Главный режиссер Белгосцирка о капризах артистов и жесткой дисциплине

24 Июл 2016 17:13

Автор:

Блог автора

Какова роль режиссера в цирковом процессе, что важнее — шоу или трюк, и почему капризничают артисты.

Об этом корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказала главный режиссер Белгосцирка Алла Николаева-Алиева.

— Алла Анатольевна, не секрет, что в цирке есть три главные управленческие должности: директор, художественный руководитель и режиссер. В вашей деятельности больше административного или творческого начала?

— Традиционно режиссер в цирке занимается созданием шоу и программ, которые приезжают на гастроли. Уже готовые номера шлифуются, для них настраивается свет и музыкальное сопровождение. Конечно, важно соблюдать и общую тематику представления. Что касается творчества, то порой приходится выступать в роли хореографа, дизайнера и даже продюсера, поскольку у нас вдоволь штатных артистов, которым нужна помощь в создании номера. Приятно, когда благодаря совместному труду молодой артист растет на глазах до фестивального уровня. Ну а специфика заключается в том, чтобы разбираться не только в тонкостях режиссерского дела, но и в жанрах — от акробатики до дрессуры.

— И все же есть мнение: главное в цирке отнюдь не шоу, а его величество трюк…

— Отчасти соглашусь, и все же сам трюк — не главное, важно, как артист его подает. Например, на цирковых фестивалях все участники — профессионалы, но титул выигрывает тот, чье качество исполнения лучше. Думаю, стоит вспомнить советскую школу: много внимания уделяли именно подаче номера, образу выступающего. Да, одно время в цирках крутили сальто без смысловой нагрузки, но наша команда отстаивает другие идеалы. Примечательно, что за это ратуем не только мы с директором и худруком, но и все сотрудники нашего коллектива — от уборщиц до администраторов. И даже наш ветврач нет-нет да и подойдет порой с замечанием или предложением по тому или иному номеру (улыбается). А что вы думали? Цирк — это семья, и все ее члены очень требовательны. Поэтому, создавая каждую программу, мы опираемся и на их опыт.

— Говоря о своих поездках по миру, вы имеете в виду цирковую деятельность?

— Когда училась в школе, мечтала выступать на арене, но, к сожалению, циркового училища у нас не было, поэтому выбрала спортивную карьеру (Алла Анатольевна — мастер спорта по каратэ-до и акробатике, многократная чемпионка страны и призер международных соревнований. — Прим. авт.). И все же со временем занялась постановкой номеров для спортсменов, гимнастов, в том числе тех, кто, завершая профессиональную карьеру, уходил на манеж. Позже удалось срежиссировать несколько представлений в нашем цирке, но развал Союза погнал артистов на заработки за рубеж, в том числе и меня. За границей выступала режиссером цирковых программ, танцевальных и спортивных шоу, однажды даже ставила бразильский карнавал в Сингапуре с участием 2 тыс. артистов. Вдоволь поездив, вернулась в Минск, где решила осесть в обновленном цирке под руководством Татьяны Бондарчук. Но чего-то не хватало, и я снова уехала на гастроли. И все же три года назад вернулась в Беларусь по семейным обстоятельствам.

— Говорят, что к каждому артисту и номеру нужен индивидуальный подход. Как подбираете ключики?

— Цирк, несмотря на свою внешнюю оболочку, структура жесткая, а за весельем на манеже скрывается железная дисциплина, а также ответственность каждого сотрудника. Это понимает большинство артистов. Знаете, когда приезжают люди старой советской школы, с ними вообще нет проблем. Они понятливые, особенно представители династий. К тому же с ними не только интересно работать, но и можно и нужно у них учиться мастерству. Конечно, бывают и эдакие «сами с усами». Но и с такими артистами нужно искать общий язык, уметь их убеждать.

— В работе режиссера цирка есть рамки?

— Создавая любую программу, приходится думать об определенной экономии средств. И опять же можно напичкать манеж светом, артистами, яркими костюмами, а шоу не понравится публике! На мой взгляд, большую роль играют музыка, внешность выступающего и количество номеров в программе. На манеже не должно быть суеты, нужно, чтобы зритель смог сконцентрироваться. И тогда у него появляются все эмоции — восторг, страх, радость и… громкие аплодисменты.

— Часто ли бываете в цирке как зритель?

— Стараюсь быть на каждом представлении: поддерживаю артистов, порой высказываю пожелания после шоу. Обязательно смотрю финал, чтобы услышать овации. Это, как правило, главный показатель успеха.

— К слову, о зрителях. На ваш взгляд, в чем феномен заполняемости нашего столичного цирка практически на 100 %?

— Во-первых, наш зритель приходит на представление с пониманием того, что он смотрит и какой огромный труд всех артистов вложен в шоу. Во-вторых, в цирке могут расслабиться не только дети, но и взрослые. Приятно, что наша публика искренняя. Помню, как на программе «Африка» минчане купали в овациях чернокожих артистов, такой же восторг был от «Парада династий» и «Экстрим-шоу». Мы любим наших гостей, считаем их культурными и образованными, поэтому от клоунов не стоит ждать плоских шуток, а от артистов — вульгарности и излишней сексуальности. Да, может, наша публика и консервативна, но при этом любит экстрим. Поэтому акцент делаем на номера, которые восхищают. Отмечу тот факт, что минчане и гости столицы умеют находить лучшее. Об этом свидетельствует то, например, что многие приходили посмотреть именно на клоуна БО — заслуженного артиста России Бориса Оскотского.

— Чем вам запомнился минувший цирковой сезон?

— Людьми, с которыми работала. Это постоянное вдохновение и видение того, что цирковое искусство продолжает жить по всему миру. Я очень люблю свою работу, стараюсь ее делать качественно и обращаю внимание не на процесс, а на результат. Номер должен быть таким, чтобы артист смог достучаться до каждого зрителя, отдать частицу себя. Каждый человек должен уходить из цирка впечатленный.

Комментарии к статье
Добавить комментарий