Еще один свидетель и противоречия в показаниях. Продолжается процесс по делу мотоциклиста

27 Окт 2016 17:16 Комментариев нет
правосудие закон

Автор:

Андрей Гаврон

На очередном судебном заседании по делу о ДТП с пострадавшим сотрудником ГАИ 27 октября дополнительно допросили свидетеля инцидента и попытались устранить противоречия в словах обвиняемого.

Как передает корреспондент агентства «Минск-Новости», по ходатайству стороны защиты обвиняемого на заседании был допрошен еще один свидетель происшествия, случившегося 18 апреля на пересечении проспектов Машерова и Независимости. Тогда сильно пострадал сотрудник Госавтоинспекции: он полтора месяца находился в коме, перенес несколько операций, заново учился говорить, ходить и до сих пор продолжает лечение.

Прибывший свидетель не новый: его уже допрашивали в ходе расследования. Первоначально мужчину не планировалось вызывать на суд: показания других свидетелей представлялись гособвинению более полными. Несколько иного мнения придерживалась защита водителя мотоцикла.

Видел — не видел

Итак, дополнительно на суде допросили еще одного автомобилиста, который в то апрельское утро ожидал у перекрестка разрешающего сигнала светофора. Мужчина, по его словам, наблюдал за развитием ситуации из левой полосы через лобовое стекло своей машины и с расстояния примерно 15 м. Автолюбитель отметил, что стал следить за происходящим с момента, когда к мотоциклисту подошел сотрудник ГАИ. Очевидца, с его слов, интересовала процедура общения с мотоциклистом: представится ли инспектор, козырнет ли. Правда, слышать речь наблюдатель не мог: стекла в его машине были подняты.

По словам автолюбителя, сотрудник ГАИ протянул правую руку в сторону руля мотоцикла. Мужчина уточнил: был ли захват руля, он не видел, лишь предположил по характеру движения руки инспектора, что это случилось. После свидетель услышал, как мотор байка набрал обороты (мужчина сравнил этот звук с перегазовкой. — Прим. авт.), затем обороты двигателя упали и мотоцикл поехал. Движение байка мужчина охарактеризовал как небыстрое, с постоянной скоростью и по криволинейной траектории. При этом стоп-сигнал мотоцикла не загорелся, а сотрудник находился справа от машины и перебирал ногами.

Свидетель затруднился сказать, указывал ли сотрудник ГАИ жестом в сторону правой полосы. Не видел очевидец и первого рывка транспортного средства, который якобы предшествовал второму старту (об этом ранее говорил один из свидетелей). Гражданин также не упомянул, откатывался ли назад мотоцикл, о чем еще на первом судебном заседании рассказал сам обвиняемый.

Мотоциклом управляли двое?

Защита водителя байка ходатайствовала о приобщении к материалам дела заключения эксперта-автотехника (индивидуального предпринимателя). Согласно ему в действиях сотрудника ГАИ и водителя байка имеются признаки воздействия на органы управления мотоциклом, однако нельзя установить степень воздействия каждого. Со ссылкой на нормативные правовые акты в заключении объясняется и то, что неважно, где находилось лицо по отношению к транспортному средству, на нем или рядом. Стало быть, на момент ДТП оба являлись водителями байка. Защита уточнила, что супруга обвиняемого оплатила услуги специалиста, а материалы дела для исследования индивидуальному предпринимателю были предоставлены адвокатом.

На это гособвинитель возразил: мол, специалист не был предупрежден в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, не ясно, в каком объеме ему предоставлялись материалы дела, а потому проблематично говорить об объективности данного специалистом заключения.

В свою очередь судья поинтересовался у адвоката обвиняемого, почему такое ходатайство представлено именно сейчас. В ответ услышал, что такова стратегия защиты. В итоге просьба была отклонена. За ней последовала еще одна: вызвать этого специалиста (он находился за дверью) в зал суда, чтобы снять все сомнения. В необходимости этого усомнился гособвинитель: мол, специалист не является очевидцем ДТП, его участие приведет лишь к затягиванию процесса. Суд постановил пригласить автотехника в качестве свидетеля.

Мужчина пояснил, что получил деньги в качестве платы не за заключение, а за работу. И его выводы никак не связаны с вознаграждением. А основание заключения — видеоматериал, на котором, по словам специалиста, видно, как человек в форме сотрудника ГАИ держится за правую сторону руля, где находятся рукоятка газа и рычаг переднего тормоза.

Правда, не совсем ясным осталось, как удалось точно установить, что определенный человек воздействовал на ту же рукоятку газа конкретным образом — на увеличение подачи топлива, а не наоборот, на снижение.

Не сходится

Водитель мотоцикла в ответ на просьбу гособвинителя затруднился четко описать, как именно рука инспектора располагалась на руле, но заверил, что тот левой рукой надавливал и толкал от себя, а правой тянулся к середине руля. Обвиняемый также уточнил, что почувствовал вмешательство инспектора, но не увидел, что именно он делал, так как все внимание сконцентрировал на удержании мотоцикла в вертикальном положении. Со слов молодого человека, в движении до момента ДТП правая рука сотрудника ГАИ находилась на правом зеркале мотоцикла. При этом инспектор не соприкасался с левой рукояткой, то есть не держался за нее.

В свою очередь гособвинитель обратил внимание суда на противоречие в словах мотоциклиста. Так, водитель байка вскоре после аварии в беседе с журналистом одного из изданий (в деле имеется расшифрованная аудиозапись разговора) сказал, что инспектор двумя руками взялся за руль и воздействовал на рукоятку газа. На это обвиняемый пояснил, что представитель СМИ была очень настойчива, а он тогда плохо себя чувствовал, еще не пришел в себя и потому мог что-то перепутать, ошибиться.

В суде объявлен перерыв.

Комментарии к статье
Добавить комментарий