Спецрепортаж. Один день из жизни работников мобильного пункта помощи наркозависимым

24 Окт 2016 15:16 2 комментария
img_4929-copy

Автор:

Виктория Семенович

В Минске работают три мобильных пункта помощи наркозависимым от Белорусской общественной организации «Позитивное движение».

Корреспондент агентства «Минск-Новости» подежурила вместе с работниками такого пункта и посмотрела, в чем нуждаются наркозависимые и как им помогают.

Приезжаю к наркодиспансеру на ул. Передовой. На стоянке — белый микроавтобус, возле которого крутятся человек пять. В основном, мужчины в возрасте около 40 лет и старше.

img_4901-copy

— Какие баяны? Двадцатки есть?

— Сегодня нету.

— Тогда десятки и двушки, — доносится до меня диалог из машины.

Речь о шприцах, которые выдают наркозависимым.

В мобильном пункте работает Кирилл. Он аутрич — работник из числа потребителей наркотиков. Но сейчас Кирилл лечится по метадоновой программе.

img_4878-copy

По запросу наркозависимых он быстро собирает им пакеты со шприцами нужного размера. На руки выдает по 20–50 штук, плюс с десяток презервативов.

img_4842-copy

img_4845-copy

Благодарные посетители расходиться не спешат, хотя некоторые, завидев журналистов, быстро ретируются.

Знакомлюсь с водителем мобильного пункта, старшим социальным работником «Позитивного движения» Анатолием Поспеловым. По образованию он юрист и ранее консультировал наркозависимых.

img_4919-copy

— Наша задача — профилактика ВИЧ-инфекции среди потребителей инъекционных наркотиков. Поэтому мы информируем о рисках заражения ВИЧ, гепатитом и раздаем им шприцы, презервативы, средства гигиены. Взамен просим приносить использованные шприцы, но далеко не все это делают, — рассказывает он. — Также мы проводим анонимное бесплатное тестирование на ВИЧ-инфекцию по слюне. Консультируем до и после тестирования, а также помогаем решать различные социальные, юридические, психологические вопросы.

По его словам, мобильные пункты (МПП) каждый день ездят по разным маршрутам. Вместе с соцработниками посменно дежурят аутричи. На каждом пункте по 12 таких работников. Как правило, они приводят новых наркопотребителей и помогают налаживать контакты с ними.

Один из аутричей — Максим. Он с 18 лет употреблял наркотики, но с декабря 2015-го лечится по метадоновой программе, благодаря которой вернулся к нормальной жизни. В «Позитивное движение» пошел работать, чтобы помогать наркозависимым.

img_4857-copy

Аутрич Максим показывает свое удостоверение

img_4848-copy

— У нас есть специальное удостоверение, чтобы у милиции претензий не было, когда мы переносим использованные шприцы. Там ведь остается кровь, в которой содержится наркотик, — рассказывает мужчина. — Помимо работы на стационарных точках, как здесь, я хожу по домам наркоманов, ношу им новые шприцы, а старые забираю. Многие наркозависимые боятся выходить из дома. Если человека дважды задержат в общественном месте под воздействием наркотиков, то его ждет уголовная ответственность. Как бывший наркоман, знаю, где они живут и какие шприцы им нужны.

— Нам главное, чтобы наркоманы не выбрасывали шприцы в окно, мусоропровод, а сдавали их нам на безопасную утилизацию, — подчеркивает А. Поспелов. — Потребность в шприцах у наркозависимых высокая. Сейчас, говорят, «быстрые» наркотики появились, так одному человеку по 20–30 шприцев в день нужно. Важно, чтобы они все-таки использовали шприцы индивидуально, чтобы уменьшить риск заражения ВИЧ-инфекцией. Своих подопечных приучаем к тому, чтобы они промывали использованные шприцы в хлоре, который им выдаем. Но делают ли они это? Многие наркозависимые рассказывают, что под кайфом могут колоться одним шприцем, даже если в компании будет ВИЧ-инфицированный, — говорит соцработник.

Тут собеседника отвлекают — несколько человек хотят сделать тест на ВИЧ-инфекцию. Проводить тестирование может только соцработник.

img_4941-copy

img_4953-copy

Заметно, что люди немного волнуются перед тестом.

Некоторые мужчины соглашаются поговорить.

— Нас эта машинка очень выручает. У меня инсульт был, так мне нужно витамины колоть, да и бабушке уколы делают, — отмечает мужчина, который представился Пашей.

— А у меня супруга торчит — не хочет на программу становится, так вот для нее шприцы и беру. Сам на метадоне, — говорит его друг.

Тут Паша тоже признается, что проходит лечение по метадоновой программе, а сюда пришел за шприцами для своих друзей-наркопотребителей.

— Я всегда даю шприцы друзьям, когда просят. Мне не жалко, а то будут одним шприцем 5–6 человек колоться, — говорит мужчина. — Я сам с 1996 года кололся, но 2 года уже в программе. Бабушка крестится, как проходит возле моей комнаты, не верит, что я изменился. Я ж раньше деньги у нее выпрашивал, двери выбивал, а сейчас помогаю.

img_4820-copy

К мобильному пункту постоянно подходят новые люди, есть среди клиентов и женщины, молодые ребята. Кто-то пришел за шприцами, кто-то — сделать тест на ВИЧ, а кто-то — просто чаю-кофе попить да поговорить, совета спросить.

За два часа стоянки у наркодиспансера в МПП обратились чуть более 20 человек. В среднем за день одна машина обслуживает 40–60 наркопотребителей. Бывает, и более 80 человек.

— Из пятерых, кто сдавал тест на ВИЧ, положительный результат у одного мужчины. Направили его в отдел профилактики ВИЧ/СПИД Республиканского центра гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья, что на улице Клары Цеткин, — подытоживает А. Поспелов. — Можем теперь ехать по «точкам». По графику — Зеленый Луг и Восток, потом стоянка возле Западного рынка.

В машине Кирилл обзванивает подопечных и напоминает им о своем приезде.

— Где вы находите наркопотребителей?

— Вся эта тусовка мне известна, знаю много адресов. Сам кололся с 18 лет, сейчас мне 42, но 7 лет я уже на метадоне и все эти годы работаю в «Позитивном движении».

— И как вы тут работаете?

— По средам дежурю на Передовой и объезжаю «точки», а в остальные дни люди почти круглосуточно приходят ко мне домой за шприцами, либо я к некоторым хожу, когда им плохо. У меня дома есть буклеты, шприцы. За работу получаю около 300 рублей в месяц.

Машина останавливается в одном из столичных дворов. Типичная ситуация: Кирилл приводит наркозависимого к машине, приносит использованные шприцы, которые тут же выбрасывает в специальную бочку, и взамен выдает новые шприцы и презервативы. Некоторым предлагают сдать тест на ВИЧ, но люди отказываются. Но вот Кирилл приводит в салон молодую женщину, представившуюся Настей. Она сдает тест на ВИЧ. Пока ждем результатов, Настя соглашается пообщаться. Оказывается, она несколько месяцев назад сдавала тест в поликлинике, тогда ей сказали повторить через время. Это значит, что она, скорее всего, инфицирована.

— Я уже морально готова, но не хотелось бы иметь ВИЧ, — говорит Настя. — Очень замечательно, что есть такой автобус. Не люблю ходить в поликлинику. Да и шприцы тут всегда беру — и для себя, и для других людей.

— Сколько шприцев нужно на день?

— Мы колемся вчетвером. Где-то шприцев 10 нужно. И так каждый день.

— Где берете наркотики?

— Все в Интернете можно найти, были бы деньги. Когда в этих кругах вращаешься, проблем нет.

— Бросить пробовали?

— Да, но все так сложно. Я уже полжизни колюсь — 17 лет. Пробовала лечиться… Если тест подтвердится, будет очень грустно.

— Чем занимаетесь по жизни?

— Ничем. Краду — колюсь. Пыталась работать, но посмотрите на мой внешний вид. Никто не хочет брать на работу, сразу понимают, что я наркоманка. Говорят, нет доверия.

— Лечиться по метадоновой программе не хотите?

— Пока думаю об этом, морально готовлюсь.

Настя смотрит на тест и говорит:

— О, ребята, кажется я все, приплыла.

…Когда она уходит, А. Поспелов рассказывает, что многие наркозависимые догадываются, что могут быть ВИЧ-инфицированы, и довольно спокойно относятся к заражению. Но если человек не наркоман, а только пару раз употребил наркотик, и выясняется, что у него ВИЧ, то случаются истерики. Таких стараются не отпускать и везут либо к психологу, либо на Клары Цеткин к врачам.

Ежемесячно тест на ВИЧ в этом мобильном пункте сдают более 100 человек, 30 % оказываются инфицированы.

img_4935-copy

По дороге на Западный рынок, где по графику очередная стоянка, Кирилла сменяет младший социальный работник Светлана Святская. Она занимается социальным сопровождением наркозависимых и помогает Анатолию работать в мобильном пункте.

— Соцсопровождение — это комплексная работа, в которой задействованы врачи, психологи, юристы, аутричи. Моя задача — составить план работ с подопечным. Как правило, на соцсопровождение приходят мотивированные люди, которые хотят избавиться от наркозависимости, устроиться на работу либо получить лечение от ВИЧ-инфекции, — рассказывает она.

— Вам не страшно с ними работать?

— Это такие же люди, как и мы с вами, только больные и загнанные в угол, из которого им самим не выбраться. Они нуждаются в поддержке и помощи. Когда год назад устраивалась сюда, думала, будет страшно. Но нет. Раньше работала медиком, всякого насмотрелась. Потом получила психологическое образование и решила помогать наркозависимым. Здесь ощущаю, что моя работа на самом деле приносит пользу многим людям.

img_4816-copy

Стационарные и мобильные пункты помощи для наркопотребителей БОО «Позитивное движение» работают в рамках проекта международной технической помощи «Сдерживание эпидемии ВИЧ и сокращение заболеваемости и смертности от ВИЧ в Беларуси» и спонсируются за счет грантов Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией. С 2017 года деятельность мобильных пунктов будет частично финансировать и государство.

Фото Сергея Лукашова

 

 

 

 

 

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий

Валерия24.10.2016 | 16:22

крутой репортаж! но что-то в такие откровенные диалоги с наркоманами не верю. кажется, что выдумка.

Фотограф Сергей Лукашов25.10.2016 | 17:04

Зря не верите… Во время съёмки я сам был удивлён их открытости и разговорчивости.