СЕМЬЯ С ИСТОРИЕЙ. Евгений Чемодуров: «Как художника меня спас театр»

01 Ноя 2016 10:45 Комментариев нет
p_3-copy

Автор:

Ольга Поклонская
Блог автора

Пройдя через все испытания XX века с его революциями, войнами, массовыми репрессиями, народный художник БССР Евгений Чемодуров сохранил в себе Человека. Этому прежде всего учил детей и внуков.

Со старейшим мастером сценографии Евгением Чемодуровым я познакомилась в начале 90-х годов прошлого века. И с первой же встречи была покорена его обаянием, масштабом личности, широтой мышления.

Позже не раз думала: какое счастье, что волею судьбы этот художник оказался в нашей стране. В Беларуси он создал школу театрально-декорационного искусства, внес огромный вклад в развитие национальной культуры, укрепил ее авторитет в мире. Это был человек не только удивительного таланта, но и уникальной биографии. Евгений Чемодуров не мог пожаловаться на отсутствие признания: работал в десятках стран, удостоен звания заслуженного деятеля искусств России, Таджикистана, Литвы, лауреат Сталинской и Государственной премий СССР. Но больше всего гордился не званиями и наградами, а тем, что в жестоком XX веке сумел сохранить душу. «Я спасал душу свою в вере, в работе на оперных сценах, в книгах и ежегодных дальних странствиях в гармоничный и прекрасный мир природы», — признается Евгений Чемодуров в своей книге «Мой двадцатый век. Из записок оперного художника».

Истоки

В советское время художник не распространялся о своих предках, да и далеко не всё о них знал. Но многое в его поведении определялось, несомненно, генетикой, наследственностью.

Его дед по отцу Андрей Чемодуров происходил из самарских степных старообрядцев. Отец художника Григорий Андреевич числился мещанином; но всю жизнь проработал на железных дорогах Сибири и Средней Азии. В оригинале читал французские и немецкие книги, хорошо знал историю и философию.

Дед Евгения Чемодурова по матери — Александр Федорович Фон-Гелер был выходцем из обрусевшего, крещенного в православии, немецко-саксонского рода. Оканчивал университет в Лейпциге, трудился горным инженером на угольных шахтах юга России. Его женой стала Наталья Раевская. Среди родственников Натальи Михайловны много знаменитых в русской истории личностей, в том числе Мария Раевская, супруга декабриста князя Сергея Волконского, одна из тех, кто вдохновил Николая Некрасова написать поэму «Русские женщины». Наталья Михайловна умерла в возрасте 30 лет, оставив Александра Фон-Гелера с четырьмя детьми. Вдовец переехал в Забайкалье на золотопромышленную базу братьев Сабашниковых. Александр Федорович руководил геологоразведочными экспедициями не только в Сибири, но даже в горах Тибета, лично встречался в 1891 году с тибетским панчен-ламой! Однажды во время путешествия в Сибирь и Японию дом Александра Фон-Гелера посетил юный наследник русского престола, будущий император Николай II и подарил ему на память золотой именной портсигар. Александр Федорович постарался всем детям дать хорошее домашнее воспитание, вырастить их физически закаленными и отважными. Дочь Зинаида, в будущем мама Евгения Чемодурова, окончила в Киеве высшую женскую школу повивального искусства и стала замечательной акушеркой.

— Бабушка Зинаида Александровна запомнилась очень одаренной женщиной, — рассказывает дочь Евгения Григорьевича артистка Национального академического драматического театра им. М. Горького Наталья Чемодурова. — В 80 лет она поражала всех основательными познаниями в самых разных областях. Помогала нам с братом решать такие задачи по математике, которые были не по зубам всем остальным в семье.

Григорий Чемодуров долго добивался руки Зинаиды Фон-Гелер, и в 1911 году они поженились. А в 1914-м у них родился сын Евгений. Революция и гражданская война застали семью на станции Шумиха (ныне город в Курганской области). Белочехи, красные, корниловцы сменяли друг друга, принося мирному населению беды и слезы. Ночные налеты, перестрелки, обыски, аресты, расстрелы становились обыденностью. Тяжело, голодно, страшно. Чтобы пережить трудности послереволюционной разрухи, Зинаида Александровна с Евгением отправляются к ее сестре Наталье в Кострому, а Григорий Андреевич — на заработки в Среднюю Азию.

img_4586-copy-copy

Дед художника Александр Федорович Фон-Гелер и бабушка Наталья Михайловна Фон-Гелер (в девичестве Раевская)

Призвание

В Костроме Женя Чемодуров и открыл в себе призвание к живописи. Зинаида Александровна трудилась день и ночь, но денег не хватало даже на еду. Чтобы купить краски и кисти, Евгений продал любимых морских свинок. Окончив в Костроме частную художественную школу Николая Павловича Шлеина (где мальчик по причине яркой одаренности и усердия занимался бесплатно), Евгений Чемодуров поступил в Ленинградскую академию художеств (ныне Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина). Учился у таких известных мастеров, как академик Евгений Лансере и профессор Анна Остроумова-Лебедева.

Во время учебы он не однажды падал в голодный обморок. Но не оставил академию, а искал любой способ подработать, чтобы посещать еще Мариинский и Малый оперный театры.

— Как художника меня спас театр, — признавался Евгений Григорьевич. — Очень мудрым оказался мой выбор театрального отделения. В эпоху тотального соцреализма оперная сцена оставалась едва ли не единственным местом, где удавалось избегать торжества примитивности.

После окончания академии Евгений Чемодуров едет работать в Сталинабад (ныне Душанбе). С огромным энтузиазмом трудится в Таджикском государственном театре оперы и балета. Весной 1941 года в Москве открывается декада таджикского искусства. Одно из представлений спектакля «Отелло», который оформлял Чемодуров, посетил Иосиф Сталин. 26 апреля на большом приеме в Георгиевском зале Кремля 27-летний художник Евгений Чемодуров видит Любовь Орлову, Ивана Козловского, Владимира Немировича-Данченко. Совсем близко сидит к Сталину, Молотову, Микояну. Орден «Знак Почета» он получает из рук Михаила Калинина.

img_4590-copy-copy

Родители художника Григорий Андреевич Чемодуров и Зинаида Александровна Фон-Гелер

Счастье по имени Аза

Будущую жену Азу Штанкову Евгений Чемодуров встретил в Сталинабаде в 1942-м. Девушка была на 10 лет моложе его и всем обликом напоминала пленительную Наталью Ростову, женский идеал художника. Шла война. У Евгения недавно умер отец, на фронте пропал без вести отец Азы — Иван Германович, потомственный дворянин, всех родственников которого уничтожили за годы революции и репрессий. Вокруг — горе и слезы. Но любовь приходит, никогда не спрашивая разрешения и не заботясь о своевременности визита. Когда в конце января 1943 года пришла весть о долгожданной победе на Волге, Евгений и Аза отправились в загс. Свою жизнь Аза полностью подчинила мужу и семье. Она занималась бытом, всех кормила, окружала заботой детей, свою маму, свекровь и при этом всегда безупречно выглядела. Ангел-хранитель и муза художника. Больше 50 лет Евгений и Аза Чемодуровы прожили вместе. Отметив золотую свадьбу, обвенчались. Своей жене Евгений Григорьевич посвятил книгу «Мой двадцатый век. Из записок оперного художника».

— С детства мне запомнилась удивительно теплая и душевная атмосфера дома дедушки и бабушки, — рассказывает внучка художника 23-летняя Евгения Чемодурова. — Двери их дома всегда были открыты для гостей, всегда было шумно, постоянно велись интересные разговоры об искусстве.

semya-chemodurovyi-kalininyi-copy-copy

Наталья Чемодурова, Николай Калининс сыном Денисом

Минск

Евгений Чемодуров трудился в Москве, Будапеште, Хельсинки, Буэнос-Айресе, Тбилиси, Киеве, Челябинске, Фрунзе, Ташкенте… В 50-х годах прошлого века Евгений Григорьевич исполнял обязанности советника в Министерстве культуры Румынии и одновременно — художника-постановщика в Оперном театре Бухареста. На созданные Чемодуровым декорации и костюмы к опере «Аида» приезжали смотреть из других стран Европы! Везде его творчество вызывало бурю восторга.

В Минск Евгений Чемодуров приехал в 1958-м по приглашению министра культуры БССР. Вначале семья жила на улице Козлова. Когда старшая дочь Наталья вышла замуж и у нее родился сын, стало тесновато.

— Отец не любил ходатайствовать за себя, — вспоминает Наталья Евгеньевна. — На прием к первому секретарю ЦК компартии БССР Петру Машерову он записался по сугубо театральным делам. Как-то удивительно легко они нашли общий язык и проговорили несколько часов. Уже прощаясь, Петр Миронович проронил: «Вы первый человек, кто за время своего визита ни о чем меня не попросил». И тогда отец рассказал о нашей жилищной ситуации, что у него нет кабинета для работы. Уже через несколько месяцев мы с мужем и сыном Денисом получили жилье на Пушкина, а остальные переехали в квартиру, которая прежде принадлежала Машерову, в доме, где располагается «Лакомка». Позже ее тоже пришлось разменять, и последней для папы стала квартира в доме рядом с площадью Победы.

В Минске Евгений Чемодуров оформил балеты «Избранница», «Альпийская баллада», «Дон Кихот», «Раймонда», оперы «Пиковая дама», «Колючая роза», «Хованщина», «Борис Годунов» и многие другие.

— Отец был великий труженик, — замечает сын художника Сергей Чемодуров. — В его кабинете всегда дотемна горел свет. Отдыхать он любил вдали от цивилизации. Летом, как правило, отправлялся в путешествие в тайгу, сплавлялся на плотах по горным рекам. Часто брал меня с собой, позже пристрастил к этому и внука Дениса, сына Наташи. Мы с отцом были чемпионами Советского Союза по водному туризму, чемпионами Вооруженных Сил, общества «Спартак»…

Летом 1971 года Евгений Чемодуров с Сергеем и несколькими товарищами совершил путешествие на плоту по горной забайкальской реке Ципе. Они прошли все 119 порогов и получили в Москве золотые медали и звание победителей Всесоюзного первенства. Во время награждения ведущий объявил отца и сына как «братьев Чемодуровых». Никто не мог поверить, что на маршрут высшей категории сложности вышел 57-летний мужчина.

Евгений Григорьевич охотно проводил лекции с показом слайдов своих удивительных путешествий во Дворце искусства и в Доме работников искусств. На Белорусском телевидении выходили документальные фильмы, снятые им во время экспедиций.

img_4594-kopirovanie-copy

Аза Ивановна, жена художника

Наследники

Старшая дочь Евгения Чемодурова Наталья с детства мечтала стать актрисой.

— Отец не поощрял такое стремление, зная, какая сложная, зависимая это профессия, — признается Наталья Евгеньевна. — Он никогда меня не протежировал. Когда я поступала в Белорусский государственный театрально-художественный институт, родители вообще уехали из Минска. Но меня приняли, и я с удовольствием училась на курсе народного артиста БССР Д.А. Орлова. Позже, когда отец видел меня на сцене в знаменитом «Макбете» Шекспира в роли леди Макбет, он не скрывал, что ему нравится моя работа.

Во время учебы в институте Наталья Чемодурова вышла замуж за талантливого молодого режиссера Николая Калинина. Родом из деревни Корма Гомельской области, Николай Артемович сделал себя сам. Один из основоположников белорусского кино, народный артист СССР Владимир Корш-Саблин покровительствовал ему и не однажды повторял: «Этот парень — будущее белорусского кино». Николай Артемович отличался поразительной творческой жадностью и трудоспособностью. Каждый его фильм становился событием. Наталья активно снималась в картинах мужа «Рудобельская республика», «Идущие за горизонт», «Кортик», «Бронзовая птица».

natalya-chemodurova-02-kopirovanie-copy

Актриса Национального академического драматического театра имени М. Горького Наталья Чемодурова

В его преждевременной кончине до сих пор много неясного и таинственного. Разные источники приводят различные версии. Однако вдова Наталья Чемодурова убеждена: ее супруга убили. После смерти Николая Калинина Наталья Евгеньевна так и не вышла больше замуж. Такой же однолюбкой оказалась она и в профессии, однажды и навсегда связав жизнь с Национальным академическим драматическим театром имени М. Горького. Сыграла на этой сцене десятки ролей. Служит здесь и сегодня, занята в спектаклях «Земляничная поляна», «Бег», «Горе от ума», «Проделки Ханумы», «Вечность на двоих».

— Моя судьба в искусстве сложилась так, как бог дал, — уверена Наталья Евгеньевна. — Самое главное в жизни — это любовь. Ею я не была обделена ни в семье, ни со стороны публики.

Никто из потомков Евгения Чемодурова не стал художником. Но тех, за кого ему пришлось бы сегодня краснеть, среди наследников нет. Каждый шел своим путем, искал свое место и добивался успеха. Сергей Чемодуров долго работал в России — в Карелии, Архангельской области, на Колыме: занимался строительством, горным делом, добывал полезные ископаемые. Его старший сын Иван возглавляет одну из частных компаний в Минске, у него трое детей. Младшая дочь Евгения, названная в честь дедушки, окончила Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова, сейчас учится в магистратуре и работает.

Сын Натальи Евгеньевны и Николая Калинина Денис занимается бизнесом, а ее внук Артемий учится в БГАИ.

Все они очень разные. Но есть фамильная черта, которая их все-таки объединяет. Все Чемодуровы уверены: смысл жизни и спасение души можно найти только в вере, любви, надежде и красоте.

Фото из семейного архива Чемодуровых

Еще материалы проекта:

СЕМЬЯ С ИСТОРИЕЙ. О писательском и личном счастье Ивана Мележа

СЕМЬЯ С ИСТОРИЕЙ. Минское трио Тикоцких

СЕМЬЯ С ИСТОРИЕЙ. Клан Шараповых

СЕМЬЯ С ИСТОРИЕЙ. Под управлением любви

СЕМЬЯ С ИСТОРИЕЙ. Устроить праздники из будней — к этому всегда стремились в доме Бембелей

Комментарии к статье
Добавить комментарий