СЛОВО РЕКТОРУ. Университет культуры и искусств

14 Сен 2016 14:38

Автор:

Главные герои нового проекта агентства «Минск-Новости» — ректоры высших учебных заведений столицы. Какой им видится современная молодежь и какие проблемы предстоит решать высшей школе?

Юрий Павлович Бондарь возглавляет Белорусский государственный университет культуры и искусств с 2013 года. В сфере его научных интересов — история и эволюция политической науки, гражданское воспитание студенческой молодежи. Профессиональная и общественная деятельность ректора отмечена Благодарственным письмом Президента Республики Беларусь, грамотами министерств культуры, образования Беларуси и другими почетными наградами.

Юрий Павлович, вы молодой — немногим за 40 лет — ректор, кандидат политических наук, профессор с дипломом юридического факультета БГУ и Академии управления при Президенте Республики Беларусь. Как же вы, получив такое образование, оказались в творческой сфере?

Намекаете, что я разваливаю национальную культуру?.. (Смеется.)

Искусство и, скажем, юриспруденция — совершенно разные области…

— Признаюсь, и сам никогда не думал, что реализуюсь именно в культурной отрасли. Но ректор любого вуза — классического или профильного, как наш, — в первую очередь должен быть профессиональным менеджером и обладать необходимыми управленческими компетенциями. И здесь юридическое образование не раз меня выручало. Я вырос в интеллигентной семье, где принято было слушать папу, уважительно относиться к маме. Поэтому выбор юридической профессии скорее определили родители. Отец — профессор, доктор исторических наук — преподавал в БГУ, предрекал мне карьеру юриста или адвоката. Поэтому, когда исполнилось 16 лет, я поступил на отделение правоведения в один из минских колледжей, окончил его с красным дипломом, а затем продолжил обучение на юрфаке БГУ. После университета 3 года работал по специальности, у меня все получалось. Однако перспективы сделать карьеру классического юриста не приносили мне особого морального удовлетворения.

И с чего же началась ваша «творческая» карьера?

— В университет меня пригласила Ядвига Григорович, которая возглавляла вуз с 1991 года, именно с ее именем было связано становление БГУКИ в его нынешнем виде. В начале 2000-х здесь проходили реформы и, по словам Ядвиги Доминиковны, ей нужен был грамотный помощник. Я не отказался и в итоге задержался в вузе на 15 лет. За это время побывал на различных административных должностях, в том числе работал преподавателем, затем первым проректором, что позволило мне хорошо изучить образовательный, научный и воспитательный процессы в творческом вузе.

— Получается, примерный сын разочаровал своих родителей?

— Надеюсь, не разочаровал, но и не удивил. К искусству всегда тяготел: ребенком с энтузиазмом посещал различные творческие студии, музыкальную школу. Моя прабабушка по материнской линии была успешной актрисой петербуржского театра, возможно ее любовь к высокому отчасти передалась и мне… С большим удовольствием пел в школьном хоре, и педагоги даже поговаривали, что я закопал талант вокального исполнителя. В университете активно выступал в студенческой лиге КВН, а сейчас иногда пишу рассказы и радую ими друзей.

— Находясь три года па посту ректора, чувствовали, что вам все же не хватает профессионального творческого образования?

— Самое сложное, наверное, было научиться грамотно выстраивать отношения с людьми искусства, находить гармоничный баланс между рациональным и эмоциональным. Ведь художники и музыканты в душе крайне ранимы, а любые недостатки и недоработки традиционно принято оправдывать особенностями творческого образования. Но в то же время ректору необходимо обеспечивать деятельность университета в соответствии с республиканскими и международными нормативными требованиями. В нынешнем году нашему вузу исполняется 41 год. Вся его история связана с кропотливым поиском предметного поля для работы: целевой аудитории, перечня специальностей. Считаю, за последние три года мы стали себя очень правильно позиционировать на рынке образовательных услуг. Вопреки расхожему мнению мы не конкуренты нашим консерваториям. Там готовят узких специалистов для профессиональной сферы. Мы же — для всей отрасли культуры, начиная от библиотекарей и заканчивая аниматорами. Студенты проводят минимум времени в аудиториях, организуют проекты, разрабатывают сценарии, трудятся в составе режиссерско-постановочных групп. Конкурс и проходной балл на некоторые специальности уже практически равен сложившимся на пресловутом факультете международных отношений БГУ. Кроме того, за последние три года мы значительно продвинулись в крупнейшем академическом рейтинге вузов «Вебометрикс». Однако за своего абитуриента нам приходится бороться. Раньше если мы говорили об интеллигентной семье, то предполагалось, что сын или дочь посещают музыкальную школу, в квартире имеется фортепиано. Это считалось нормой. Сегодня количество таких детей стремительно сокращается, и мы это ощущаем во время вступительных кампаний. Творческого человека, будь то музыканта или художника, нельзя подготовить исключительно в вузе. Он должен пройти музыкальную школу, художественный колледж, кружки, а затем поступить в университет. С ребятами, которые с раннего детства получают творческое образование, активно работаем в плане профориентации.

— А насколько популярны сейчас специальности народного направления? Как, скажем, мастера-ремесленники находят себя в жизни?

— Сюда как раз приходят очень мотивированные абитуриенты. Они с детства занимаются своим направлением и готовы посвятить ему всю жизнь. Поэтому и конкурсы здесь самые высокие. В Беларуси огромное количество любительских коллективов, которые работают на базе сельских клубов, домов народного творчества. Я бы назвал их участников патриотами, которые бережно хранят нашу национальную идентичность.

— Вы признаете цифровое творчество искусством в его классическом понимании?

— В классическом — нет. Но это громадный пласт современной европейской музыкальной культуры. Есть много хороших примеров: творчество Жана-Мишеля Жарра или современного кумира миллионов Армина ван Бюрена. У нас открыто направление подготовки «Компьютерная музыка». Если студент хочет стать настоящим искусствоведом, то обязан ориентироваться и в ультрасовременных направлениях. Но мы никогда не ставим телегу впереди лошади! Прежде всего творческое образование основывается на изучении классического и народного искусства. Оно дает то самое эстетическое воспитание, прививает вкус к прекрасному, формирует систему истинных ценностей. Скажем, есть множество популярных исполнителей легкого жанра. Но я все больше стал встречать людей, которые в автомобиле по дороге на работу слушают классическую музыку: Баха, Чайковского… И сам поступаю так же — получаю эмоциональную разгрузку.

— Какие мероприятия любит посещать ректор творческого вуза в нерабочее время?

— Не поверите, ректор творческого вуза имеет широчайшие возможности для посещения различных мероприятий! (Улыбается.) Только в нашем университете 30 коллективов художественного творчества. И я регулярный зритель на репетициях и концертах. У нас традиция — проводить все государственные экзамены в публичной форме. Арендуем городские концертные площадки, приглашаем гостей, родителей, преподавателей. Выступая, выпускники защищают диплом. И так с каждым курсом. В итоге за год набирается более 500 творческих мероприятий, на которых я как ректор обязан присутствовать. Это уже, если посчитать, более одного события в день. А еще мы тесно дружим с нашими театрами, они активно приглашают на премьеры спектаклей…

— Значит, творчества вам в жизни хватает… Как же тогда проводите свободное время?

— В детстве я прочитал и очень полюбил одну книгу, в которой описывалась жизнь маленького вундеркинда. Героем был обычный мальчик, из которого бабушка хотела сделать супермена. Он посещал тренировки по плаванию, занимался музыкой, брал уроки английского, физики, математики… У него совершенно не было свободного времени для простых детских забав во дворе с ребятами. И я порой ловлю себя на мысли, что тоже превращаюсь в такого мальчика. Но для меня работа давно стала занятием, которое дарит вдохновение и придает в большей степени смысл моей жизни.

— Как на экзаменах разглядеть в абитуриенте божий дар?

— В организации вступительных испытаний в творческие вузы, к счастью, найдена золотая середина. Помимо двух отметок по ЦТ, абитуриент получает и третью — на творческом очном испытании. Бывают комические ситуации. На экзамене девушка исполняла песню. Не скажу, что безнадежно плохо… Но зачастую в ноты не попадала, и стиль этакий кабацкий… Ей поставили двойку. Девушка решила обжаловать отметку. В апелляционной комиссии — выдающиеся деятели белорусской культуры и эстрады. Имена называть не буду, но признаны и очень любимы зрителями. После повторного исполнения комиссия провела для абитуриентки разъяснительную беседу, указав на ошибки. Начинающей певице такая критика пришлась не по душе, мол, в своем населенном пункте она звезда, поет в самом лучшем ресторане и имеет сотни поклонников. А представители комиссии для нее не указ и даже не авторитет. Двойку строптивой абитуриентке не исправили. Невозможно в искусстве чему-либо научиться, если ты не признаешь авторитет своего педагога! Наставничество всегда имело большое значение в образовании и воспитании творческой личности.

Можно ли в процессе учебы лишиться студенческого билета за бездарность?

— За бездарность — сложно, а за безделье и лень — легко. К нам поступают талантливые ребята, но их дар требует шлифовки, дисциплины и работы над собой. Есть небольшое количество студентов, которые поступают в вуз, но спустя время понимают — это не их область. Ведь творческие профессии не предполагают стабильно высокого заработка. И не секрет, что из всех отраслей народного хозяйства в культуре одни из самых низких зарплат. Это проблема, но только за счет бюджета ее нельзя решать. Знаю множество примеров, когда учреждения культуры финансируются государством на 30–40 процентов, а остальное — собственная прибыль…

— Не мешают ли творить постоянные мысли о материальном? Ведь не зря же в сознании людей закрепилось выражение «бедный художник». То есть создает великие шедевры тот, кто без гроша за душой…

— Зритель, как известно, голосует рублем. А зачем такое творчество, которое не востребовано у публики? И если обществу интересны новые виды и формы искусства, то деятели и творцы должны реагировать на это адекватно, создавать востребованный продукт. Множество современных проектов вполне себя окупают. Приведу в пример наш мюзикл «Дубровский», сделанный силами студентов, без господдержки. И он жив благодаря нашим зрителям, которые покупают билеты. Безусловно, есть направления, виды и жанры искусства, которые должны поддерживаться государством. Но мы учим наших студентов прежде всего творческой гибкости. Воспитываем в них арт-менеджеров, которые умеют не только производить продукт искусства, но и продавать его публике. В открытую им говорим: нельзя просто сидеть и ждать, когда тебя заметят. Нужно шевелиться! Поверьте, творческий человек, какие бы разговоры на этот счет не велись, имеет возможности заработать.

И в завершение интервью традиционный вопрос: каковы ваши творческие планы?

— Совместно с композитором Кимом Брейтбургом готовим к премьере на белорусской сцене студенческий мюзикл «Казанова», она намечена на ноябрь. Совместно с Федерацией профсоюзов Беларуси планируем масштабный проект-презентацию белорусской культуры для туристов и гостей страны. Еще занимаемся созданием музея и электронного портала, посвященного народным музыкальным инструментам.

 Дополнительная информация

Из 50 тысяч работников отрасли культуры более 25 тысяч — выпускники БГУКИ.

Фото Сергея Шелега

Комментарии к статье
Добавить комментарий