Дирижер музыкального театра — как преуспеть на мужском поприще и остаться женщиной

26 Авг 2016 11:06

Автор:

Блог автора

Дирижер Белорусского государственного академического музыкального театра Марина Третьякова — единственная в Беларуси женщина-дирижер, работающая с профессиональным музыкальным коллективом.

Корреспондент агентства «Минск-Новости» поинтересовалась у Марины Третьяковой, трудно ли ей приходится в «мужской» профессии, какими качествами нужно обладать, чтобы добиться успеха на этом непростом поприще, и какой спутник должен быть рядом, чтобы сделать такую женщину счастливой?

Профессия для выносливых

— Слышала, что однажды во время спектакля ваша дирижерская палочка улетела в зал. Это от переизбытка эмоций? Или пиар-ход, своего рода уловка, чтобы сделать событие незабываемым для зрителей?

— Конечно, это из-за излишней эмоциональности. Палочка зацепилась за пульт и, как пружина, выскочила из руки. К счастью, она никого не ударила: зритель, поймавший ее, не растерялся, поднес мне и, по-моему, был вполне доволен тем, что приобщился к действу. Меня этот казус не выбил из колеи. Шоу продолжилось как ни в чем не бывало.

— То есть вы стрессоустойчивый человек?

— Да. Бог дал мне достаточно оптимизма и сил, чтобы не паниковать из-за каждой нештатной ситуации. Не люблю драматизировать события, стараюсь держать удар и с юмором относиться к неудачам. Это важно в нашей профессии. Я работаю с творческими, чувствительными людьми. Они на меня порой обижаются, реагируют импульсивно. И если не умеешь владеть собой и легко поддаешься на провокации, то конфликты станут обычным делом в коллективе. А они мешают достичь того результата, который нужен. С возрастом понимаешь: человек слаб, все не идеальны, надо быть снисходительным.

— Какими еще качествами должен обладать дирижер? Почему так мало представительниц прекрасного пола в этой профессии?

— Для дирижера важны лидерские качества, ярко выраженная воля. Иначе тебя не воспримут. Профессия требует большой физической и психологической выносливости: ведь мы во время выступления 3–4 часа находимся в напряжении. К тому же женщины по природе своей менее амбициозны. Среди дирижеров-хоровиков женщин в Беларуси немало. А вот в музыкальных коллективах мы всегда были исключением. Хотя в мире ситуация заметно меняется. В Милане я посетила концерт и восхищалась дирижером-китаянкой. Она главный дирижер оркестра Миланской филармонии, выиграла конкурс на это место, будучи на седьмом месяце беременности.

Зал чувствую спиной

— Когда и почему вы решили стать дирижером?

— В своей судьбе я ощущаю Божий промысел. Звезды могли сложиться иначе. В музыкальную школу пошла учиться по настоянию мамы. Особых надежд как пианистка не подавала. И мой педагог посоветовала попробовать себя в другом качестве. В Гомельское музыкальное училище имени Н. Соколовского поступила на хоровое дирижирование. Отличницей не была, но настойчивость проявляла. А потом уехала в Херсон и работала там в областном академическом музыкально-драматическом театре имени Н. Кулиша концертмейстером по балету. Дирижера там не оказалось, и мне предложили занять это место. В работе с театральным оркестром есть своя специфика, а у меня не было нужного опыта, не хватало знаний. Но меня зацепило, и я взялась. А когда вернулась в Беларусь, то поступила в БГАМ, чтобы продолжить образование.

— Вы дирижировали и оперетту, и рок-оперу, и балет, и концерты симфонической музыки. Все ли дается одинаково легко?

— На мой взгляд, так могут сказать о себе единицы. Трудно быть одинаково способным и успешным во всех жанрах. У каждого получается лучше всего то, к чему лежит душа. Дирижеры с философским мышлением обычно тяготеют к симфонической музыке, опера требует серьезности. Мне, считаю, больше всего удается оперетта и, по мнению некоторых коллег, музыка к балету.

— Вы всегда спиной чувствуете зал?

— Конечно. Это живой организм. Не скрою: его реакция бывает для меня неожиданной и необъяснимой. Иногда через каждые 15 минут раздаются аплодисменты. А иногда тишина даже в тех местах, где, кажется, публика обязательно должна эмоционально откликнуться. Конечно, приятнее работать, когда в зале чуткий зритель.

— Одно время вы преподавали в Белорусской государственной академии музыки на кафедре оперной подготовки. Почему ушли оттуда?

— Мне нравится преподавать. Уже есть что сказать и чему научить. Но помимо театра я дирижирую еще и в музыкальной капелле «Сонорус», и просто не хватает времени и сил.

И от музыки нужно отдыхать

— У большинства людей с возрастом появляются свои профессиональные деформации. Есть ли таковые у вас?

— Не знаю, деформация это или просто особенность, но из-за того, что на работе постоянно музыка, на досуге стремлюсь побыть в тишине. Не люблю громких звуков дома.

— Есть ли у дирижеров строгий дресс-код?

— Нет. Любое действо сегодня театрально, и одежда дирижера — его элемент. Для классических концертов у меня, конечно, есть строгий костюм: брюки и сюртук. Но когда дирижирую, например, музыку Штрауса, предпочитаю нарядное приталенное платье.

— Как поддерживаете физическую форму?

— Регулярно делаю зарядку дома. Хожу в тренажерный зал, бассейн, занимаюсь йогой. Но накануне спектаклей не нагружаю себя физически, наоборот, стараюсь отдохнуть: поспать или хотя бы полежать. Обычно не ем после пяти-шести вечера. Исключение делаю только в праздники и по случаю торжества.

— Вы водите машину?

— Лет 12 назад сдала на права, причем с первого раза. Но с тех пор ни разу не села за руль. Машины у меня нет, страсти ее приобрести тоже.

— Считается, что два творческих человека на одну семью многовато. Но у вас именно такая семья. Значит, такое утверждение — неправда?

— Я буду рада, если и наш сын Тихон, который сейчас учится в Республиканской гимназии-колледже при БГАМ, тоже свяжет свою жизнь с искусством. На мой взгляд, в союзе творческих людей есть свои преимущества. Они лучше понимают друг друга, есть что обсудить.

— Ходите ли вы на спектакли супруга Сергея Чекереса? Позволяете ли критику в его адрес?

— Стараюсь бывать на всех премьерах мужа. Не вижу за собой права критиковать его. Просто как зритель всегда искренне, от сердца высказываю свое мнение. Часто хвалю. Иногда меня настолько трогает его игра, что могу заплакать во время спектакля.

— У актеров всегда есть поклонницы. Создает ли это вам эмоциональные проблемы?

— К счастью, нет. Муж умеет разделять сцену и жизнь и сохранять дистанцию в общении с поклонницами. Впускает их в свою жизнь ровно настолько, насколько это диктует публичность профессии. Конечно, бывают разные ситуации и проявления зрительского обожания, но не припомню случая, чтобы это возмущало. Чаще забавляет, смешит.

— Вы, наверное, дирижируете и семейной жизнью?

— За 20 лет брака мы научились с Сергеем понимать друг друга. Хотя немножко, признаюсь, все-таки дирижирую.

— А кто из вас занимается бытом?

— Тот, кто свободнее, у кого есть время. К домашним обязанностям подключился уже и Тихон. Мы стараемся поддерживать порядок в доме, но его культа у нас нет.

— Что помимо искусства и семьи вас вдохновляет? Как и где предпочитаете отдыхать?

— Я дорожу дружбой, выкраиваю время, чтобы встретиться с приятелями. Люблю природу, обожаю путешествовать. В новых местах стараюсь ходить пешком. Побывала во многих европейских странах. Но одно из самых сильных впечатлений на меня произвела Карелия. Природа потрясла. На первый взгляд она может показаться статичной, холодной, но есть в ней что-то космическое, нереальное. Много лет подряд мы с супругом летом отдыхали дикарями в Форосе. Море, горы, красота! Замечательные воспоминания!

Фото Тамары Хамицевич

Комментарии к статье
Добавить комментарий