усилия, чтобы поймать преступников.

Когда Александр Ильюкевич вновь вспомнил о деле Яковлевых, оказалось, что Мария Нециевская переехала в новый собственный дом. Как рассказали информаторы, она заплатила за него почти 100 тыс. царских рублей. Но главное, стало известно, что она торгует украшениями, продает дешево. Тут же начальник сыска дал распоряжение возобновить слежку. В то время Мария была в Пинске и там продала за 20 тыс. колье с 74 бриллиантами по 3 карата каждый. Реальная стоимость этого украшения была минимум в 10 раз больше. Сразу по возвращении в Минск подозреваемую арестовали. Во время обыска в доме нашли множество украшений, а также золотых и серебряных монет. Часть из них принадлежала Яковлеву. Ему тут же телеграфировали в Варшаву. Улов обрадовал сыщиков. Им удалось узнать, что в преступную группу входят члены семьи Марии — супруг Ростислав, дочь Казимира и сын Вацлав. Они узнали о ценностях вскоре после того, как Яковлевы приехали в Минск. Мария постоянно следила за ними и видела, как инженер ночью закапывал шкатулку. Рассказала мужу, вместе откопали украшения. Сначала опасались слежки, поэтому ничего не продавали. Сын Вацлав промышлял шантажом и грабежами, так что деньги у семьи водились. Когда Нециевские поверили в то, что искать сокровища их хозяева не станут, начали распродавать ценности.

Действовали дерзко

Вечером 5 февраля 1920 года на Соборной площади было многолюдно. Минчане спешили по своим делам, не обращая внимания на подводу, которую грузили у здания бывшего Коммерческого банка. Лишь на следующее утро в полицию прибежал владелец мануфактурного магазина Оксенкруг и заявил об ограблении. Сыщики в течение нескольких минут восстановили картину произошедшего. Вечером в помещение бывшего банка зашли несколько грабителей. Они действовали безбоязненно: прошли в комнату швейцаров и проломили стену, за которой располагался мануфактурный магазин. После этого упаковали товар и вынесли в коридор. Затем как ни в чем не бывало стали на глазах у прохожих грузить тюки на подводу. Никто не мог подумать, что совершается ограбление. Когда все было уложено, преступники закрыли дверь в банк, неспешно отъехали и затерялись в узких улочках Немиги. Всего они увезли товаров на 120 тыс. рублей.

Александр Ильюкевич дал команду проверить все известные уголовной полиции точки сбыта краденого. К тому же чутье подсказывало сыщику, что нужно искать грабителей на вокзале. Минские налетчики на такое дерзкое ограбление не решились бы — тут работали заезжие гастролеры. Нужно действовать быстро: воры ждать не будут, еще одно-два дела провернут и сбегут из Минска. Следующей ночью было совершено ограбление магазина Круля, расположенного на пересечении улиц Мицкевича и Серпуховской (нынче проспекта Независимости и улицы Володарского). Грабители проникли в подвал, выломали люк, ведущий в помещение, и вынесли товара и драгоценностей больше чем на 100 тыс. рублей. Что-то подсказывало Александру Романовичу, что эти кражи не связаны между собой. Слишком тихо, слишком быстро поработали воры. А им не составило бы труда обчистить еще несколько расположенных здесь же магазинов. Следователь понял, что искать шайки нужно параллельно. Это решение оказалось верным. Вскоре полиция получила подтверждение того, что накануне ограбления магазина Оксенкруга в Минск прибыла банда виленских гастролеров, специализирующаяся на магазинных кражах. Их видели на Раковской улице, а там жила известная в воровских и полицейских кругах семья Новодворских. Сыщики тут же решили проверить их дом. В сарае они обнаружили тюки, вывезенные из магазина Круля. Воры не успели найти на них покупателей.

Дополнительная информация

Александр Романович Ильюкевич родился 11 октября 1878 года в деревне Выгода Слуцкого уезда. Службу начал 31 мая 1899 года в Минском уездном полицейском управлении. 22 января 1911 года назначен начальником сыскного отделения при Минском городском полицейском управлении. После Февральской революции возглавил уголовное отделение Минской городской милиции. Продолжал службу при германской и польской оккупациях Минска. После освобождения города в 1920 году отстранен от полицейской работы. С 1923 года работал инструктором в Народном комиссариате земледелия БССР. В 1926 году арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности и расстрелян. 13 октября 1997 года Александр Романович Ильюкевич реабилитирован решением прокуратуры Республики Беларусь.

Комментарии к статье
Добавить комментарий