Трусливые тигры, невыездной носорог и «дожеванная» рука. Интервью с дрессировщиком Сергеем Нестеровым

13 Ноя 2016 14:10 Комментариев нет
sok_5729-copy

Автор:

Владимир Жданович
Блог автора

Российский дрессировщик Сергей Нестеров рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости» о партнерских отношениях с животными, нотках СССР в Минске и времени, когда нужно уходить на покой.

Назад… в лучшее

— Сергей, за спиной уже месяц работы на минском манеже. Какие впечатления от белорусской столицы?

— Спустя полтора месяца гастролей исколесил город вдоль и поперек, провел много встреч. У меня тут оказалось много знакомых. Правда, не успел еще побывать на культурных мероприятиях. Скажу одно: да, у вас хорошо, брутально чисто, а местами и пафосно. Но, не обижайтесь, ощущение Советского Союза (в очень хорошем виде!) осталось. А что тут плохого? Европейский союз при создании брал лучшее как раз у модели СССР. Вот и Беларусь позаимствовала оттуда все самое хорошее. За время пребывания в Минске съездил в Литву и Чехию и там был неприятно удивлен грязью, толкотней, иммигрантами. А теперь представьте мои ощущения, когда я вернулся обратно к вам: вот где Европа! И все же большую часть времени провожу в цирке, потому что кроме взрослых тигров у меня есть молодые ребятки, родившиеся по дороге в Минск два месяца назад.

— Руководство нашего цирка не намекало: мол, тигрят можно было бы и здесь воспитывать?

— Их мама, действующая артистка, не позволит этого! (Смеется.) Она до сих пор кормит, и мы не нарушаем эту идиллию. Кстати, к молодняку на протяжении года никто, кроме меня с супругой, не должен заходить. Мы сами следим за ними, находим индивидуальные черты.

— А почему не пускаете к ним других людей?

— Ну, давайте рассуждать так: укусит вас тигренок… Что вы будете делать? Отскочите? А если он вам в руку вцепился? Ударите, закричите? Вот. А у тигра будет стресс. А потом сообразит, что человека можно укусить и причинить ему боль. Мы с супругой Еленой Федотовой не можем допустить таких ситуаций, делаем так: даем «дожевать» руку так, что он сам ее выплевывает. Это больно, тут нужно много терпения. Зато животное потом ведет себя совсем по-другому.

Упереться рогом

— В чем специфика дрессуры африканского единорога?

— Сама по себе дрессура носорога — явление редкое. Помню, на первом этапе приходилось жить в цирке, чтобы чему-то научить его и научиться самому. Вообще, чтобы вырастить животное и быть с ним в контакте, его надо знать досконально. Поэтому каждое утро встаем и начинаем работать — общаться с подопечным, убирать за ним, чистить и мыть, поить-кормить. Конечно, нам помогают ассистенты, но только со взрослыми артистами.

— Смотрел на выступление носорога в манеже, и показалось, что он вам нужен скорее для самоутверждения, чем для шоу.

— Отчасти так и есть. Дело в том, что раньше мы с женой работали с экзотическими животными. И носорог был дополнением к зебрам, верблюдам, пони, крокодилам и верблюдам. Но позже «африканский» аттракцион сошел на нет, а носорог остался. И все же для дрессировщика носорог — это топовое животное, с которым не каждому дано работать. Сложно, опасно. Оставлять это без реализации для себя я не хотел. Да, создавая номер, думал: если написать на афишах: «Носорог!», люди побегут в цирк. А публика путает его с… бегемотом. А ведь носорог — одно из самых свирепых животных! С ним тяжелее, чем с тиграми.

— Всегда было интересно, что едят цирковые животные.

— Тигры — говядину. Малыши едят кусочки поменьше, большие — здоровые куски. А вот носорог Мафа — личность сложная. Мы возим ему зеленые корма из Голландии и Германии, а также сено. Еще он очень любит люцерну — бросается на эту траву, как наркоман, и готов за нее родину продать. Хотя непонятно, где она у него. Этот парень, хоть и родился в Африке, уже объездил весь мир. Стараемся, чтобы он всегда был сыт и доволен, иначе станет буянить.

— Вы как-то сказали, что 5 лет не выезжали из России на гастроли.

— Носорог вообще невыездной. Согласно международной конвенции, он под «санкциями» в Европе. С одной стороны, это обидно, а с другой… Покупательная способность цирков там, к сожалению, небольшая, а вот Россия и Беларусь могут себе позволить платить достойные гонорары. Да и условия в разы лучше, чем в шапито на Западе. Хотя мы планируем поехать летом в Японию, сейчас идут переговоры.

Партнерское выступление

— В недавнем интервью ваш коллега клоун Армен Асирянц сказал, что минская публика весьма спокойная. Вы согласны?

— Ваш зритель сложный, порой требовательный. И все же скромный в эмоциональном плане, жадный в выражении эмоций. Вы тихо радуетесь. Может, сами белорусы такие. Признаться, больше всего боюсь наглых зрителей, которые приходят с требованием: «Ну, показывайте, скоморохи, что вы можете. Веселите нас, ребята, мы пришли». Таких людей встречал в России. Артисты — люди эмоциональные, мы работаем для народа. И если зал тяжелый, уходишь за кулисы пустой в ноль.

— Тем не менее все больше артистов цирка выбирают не путь жесткой дрессуры, а партнерские выступления с животными…

— Пришло время собирать камни. В обществе уже не поймут, если в дрессуре используют принуждение и агрессию. Партнерство — это длинный путь, но он более безопасный для артиста. Животное не обозлено, не пытается напасть на хозяина. Потому что есть контакт, лояльное отношение. У всех зверей, включая тигров, существует своя иерархия: если ты доминируешь, все слушаются. Так же и с носорогом. Что я ему могу сделать? Ничего! Но я с детства с ним рядом, воспитал его так, что он меня уважает, а значит, не может позволить себе всё тут разнести.

— Аттракцион с тиграми, на мой взгляд, шикарный. Смотришь — и чувствуешь свободу, легкость, спокойствие больших кошек.

— Не могу сказать, что мы с тиграми прямо-таки друзья. Но я их не подавляю, не укрощаю, даже слово «дрессура» мне не нравится. Это и есть то самое взаимное партнерство, и оно было бы невозможно без любви к животным. Номер минорный, лирический, но и концентрация требуется огромная. У меня нет брандспойтов, пистолетов, уповаю только на мастерство и своего ангела-хранителя. А вообще тигры довольно трусливы. Они скорее уйдут, чем нападут. Это не львы, которые за добычей идут до конца.

— Вам есть кому передавать опыт?

— Не столько опыт, сколько знания. Сейчас идет работа над созданием нового аттракциона с молодыми тиграми, который курируют моя дочь Алиса с мужем Алексеем. Думаю, года через два появится что-то новое. За основу, конечно, взята именно любовь к животным. Считаю, что цирк — искусство молодых. Не стоит ждать момента, когда публика скажет: «Старик, что ты там хорохоришься?» Нужно уходить на подъеме, не дожидаясь спуска, ведь он всегда резкий.

Комментарии к статье
Добавить комментарий