Клоун Армен Асирянц: «Некоторые люди ищут в моих репризах философию»

23 Окт 2016 17:01 Комментариев нет
img_4600-copy

Автор:

Владимир Жданович
Блог автора

Испанский клоун армянского происхождения Армен Асирянц, коверный в программе «Триумфаторы арены» в Белгосцирке, побеседовал с корреспондентом агентства «Минск-Новости» о цирковой жизни.

img_4793-copy

Выяснилось, что минчане вообще никуда не спешат, что клоунада переживает не лучшие времена, что скоро возможен уход цирка от театральности к классике с его величеством трюком как главным элементом представления.

Выдающийся клоун Армен Асирянц уже выступал в минском цирке несколько лет назад. И тогда поначалу переживал, что наша публика не так бурно, как он привык, реагирует на его репризы. В чем причина, понял только спустя пару дней, когда вышел прогуляться в город и увидел, как ему дают сдачу в магазине, как автомобилист пропускает пешеходов… Оказалось, минчане никуда не спешат, живут размеренной жизнью! Конечно, после гастролей в скоростной Центральной Европе клоуну пришлось нелегко. Но вскоре он уловил наш ритм, и его шоу оказалось чуть ли не лучшим во всем представлении. Изменились ли минчане спустя четыре года?

— Я уже успел побывать в театре оперы и балета. Вновь рассматривал людей, внимательно изучал происходящее на сцене. И, простите, но вы, на мой взгляд, нисколько не изменились. Идет спектакль, все очень ровно, актеры профессионально поют, оркестр потрясающий, акустика великолепная… Но взрыва адреналина нет. Публика спокойна, словно так и надо. Я был в миланской La Scala и знаю, что это такое, когда зрители аплодируют каждые десять минут от драйва происходящего! Может, отчасти дело в самой постановке. И все же пульс минских зрителей такой же ровный.

Что касается цирка, то мы стараемся навязать публике свои условия. И здорово, что минчане понимают, куда они идут, готовы принимать наши правила игры. За океаном люди, заплатив деньги за юмор, уже готовы смеяться, а здесь зрителей сначала надо выбить из состояния аморфности. Пока они включатся в репризу, с меня семь потов сойдет. А ведь еще надо никого не обидеть.

— Говорят, что клоунское искусство одно из немногих, не передающихся в цирке по наследству. Учитывая, что хороших клоунов со временем становится все меньше, можно ли сделать вывод, что профессия умирает?

— Ну почему же? Раньше в династиях все передавалось. Просто сейчас этого уже, к сожалению, нет. Я очень переживаю за свою профессию: старые кадры уходят, а молодняка нет. Хотя недавно выпустился Женя Майхровский, внук знаменитого клоуна Мая. По моим ощущениям, этот молодой парень очень талантлив, имеет большое цирковое будущее, если, конечно, не перейдет определенную грань между искусством и ремеслом. К слову, на Западе семейная клоунада как раз развита, но там нет тонкостей в характерах персонажа, да и драматургия отсутствует.

— Однажды вы заметили, что на Западе у артиста не спрашивают, зачем он выходит в манеж. А у нас все еще спрашивают?

— Сегодня цирковой юмор легкий, быстрый, насыщенный гэговой структурой. Как только теряется основа, все превращается в какую-то муть. Что касается вопроса «зачем?», то когда-то он, озвученный преподавателем, меня просто убил. Я сел, задумался: что же я хочу сказать, выходя на манеж? Так просидел полтора месяца. Хорошо, что нашелся другой учитель, который улыбнулся и помог все свалить на философов — пусть они думают! Есть у меня реприза с зонтиком. Я просто стою под дождем на манеже, но мне уютно, мол, я в домике. Но нашлись люди, увидевшие в этом поиск смысла жизни. В общем, вопрос «зачем?» нужно задавать себе тогда, когда публика не смеется.

— Современный цирк уже не тот, что раньше. А какой, на ваш взгляд, манеж будущего?

— Мне обидно, что цирковое искусство ушло в раздел детского. В какой-то момент прокатчики, назовем их так, попытались выжить за счет животных и клоунов. А вы ведь видели мою работу… Я не детский клоун. В советское время и вовсе были вечерние спектакли «14+», куда приходили взрослые. И как раз в Минске мне нравится то, что в зале очень часто вижу молодые пары. Они просто пришли провести время.

Согласитесь, есть много вещей, которых дети не понимают. Ну как маленькому объяснить, что сделать пятерное сальто и не упасть на голову — это достижение? Детям, по-моему, все равно. Вот ламу увидеть, на слона поглазеть… В моей репризе «Автомобиль» (клоун приглашает людей из зала в невидимое авто и дает задания как женщинам, так и мужчинам. — Прим. авт.) ребенок ничего для себя не увидит. Ведь там я изображаю людские пороки, потребности и сущность жизни.

Сегодня многие организаторы цирковых шоу реально пытаются оградить себя от детской аудитории, создавая программы с присущим разве что театру смыслом. И все же, думается, будущее цирка — тот самый дивертисмент, потому что театр театром, но там нет трюка и адреналина.

Комментарии к статье
Добавить комментарий