ГЛАЗА В ГЛАЗА. Хирург — профессия творческая

16 Июн 2016 10:04

Автор:

Блог автора

Героиня проекта — директор Республиканского научно-практического центра оториноларингологии, депутат Мингорсовета Людмила Макарина-Кибак.

Людмила Макарина-Кибак

В проекте агентства «Минск-Новости» — известные люди с неравнодушным и откровенным взглядом на происходящее и на себя.

«У меня в клинике беби-бум»

— Какие чувства, Людмила Эдуардовна, вы испытываете, когда узнаете о коллегах, решивших поменять нашу жизнь на более сытную? Мне интересно: что говорите молодым врачам, которых наверняка интересует ваше мнение по поводу эмиграции медиков?

— Начну издалека. Первый раз я выехала знакомиться с западноевропейской медициной еще в 2000 году. Тогда казалось, что это что-то волшебное, красивое. У нас же в то время не хватало технологий. Но если хочешь, технологии очень легко перенять и построить на их основе свою модель. Изучали, какое там оборудование, сколько стоит, как его устанавливают, и потом внедряли у себя. Далее мы начали к себе приглашать специалистов: покажите хирургию… В какой-то момент эти профессора стали приезжать, смотреть и… воровать уже у нас технологии. Видим, что наши лекции, слайды вовсю используются. Возвращаясь к вашему вопросу… Молодежь, которая приходит именно к нам, с институтской скамьи четко знает, чего хочет. И молодые врачи, в том числе мой родной ребенок, неоднократно бывавшие за границей, возвращаются с убеждением: работать намного интереснее дома, в Беларуси. Кстати, я и сама уверена и говорю об этом: чем больше ты путешествуешь, ездишь на стажировки, тем больше хочется вернуться домой. Кстати, мы в центре очень мобильные: надо где-то кого-то чему-то обучить — мы уже там. Причем абсолютно бесплатно. Признаюсь, мне очень нравится управлять активными, живыми, неравнодушными врачами. С ними интересно. А у нас именно такие. Те, кто хотел уйти, ушли, я их никогда не держала. Из нашего центра никто за границу не уехал… Вспоминаю время, когда средний возраст докторов в нашей тогда еще больнице, не центре, был 60 лет! Сегодня первое, что говорят: «У вас такой молодой коллектив!» А они не просто молоды — у них глаза горят! Приходит очень много молодых девочек, которые тут же становятся мамами. Вот у меня сейчас в клинике беби-бум, и я радуюсь: значит, молодые уверены в своем будущем! Я не знаю, где более сытная жизнь. Когда говорят, что медики получают мало, это не про нас. Те критерии стимулирования, которые предложило Министерство здравоохранения, мы переработали и адаптировали под себя, потому что это оториноларингология, она вся хирургическая. Потому что самая маленькая косточка в организме — наша. И все самые важные отверстия в голове — тоже наши… При этом свою молодежь мы не несем на руках, мы только ладошки подставили — отталкивайтесь! Большинство отталкивается и идет вперед. Но потом все время бежать приходится. В центре насколько интересно, настолько и непросто работать.

А вашему сыну, вероятно, еще тяжелее приходится? Знаю, он тоже оториноларинголог и уже очень хороший специалист. И как, наверное, гордится мама и одновременно какую ответственность несет — двойную: за себя и за сына…

— Вы правы. Все же смотрят «под лупой»… Поэтому ему приходится много работать. Конечно, я горжусь, но очень тихонько. К слову, еще в студенческие годы сына вместе с другими лучшими студентами университета направляли на стажировку. И чем больше он ездил, тем увереннее говорил: у нас больше возможностей для того, чтобы научиться.

Общаться и помогать!

— Не подсчитывали, сколько пациентов за время работы в медицине вам пришлось оперировать?

— Думаю, тысяч тридцать. Районный центр.

— А кто самые трудные? Мужчины?

— Думаю, трудных пациентов нет вообще, хотя существует такая сложная категория, как жалобщики… Впрочем, у меня был замечательный наставник, который учил не только азам профессии, но и общению с людьми. Мы же инструментальщики, нам сразу надо инструмент и сразу в нос — смотреть. А к каждому человеку следует непременно искать подход, дорожку. Если ты хирург и видишь в глазах больного хотя бы небольшое недоверие, зови на помощь других. Если понимаешь, что не находишь с ним общий язык, можешь выйти и попросить заведующего: «Давайте попробуем другого доктора». Смотришь: всё, разговорились, контакт есть.

— А какая вы, когда болеете сами? Похожи на своих пациентов?

— Я неправильная. Не лечусь, не умею болеть, не умею лечиться. Это все на ходу, все не так, как мы учим пациентов. Ты только заболел — уже надо быстренько встать. И руководитель я тоже неправильный, от других требую не залеживаться: прокапался — и дальше побежал. К сожалению.

— Не прошу вас давать оценку сегодняшнему состоянию столичной медицины, но все-таки чем, на ваш взгляд, может похвастаться Минск?

— Главное — высокой доступностью к специализированной и высокотехнологичной помощи. Потому что, если сравнивать с любыми другими странами, европейскими особенно, да и той же знакомой мне австралийской медициной, там пациенту доступен только семейный врач. У нас же, если чем-то заболел, у тебя есть возможность попасть к узкому специалисту, обследоваться на самом высоком уровне и все это сделать бесплатно. Ну а если не хочешь сидеть в очереди, тогда можешь заплатить деньги, причем не очень большие суммы. Если их сравнивать с западными, они вообще мизерные. И потому случается у нас недовольство, что очень большие запросы у многих пациентов. А медики их удовлетворяют. Мы просто не умеем сравнивать.

— Должность главного администратора, по сути, директора центра очень непроста. Причем речь идет уже о почти целом десятилетии такого руководства… Готовы на миг представить, что этой ноши в вашей жизни не станет?

— Ну, представить такое трудно. В общей сложности вместе с заведованием отделением я руководитель с 20-летним стажем. И за эти годы привыкаешь нести ответственность не только за себя, но и за своих врачей, пациентов. Это непросто, хотя мне нравится (смеется). Но! Не зря говорят: хорош не тот руководитель, с которым трудится коллектив, а тот, без которого жизнь и дело продолжаются. То есть ты ушел в отпуск и спокойно спишь, а работа идет.

— Кстати, вы недавно из отпуска. Спалось спокойно?

— Первые пять дней. Потом уже скучала… Я действительно совершенно легко оставляю центр, знаю, как и что будет сделано. В коллективе, который сформирован на данный момент, уверена на сто процентов.

— Когда-то вы переехали в Минск из Бреста. Стала ли столица родной? Созвучны ли ваши мысли и желания мыслям и желаниям избирателей? Замечу для читателей, что вы очень активный депутат, не один раз уже проводили прямые линии по субботам.

— К Минску, как ни странно, привыкла очень быстро. Года через два уже почувствовала: это мой город. Почему? Потому что я очень люблю свою работу. В Минске получила возможность сформировать такое поле деятельности, какое нравится. Знаете, мне ведь все времени мало. Вот мы сделали, я похвалила коллег, но моя похвала уже вскользь, потому что надо идти и делать следующее. То есть некогда останавливаться на достигнутом. Столица дает такую возможность — идти вперед! Мне очень нравится, что высшее руководство нас не просто слушает, а слышит. Недавно мы провели первый белорусский фестиваль творчества кохлеарно имплантированных детей. В 2007 году, когда я пришла сюда, помощь глухим детям не была отлажена, а сейчас тех, кому помогли, в республике более пятисот. И они уже могут показать, чего достигли. Но чтобы эти дети продемонстрировали сейчас то, что могут, за 10 прошедших лет надо было оснастить центр оборудованием, обучить специалистов. Что касается депутатской деятельности, она мне по нраву, по моему характеру. У меня непростой избирательный округ — Куприяновский. Это частный сектор, домам много лет. Речь идет о коренных столичных жителях со своим менталитетом. Простые люди, которые хотят видеть перед собой простого человека. Наше общение началось, может быть, с небольшого недоверия с их стороны. Но я ведь тоже простой человек, родилась в Хойниках, мне абсолютно понятны их проблемы и нужды. Так и выстраиваем диалог. Почему-то у всех звонящих на прямые линии есть какое-то требование, автоматически есть желание ругаться. И когда люди звонят и понимают, что их слушает врач (всегда говорю, что я врач, может, еще чем-то можем помочь), мы находим решение там, где вроде была «засада». Даже с голубями, которые загадили окна… Люди, конечно, разные, как и пациенты. Можно запросто слуховым аппаратом в лицо получить: «Зачем вы мне даете современный слуховой аппарат?!» И вот я выглядываю из-за двери, а этот слуховой аппарат летит и ровненько в меня попадает. Бывает и такое. Ищем подход. Всегда и везде.

Чем больше отдаешь, тем больше возвращается

— Вы живете в обычной панельке в Брилевичах. Нет желания стать хозяйкой собственного дома?

— Желание, конечно, есть. В мечтах. Но и свою панельку люблю. При этом не отношусь к типу личностей, которые уж совсем-совсем позитив. Я с большими требованиями, но мне повезло: у нас и подъезд хороший, и дом. Может, потому что мы так активненько сразу за все вместе взялись, собрали костяк, кто-то цветочки высаживает, кто-то что-то красит…

— Вся ваша семья — медики. Есть ли какие-то особенные традиции в том, как отмечаете День медицинского работника?

— Между прочим, в прошлом году у нас появились два новых члена — невестка и зять, и они тоже медики. Невестка — врач уже в третьем поколении, поэтому для нее это давно семейный праздник. А вот зять — он первый доктор в своей семье… В Бресте у нас очень хорошая компания друзей-врачей, которая по-прежнему приглашает на свои праздники. Но в этом году нас уже много, и мы намерены отмечать этот день сами на природе с шариками, флажками, шашлыками. Это такие же ощущения, как на детском фестивале, о котором я говорила выше. Мы этих детей вырастили, выявили глухими, а теперь они танцуют, пишут стихи, рисуют картины. Когда мальчик дарит мне нарисованную своей рукой улитку, я плачу… Врач — не черствое существо. Это человек, причем очень эмоциональный, красивый душой. Говорю о представителях всех без исключения специальностей. А хирург — вообще профессия творческая! И праздники у нас в клинике всегда красивые. Спортивно-массовые мероприятия, как правило, проводим с выездом, конкурсами. В прошлом году я даже выяснила, что еще со школы не разучилась стрелять из спортивного оружия… В этом году, наверное, встретим праздник на велосипедах.

— У вас есть возможность через «Вечерку» поздравить коллег. Что пожелаете им, себе, родным?

— Конечно, здоровья. Все медики болеть не умеют. Или мы болеем неправильно. Когда-то доктор, которая много-много лет у нас работала заведующей отделением, сказала, что медики, особенно врачи, болеют тяжелее всех, может быть, потому что вмешиваются в дела Господа. Вот он так задумал, а они не дают осуществить задуманное своими действиями… Мне кажется, что, заботясь о своих пациентах, мы о себе просто не помним… Поэтому, конечно же, здоровья. Разумеется, максимального внимания своим семьям, о которых забываем, потому что все время дежурим, куда-то бежим. Хочу пожелать, чтобы при всех трудностях блестели глаза, творческого подхода к себе, своему коллективу. А еще чтобы не теряли тепла к пациентам, ведь оно к тебе возвращается бумерангом. Чем больше отдаешь, тем больше возвращается.

Еще материалы рубрики:

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Труд директора – это труд пахаря

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Директор Белгосцирка Владимир Шабан

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Писатель Анатолий Бутевич

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Государственник Алексей Камай

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Александр Петрович: театр — это навсегда

Комментарии к статье
Добавить комментарий

Клеопатра

Жалобщики? Это про меня. Платные услуги — это про меня. Низкий уровень как платных, так и бесплатных услуг. Мое мнение. Красивые слова и не более. Депутат уже?