ГЛАВНЫЙ ВРАЧ. Александр Бич: «Роды на дому — коммерческий проект»

28 Окт 2016 09:45 Комментариев нет
aleksandr-bich

Автор:

Ольга Григорьева

Главный врач Городской гинекологической больницы рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости» об абортах, родах на дому и беби-боксах.

Доктор — не робот

— Александр Ильич, осень на дворе, а вы в клинике ремонт затеяли…

— Мы с апреля 2016-го в ремонте. Капитальном. Поменяли полностью кровлю, заменили некоторые стены. Переделали гидроизоляцию подвала, фасад утепляем. И все на средства Мингорисполкома. Финансирование выделяется стабильно. И на текущий ремонт отделений, кстати, тоже. Каждый год что-то делаем. Здание эксплуатируется: где-то трещины пошли, стены подкрасить надо, двери подремонтировать, полы обновить. Думаете, почему пациенткам нравится в нашей больнице? Все чистенько, аккуратненько.

За внебюджетные средства ремонтируем только платные палаты. Их 9.

— Маловато для такой большой клиники…

— Судя по востребованности, достаточно.

— Пустуют?

— Скажем так, есть свободные.

— Не по карману пребывание?

— Сутки в одноместной палате обойдутся в 19–20 рублей, в двухместной — около 18 рублей. У нас созданы не менее комфортные условия и в бесплатных палатах. Оплачивают пребывание в клинике в основном иногородние и иностранные граждане.

— Комфортные палаты — бонус клинике. Однако большинство пациенток идут на врача. Выбрать лечащего доктора в государственной клинике — из области фантастики?

— Больница — не сфера бытовых услуг, где можно выбирать, у какого мастера пошить пальто или постричься. Тем не менее можем пойти навстречу больному, пожелавшему, чтобы операцию выполнял хирург, которого порекомендовали знакомые. Если, конечно, этот врач не в отпуске или в отгуле, не болеет. Но чисто физически нереально направить всех желающих к одному специалисту. Во-первых, он не робот, ему отдых нужен. Во-вторых, есть и другие, не менее квалифицированные и опытные. В основном в нашей специализации работают женщины. Мужчин немного, и среди них есть доктора, которых нужно отбивать от пациенток: хотят лечиться только у них.

— Значит, есть причина…

— Слухами земля полнится. Лапароскопические операции прекрасно выполняют заведующий 2-м гинекологическим отделением Олег Гончаров, акушер-гинеколог Алексей Федорков. И многие желают к ним попасть. Аналогичные операции у нас хорошо делают и женщины-гинекологи. Но какая медицинская бригада будет работать в операционной, решается на консилиуме. В каждой клинике так принято.

— В целом с медицинскими кадрами как у вас?

Хорошо укомплектованы и врачами, и средним медицинским персоналом. Сейчас по врачам коэффициент совместительства 1,25 (доктор работает на ставку с четвертью). В 2015 году был 1,4. По среднему медперсоналу коэффициент совместительства 1,33, годом раньше — 1,43. В то же время, наверное, нет смысла укомплектовываться на 100 %. На ставку работать невыгодно.

Мать и дитя

— При мне в кассе клиники возвращали женщине деньги за невыполненный аборт. К счастью, передумала

Почти каждый день на аборты приходят. Но все равно их количество несравнимо с тем, что было 15–20 лет назад. Тогда на Стахановской работало отделение 6-й больницы, специализирующееся на абортах. Десятки операций в день… Неродившиеся младенцы…

Часто думаю на эту тему. Сегодня есть все, чтобы предотвратить нежелательную беременность. И противозачаточные таблетки, и внутриматочные спирали, и стерилизация (перевязка маточных труб). Запретить нельзя. К чему это приведет? Вернемся в каменный век. К подпольным абортам. Хорошая инициатива — предабортное консультирование женщин в медицинских учреждениях с участием психолога или психотерапевта, иногда еще и священнослужителя.

Про коллег не скажу, но нам удается каждую неделю одну-две женщины отговорить. Однажды девушка, носившая двойню, пришла на аборт. 22 года, первая беременность. До этого с ней беседовали в поликлинике, в нашем приемном отделении, лично я отговаривал. Результат — нулевой. Поинтересовались: «Мама знает?» Оказалось, нет, побоялась ей сказать. Созвонились с матерью, поговорила она с дочерью. Убедила. Вернули девушке деньги. Горько осознавать, но некоторые женщины непробиваемые.

— Возможно, для них беби-боксы были бы выходом…

Беби-боксы — дискуссионная тема. Надо взвесить все за и против. Нельзя категорично заявлять, что они не нужны, даже если в год туда принесут пару младенцев. Это спасенные жизни! Но та сволочь, по-другому ее не назовешь, выбросившая ребенка в мусоропровод, даже если беби-бокс будет располагаться в десяти метрах от нее, все равно совершит свое грязное дело.

— Вы много лет проработали в акушерстве, принимали роды. Скажите, что за термин у врачей неприглядный: «старородящие»?

— «Возрастные первородящие», «старородящие» — пережиток прошлого. Таких терминов сейчас нет. Во-первых, это обижает женщин. Во-вторых, кто сказал, что в 30–35 лет поздно рожать первого ребенка? Женщина имеет право родить в том возрасте, в каком считает нужным.

— Врачи пугают: чем позже рожаете, тем выше вероятность появления на свет младенца с отклонениями в здоровье…

Ерунда! Тем, кто боится, напоминаю о внутриутробной диагностике врожденных пороков развития будущего ребенка. Сейчас ее проводят на аппаратуре высочайшего класса и с применением современного биохимического скрининга (когда исследуют кровь на определенные пороки развития плода). Если что не так, дальше — выбор семьи.

Знаю семейную пару, воспитывающую ребеночка с синдромом Дауна. И то, как они к нему относятся, как любят и гордятся его успехами, достойно самых высоких похвал. Раньше, когда звезды шоу-бизнеса выходили в свет со своими детьми с особенностями развития, воспринимал их поведение, как пиар-ход. Теперь изменил свое мнение.

— К родам на дому вы тоже лояльны?

Не дождетесь! В этом смысле я категоричен. Когда-то рожать на дому было модно. Потом будущие матери перешли в стационар. А сейчас мода вернулась. И роды на дому стали коммерческим проектом, современным веянием под прикрытием негосударственных медицинских организаций. Они широко разрекламировали себя в Интернете. А поскольку Интернет — основной источник информации, все это получило очень хорошую денежную основу.

Как врачу мне очень жаль, что в Беларуси до сих пор не существует законодательной базы, препятствующей заниматься практикой родов на дому. Не вдаваясь в подробности, процесс родов может быть непредсказуемым. И мы, доктора, боимся не послеродовых септических заболеваний у мамы и ребенка, а самого страшного — кровотечений, которые сложно остановить. Иногда требуется немедленное оперативное вмешательство.

Если женщина рожает дома, неизвестно, насколько квалифицированный специалист находится с ней в эти часы. Лично я, с огромным опытом работы в акушерстве и гинекологии, не рискнул бы принять роды на дому. Исключение — экстремальные ситуации.

Еще материалы рубрики:

ГЛАВНЫЙ ВРАЧ. Наталья Мысливчик: «Добро вернется сторицей»

ГЛАВНЫЙ ВРАЧ. Владимир Комар: «Верю людям на слово»

ГЛАВНЫЙ ВРАЧ. Лариса Сечко: «У нас специалисты не разбегаются»

ГЛАВНЫЙ ВРАЧ. Олег Руммо: «Был отличником, но не паинькой»

 ГЛАВНЫЙ ВРАЧ. Ростислав Филонович: «Начинал фельдшером на скорой»

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий