Востоковед Никита Монич — о своем педагогическом демоне и нескучной работе в музее

29 Сен 2016 15:39 Комментариев нет
izobrazhenie-011-monich-copy

Автор:

Виктория Семенович

Никита Монич — востоковед и научный сотрудник Национального художественного музея Республики Беларусь.

Харизматичный и эрудированный молодой человек увлекательно и понятно рассказывает о восточной культуре и искусстве не только на экскурсиях и лекциях в музее, но и на различных арт-площадках, где собирает аншлаги. В интервью корреспонденту агентства «Минск-Новости» Никита Монич раскрыл, в чем секрет его популярности, почему нравится работать музейщиком и каково быть востоковедом в Беларуси.

— Откуда у вас интерес к восточной культуре?

Во многом из романов Виктора Пелевина. Если размышлять, то дорога возникает под ногами идущего, шаг за шагом все собирается. Детские сказки перетекают в фэнтези, которое превращается в интерес к мифологии. Потом китаистика в университете. Окончил факультет международных отношений БГУ по специальности «Лингвострановедение», затем — магистратуру истфака, сейчас учусь в аспирантуре университета культуры.

— Осознанно выбирали профессию востоковеда?

В 11-м классе участвовал в республиканской олимпиаде по обществоведению и получил диплом III степени. Соответственно, мог поступать без экзаменов. Решил идти на ФМО и попал на китаистику. Что такое учить язык, культуру, мне было понятно, поскольку в школе изучал французский по спецпрограмме. На втором курсе познакомился с Еленой Владимировной Сенкевич — на тот момент начальником отдела зарубежного искусства Национального художественного музея. А дальше возник вопрос: если ты нашел учителя и прошел мимо — не дурак ли ты? Стал подрабатывать экскурсоводом в музее, потом распределился сюда и уже 4,5 года здесь служу.

— Насколько я знаю, в студенческие годы вы проходили стажировку в Китае. Эта страна оправдала ваши ожидания?

Поездка в Китай для китаиста важна, потому что можно подучить язык, начать его применять. Но самое главное — прочувствовать китайскую ментальность, реальность, поскольку там все очень специфично и не все могут это принять. Существуют многочисленные примеры, когда человек 3 года с восторгом учит язык, едет в Китай и через пару дней просится назад, не хочет больше взаимодействовать с этой культурой. Мне же в Китае очень понравилось, хотя был там всего месяц, в городе Далянь. С одной стороны, многолюдность, коллективизм, постоянный шум и движение, фейерверки, с другой — проявления традиционной культуры в жизни современного города. Запомнились танцы с веерами женщин на набережной, дедушка, который писал иероглифические стихи водой на асфальте. Все это моментально высыхало, но он продолжал писать. Не могу не отметить и китайскую еду — все очень вкусно. Огромное количество разнообразной дешевой уличной еды, которую я особенно люблю. Конечно, в Китае необходим крепкий желудок и умение переварить острые специи.

— Сложно было учить китайский?

Оказалось, что это вообще не мой язык. Это были боль и страдание, 5 лет сдач с третьего раза с комиссией. В христианской этике страдание очищает, и, возможно, благодаря этому я стал лучше, но переводчиком с китайского так и не стал… В музее моего уровня знания китайского — умения читать, перевести текст, посидеть над каллиграфическим свитком и все-таки понять, что там написано, — достаточно. Возможно, когда-нибудь все-таки смогу общаться на этом языке, но пока это мечта. Кроме того, у меня разговорные французский, испанский и английский.

— Каково быть востоковедом в Беларуси?

Когда писал магистерскую по буддизму VI–IX вв., то в теме разбирались по большому счету только я и мой научный руководитель Перзашкевич Олег Валерьевич. Заниматься Востоком в Беларуси очень интересно. У нас мало специалистов. В советское время все, кто хотел изучать тему эту, ехали в Москву, Ленинград, Киев, Казань. В Беларуси своего пула научных кадров по гуманитарной востоковедческой науке пока что нет. И я ощущаю легкий флер первопроходца. С одной стороны, это грустно, потому что мало литературы в магазинах и библиотеках, не у кого спросить совета. Тебя даже проверить особо некому. С другой — подталкивает смотреть вовне, общаться с зарубежными специалистами. Благодаря этому удалось привезти в Минск выставку буддийской бронзы из Эрмитажа. Для меня это большое везение, поскольку пишу диссертацию по теме буддийской скульптуры. В последний раз подобная выставка проходила в Минске 30 лет назад.

Знакомство с Востоком, да и вообще другой культурой показывает, что все очень относительно, дает точку зрения, отличную от привычной нам. Плюс востоковедения как науки в том, что ты можешь стоять на позициях своей культуры, пытаться стать на позиции восточные, чтобы посмотреть на объект, и можешь искать точку между ними. Востоковед — это своего рода посредник, который старается позволить Западу и Востоку понять друг друга. Это и пытаемся сделать посредством выставок и лекций.

— Работать в музее не скучно?

В музее я провожу экскурсии, читаю лекции, сейчас кураторствую над двумя выставками. Еще в мои обязанности входит работа с коллекцией: изучение предметов и написание атрибуций, то есть определение места, времени создания, автора того или иного экспоната. Работа нравится, поскольку, во-первых, это прекрасная возможность говорить — то, что люблю и умею делать. Во-вторых, возможность учить. У меня в груди есть некий педагогический демон, который не дает покоя. К тому же она позволяет реализовывать театральные способности — в школе и университете я играл в театре. Текст экскурсии может выучить любой. Но хорошая экскурсия начинается тогда, когда ЧТО ты говоришь сочетается с тем, КАК ты это говоришь, взаимодействуешь с публикой и предметом. К тому же музей — это возможность применения организаторских способностей. Мы делали такие проекты, как «Ночь музеев», «Вераснёвая ноч». Всё это очень интересно, а главное — развивает.

— Какие выставки в музее советовали бы посетить?

Буддийскую, конечно. Вообще, в музей нужно ходить не ради выставок. Выставки — это чудесно, но если вы знаете, что есть в музее. У нас прекрасная постоянная экспозиция: русское, белорусское искусство, Западная Европа, Восток. Показываем всего 3 % от наших фондов, в которых насчитывается 30 тысяч экспонатов. Чем чаще вы приходите в музей, тем больше, глубже познаете произведения искусства и получаете от них удовольствие. Если не получаете удовольствия — зря ходите в музей. Значит, стоит научиться этому. И вот когда освоена постоянная экспозиция, можно идти на выставки. Сейчас в музее представлена уникальная коллекция буддийской скульптуры, собранная в Эрмитаже еще в XIX — начале XX века. Это вещи от XII до XX века из Китая, Тибета, Непала, Бутана, Монголии и Бурятии. Рядом выставка слепков — точные копии предметов Лувра, представляющие собой артефакты Древнего Египта, Древней Месопотамии, Античности, Средневековья, Возрождения. Конечно, если вы видели настоящую Венеру Милосскую, то реплика ее не заменит, но даст большее представление, нежели картинка в книжке или в Интернете. На днях открывается выставка православных икон. Эта экспозиция ездила летом в Ватикан и вызвала там большой интерес, что уже говорит о многом.

— Лекции и мастер-классы, которые вы проводите вне стен музея, часто собирают аншлаги. Минчане стали активно интересоваться искусством?

Убежден: если ты умеешь делать что-то хорошо и публично, то найдутся и люди, которые придут к тебе. У меня получается увлекательно рассказывать об искусстве, культуре. К тому же тема Востока сама по себе привлекает, поскольку он интересен, но совершенно неизвестен. Хотя я до сих пор не понимаю, почему, например, в понедельник вечером приходит 120 человек в «ЦЭХ» слушать про военное дело и великие учения Китая III в. до н.э. — VII в. н.э. Люди платят деньги и два часа слушают лекцию. Удивительно. В основном это, конечно, молодежь, хипстеры, которые хотят жить культурной жизнью. Сейчас также появилась модная тема — мастер-классы по голосу. Я недавно проводил такой — театральное прошлое позволяет это делать — пришло человек 80. Бесконечные ряды людей, которые повторяют за тобой скороговорки, выполняют речевые упражнения, — было здорово.

— Каким видите себя через 5–10 лет?

Счастливым и преподающим в университете. Педагогический демон, повторюсь, не спит. А пока жду экзамена на получение лицензии Национального агентства по туризму — хочу освоить новый вид деятельности и знакомить людей с Минском. Работая в музее, понял, что плохо знаю историю своего города, его памятники. Стал изучать и решил, что нужно знакомить с этим и других людей.

— Надеюсь, скоро минчане смогут записаться к вам на авторскую экскурсию по городу. Удачи вам!

Фото автора

Комментарии к статье
Добавить комментарий