Без преступления и наказания — сотрудники прокуратуры рассказали, как правильно давать деньги в долг

11 Окт 2016 14:15 Комментариев нет
dollarphotoclub_54422632-700x500

Автор:

Дарья Орел
Блог автора

За первое полугодие 2016 года правоохранительными органами было отказано в возбуждении уголовных дел в 15 764 случаях из практически 30 000 поступивших заявлений и сообщений граждан.

Об этом рассказал начальник отдела прокуратуры города Минска по надзору за дознанием Александр Бычков. Чаще других отказы получали обманутые кредиторы. Почему так сложно понять, было преступление или нет, выясняла корреспондент агентства «Минск-Новости».

20161005-lk2a8194-2-copy

Не любое нарушение закона является преступлением и влечет за собой уголовную ответственность. Преступление — это совершение действий или поступков, опасных для общественных отношений и запрещенных уголовным законом. В связи с этим гражданам, обратившимся с заявлениями в правоохранительные органы, нередко приходится слышать, что нет признаков состава преступления, — начинает специалист.

Почему так происходит и кто в конечном счете решает судьбу предполагаемых нарушителей?

По поступившему в органы дознания (органы внутренних дел, департамент финансовых расследований) заявлению о преступлении может быть принято одно из трех процессуальных решений: о возбуждении уголовного дела, об отказе в возбуждении уголовного дела или о прекращении проверки и разъяснении заявителю права возбудить в суде уголовное дело частного обвинения. Надзор за законностью принятых указанными органами решений осуществляют сотрудники прокуратуры, — объясняет Александр Бычков. — После детального изучения материалов ранее принятое решение могут отменить и при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, возбудить уголовное дело или направить материалы для проведения дополнительных проверок — в случаях, когда не были приняты меры к всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств совершения противоправных действий.

Правда, доля брака в работе органов дознания относительно невелика — менее 2,5 %. Из упомянутых ранее более чем 15 000 решений об отказе в возбуждении уголовных дел после прокурорских проверок снова был дан ход 25 из них. Еще 349 возбуждены по результатам проведения дополнительных проверок.

Вот пример одного из подобных случаев, где сразу не удалось разглядеть мошенника. В начале 2016 года прокуратурой города Минска были возбуждены три уголовных дела по ч. 3 и 4 ст. 209 («Мошенничество, совершенное в крупном и особо крупном размере») Уголовного кодекса Республики Беларусь в отношении жителя Бреста, который подозревался в том, что на протяжении длительного времени (с 2013-го по 2015 годы) под предлогом продажи, а также поставки автомобилей мошенническим путем завладел денежными средствами и имуществом жителей Минска. Всего потерпевшим был причинен ущерб на общую сумму около 500 000 000 неденоминированных рублей. Подозреваемый предлагал гражданам помочь в поставке автомобилей, принимал заказ, получал от них определенную сумму и не исполнял принятые на себя обязательства.

Если с кражами, убийствами и прочими преступлениями все относительно понятно, то мошенничества не всегда легко квалифицировать, — продолжает специалист. — Для нас это одна из массовых и в то же время проблемных категорий правонарушений.

Так, немало подобных головоломок столичным прокурорам задают кредиторы и заемщики. Большинство ситуаций стандартны: деньги не возвращают — и обманутый займодатель идет в милицию. Однако, чтобы признать обидчика преступником, правоохранителям необходимо доказать, что у недобросовестного должника изначально был корыстный умысел.

Мошенничества имеют специфический состав преступления. К тому же они труднодоказуемы. Следователям необходимо найти подтверждение того, что подозреваемый, к примеру, брал деньги в долг и заведомо не собирался их отдавать. Доказательством этого могут быть серийные действия, отсутствие постоянного дохода, крайне неблагополучное финансовое положение лица, принимающего обязательство, к моменту заключения договора, экономическая необоснованность и нереальность принимаемых обязательств, заключение сделки от имени несуществующего юридического лица или зарегистрированного на подставных лиц, и так далее, говорит Александр Владимирович.

Для того чтобы комплексно отслеживать мошенничества, в 2014 году в столице была создана специальная межведомственная рабочая группа, в состав которой вошли сотрудники прокуратуры, ГУВД и Следственного комитета. Она работает и по сей день.

Так, когда в Минске орудует мошенник, он нередко может мигрировать из района в район. Но по отдельно взятым эпизодам, информация о которых поступает в различные органы внутренних дел, могут отказать в возбуждении уголовного дела. Для того чтобы собрать все данные о потерпевших воедино, и существует межведомственное взаимодействие. Благодаря объединению баз данных и сведений нередко удается установить, что предполагаемый мошенник безвозвратно одалживал деньги не у одного минчанина, а, к примеру, у целых десяти.

Чтобы избежать подобных ситуаций, юристы рекомендуют не деликатничать, а соблюдать процедуры, предусмотренные Гражданским кодексом Республики Беларусь, — в первую очередь оформлять договор займа. Ведь когда речь заходит о деньгах, особенно о крупной сумме, не стоит полагаться на одну лишь порядочность знакомых — статистика правоохранителей свидетельствует о том, что она зачастую не оправдывает ожиданий. А с честным словом, под которое нередко выдаются средства, в суд не пойдешь. К тому же ничего сложного в процедуре оформления договора займа нет — законодательством не предусмотрена обязательная нотариальная форма. Согласно ст. 761 Гражданского кодекса Республики Беларусь договор займа должен быть заключен в письменном виде, если его сумма превышает не менее чем в 10 раз размер базовой величины (более 210 рублей), а в случаях, когда заимодавец является юридическим лицом, — независимо от суммы. Имея на руках подобный договор, должник остережется затягивать возврат долга: даже если в документе не предусмотрен процент за пользование деньгами, он будет исчисляться при неправомерном удержании в размере ставки рефинансирования (на 11.10.2016 18 %). Кроме того, правоведы советуют: прежде чем совершить широкий жест и дать кому-то взаймы, стоит оформить собственность заемщика — автомобиль, квартиру, гараж и прочее — в качестве залога.

Еще одна из сложных категорий — оказание услуг, к примеру, на изготовление или поставку товаров. Нередко клиенты вносят предоплату, но в результате ничего не получают за свои деньги. Яркий пример — история с ООО «Белавтоконтинент». Предприятие было официальным дилером компании Suzuki в Беларуси с 2007 года. Поначалу с поставкой машин не было проблем, но в последние годы обязательства перестали выполняться. Узнав об этом, импортер вычеркнул белорусскую фирму из списка официальных дилеров, но отечественные предприниматели продолжали работать и брать с людей предоплату вплоть до 100 %, которая исчислялась десятками тысяч долларов. В этой истории по единичным фактам некоторые из потерпевших получали отказы в возбуждении уголовного дела. Однако, когда выяснилось, что пострадавших довольно много, стало возможно квалифицировать эти действия как мошенничество, — завершил рассказ Александр Бычков.

Фото Елизаветы Добрицкой

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий