День освобождения родного города в воспоминаниях минчанина Ростислава Белюса

03 Июл 2016 09:49

Автор:

Блог автора

Каким запомнил день освобождения родного города минчанин Ростислав Белюс, узнал корреспондент агентства «Минск-Новости».

Ростислав Иванович родился 1 июня 1926 года в Минске. Перед войной его семья жила в доме на Извозной улице. Летом 1941-го он уехал на каникулы в Марьину Горку к дедушке и бабушке.

— Там и узнал, что началась война, — говорит ветеран. — Мама забрала меня, и мы вернулись в оккупированный Минск. Отец в первый же день войны ушел на фронт. Долгие три года ждали освобождения. Выживали как могли. Например, с другом Жаном Турцевичем воровали у немцев велосипеды. Продавать их ездили за Раков или Дзержинск. Там покупали продукты и пешком возвращались в Минск.

На броне

Наступление советских войск летом 1944-го шло быстрыми темпами. Когда фронт подошел совсем близко, немцы бежали из города.

— Недалеко от нас, на улице Грушевской, были казармы и жилые дома Белполка, — рассказывает Ростислав Иванович. — Во время оккупации в них квартировали немцы и располагался госпиталь. Утром 3 июля мы видели, как фашисты быстро грузятся в машины, а потом драпают. Я и Жан тихонько пробрались на опустевшую территорию. Прошмыгнули в подвал. Там нашли много медицинских инструментов, медикаментов. Очень ценная находка: можно продать и немало выручить. Вдруг слышим приближающийся звук моторов. Подбежали к окну: кто это? Если немцы, то нужно бежать. Поймают — могут и расстрелять. Видим, во двор въехали несколько мотоциклистов. Одеты были в непривычную для нас форму зеленого цвета, на голове — пилотки. Присмотрелись… Наши! Пулей вылетели из подвала, позабыв о своей добыче, бросились к ним. Тут рядом останавливаются танки, в первом открывается люк, из него высовывается командир и спрашивает: «Как выехать на Дзержинск?» Мы тут же ему в ответ: «Сейчас покажем дорогу». Залезли на броню, говорили, куда поворачивать. Сами довольные, носы задрали. Шутка ли — по Минску на танке едем, как настоящие освободители. Стали лейтенанта просить, чтобы с собой забрал на фронт. Конечно, покатались мы недолго, ведь через пару поворотов выскочили на окраину города. Где-то в районе нынешней станции метро «Грушевка» нас ссадили. Я бегом домой. Тут же с порога крикнул маме, что наши в Минске, а я собираюсь идти на фронт. Мама не перечила, знала, что уже давно хотел идти воевать. Мне же недавно 18 исполнилось. Быстро собрала вещмешок, и я побежал через весь город в парк Челюскинцев. Слышал, что там открыли временный призывной пункт. Только меня сразу развернули: «Жди. Когда надо будет, пришлем повестку».

Вернулся домой чернее тучи. Вхожу, а там отец стоит. Он служил в 212-м запасном полку 3-го Белорусского фронта, который участвовал в освобождении столицы БССР. Папа отпросился узнать, что стало с семьей. После этой радостной встречи я заявил, что от него теперь не отстану и ухожу вместе с ним на фронт. Он не возражал. Так в день освобождения Минска я стал солдатом.

На фронте

В запасном полку Ростислав Белюс прошел месячный курс молодого бойца и в августе 1944 года попал на службу в знаменитую 1-ю гвардейскую мотострелковую Пролетарскую Московско-Минскую дивизию, был связистом. Освобождал Литву, Восточную Пруссию. Участвовал в боях за Кёнигсберг и Пиллау.

— Нашу дивизию сильно потрепало, — продолжает ветеран. — 2 мая 1945-го ее отвели в Кёнигсберг на отдых и пополнение. Там я и встретил Победу. В ночь с 8 на 9 мая стоял часовым у техники. Вдруг восток озарился всполохами орудий и грохотом выстрелов. Вначале ничего не понял. Тут же спросил у проходившего политрука, что творится. «Всё! Конец войне! Мы победили!» — сказал он. Сразу стало радостно на душе. Но пришлось от греха подальше спрятаться под машину. С неба стал падать дождь из осколков от разорвавшихся снарядов, выпущенных в честь Победы.

Фото Сергея Пожоги

Комментарии к статье
Добавить комментарий