Минчанин года. Андрей Протопопов: «Будешь рутинным мастером — заработаешь на хлеб с маслом»

25 Ноя 2016 11:53 Комментариев нет
1o9a5226-copy

Автор:

Владимир Жданович
Блог автора

Как стать квалифицированным мастером и актуальны ли еще в профессии ножницы, корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал популярный парикмахер, «Минчанин года» Андрей Протопопов.

Парикмахер или стилист?

Андрей, как близкие восприняли известие о присуждении тебе звания «Минчанин года» и помогает ли новый статус в предпринимательстве?

Признаться, друзья сначала подкалывали, потому что среди них много веселых, которые без шуток ну просто не могут (смеется). Если серьезно, для меня участие в таком большом событии было неожиданным. Да и сама церемония прошла в волнениях. Я ведь не ношу костюмов, не знаю, что такое официальные приемы… А тут Большой театр оперы и балета, День города, 13 лауреатов, сцена в конце концов. Рядом стоят уважаемые люди, и я самый молодой — мне было 27 лет. Председатель Мингорисполкома вручал диплом, а я стеснялся, боялся зацепиться за какой-нибудь провод…

Что касается работы, то на тот момент мы с командой вернулись из автобусного тура Dandy Bus по стране, где бесплатно постригли почти две тысячи людей, а сегодня (после нескольких переездов) только-только обжили новое место для работы.

— Награда присуждена парикмахеру. Подходит ли тебе такое название профессии?

— Скажу больше: я бы расстроился, если бы меня назвали, например, стилистом, ведь считаю себя именно парикмахером. Начинал с самого низа: три года обучался в Слониме в ПТУ-129, потом практиковался в двух салонах в Минске, затем уехал получать образование в гродненский колледж, стал художником-модельером. Поработав там, вновь вернулся в столицу, где со временем открыл ателье красоты. Ну а сейчас запустил с друзьями проект Dandy Land. Сегодня мы активно развиваем эту программу, которая позволяет администрировать всю деятельность организаций сферы красоты удаленно с любого подручного девайса. Также руковожу офисом Dandy Home.

Если продолжить говорить об образовании, то у нас в стране дают хорошую базу знаний: санитарные нормы, материаловедение, технику работы, правила и формы стрижек, рисунок. А дальше можно и нужно развивать мастерство — салонов и парикмахерских для работы очень много.

— Почему же тогда некоторые предпочитают работать на дому?

Вообще этот момент бывает у каждого парикмахера. Он работает на кого-то, становится опытнее, а наниматель вдруг выставляет новые условия труда. И если договориться не получается, работник чувствует себя обиженным и уходит. Да, после такого можно какое-то время стричь клиентов дома (за время работы в салоне парикмахер нарабатывает базу), но это очень неудобно. К тому же нелегально, рано или поздно получишь штраф, да такой, что все заработанные деньги отдашь. И все. Поэтому если у молодого специалиста есть мозги, то он либо арендует место, либо все-таки соглашается на условия салона. Что скрывать, и в моей жизни были и работа на директора, и аренда кресла, и домашний «салон». Но последний вид работы самый неудобный.

Ателье для красоты

С открытием собственного салона в центре Минска к тебе пришла популярность. Был к ней готов?

На самом деле место играло небольшую роль, в рекламе скорее помогли друзья, используя социальные сети. Признаться, на популярность не обращал внимания — было слишком много работы. Хотя мне понравилось, как написал обо мне ведущий СТВ Антон Мартыненко: «Люди делятся на тех, кто уже постригся у Протопопова, и тех, кто еще не успел».

У тебя, к слову, была пальма первенства в городе по стрижке бород…

Да, наш салон первым начал приглашать парней, чтобы привести в порядок усы и бороду. Конечно, услуга существовала и до этого, но в основном специалисты принимали клиентов на дому. Помню, как у нас работал классный барбер Артем Новик. Особенно весело было, когда я просил его стричь девушек. Ой как ему это не нравилось! Представьте: огромный татуированный парень делает прическу для леди (смеется). В шоке были не только клиентки, но и он сам.

В Минске нынче полно салонов. Много ли твоих клиентов разбрелось по ним?

Я не контролирую гостей, а если кто-то «не дошел», а потом вдруг вернулся и ругает предыдущего специалиста, прошу закрыть эту тему. Почему? Мой профессиональный этикет не предполагает обсуждения чужого труда. Знаешь, если я захочу кому-то что-то доказать, то лучше предложу битву на ножницах (смеется).

Зачастую клиенты — разносчики слухов о салонах. Конечно, новому парикмахеру проще всего сказать: «Как же тебя плохо в прошлый раз покрасили, постригли…» После этих слов посетитель останется доволен любым результатом. Хотя есть проблема, когда тот же стилист выслушивает человека и берется делать то, к чему не готов. Парикмахер не должен быть пустословом, нужен конкретный результат.

— А с кем больше любишь работать — с девушками или парнями?

С волосами. Люблю делать вечерние прически, окраску, стрижки, да и коррекцию бороды тоже. К слову, максимально на работу над одним человеком однажды потратил 16 часов. Это была смена цвета волос из черного в белый. Без перерыва. Помню, девушка пришла рано утром и ушла за полночь.

Цена и качество

Понятно, что модные салоны могут ставить высокие цены на услуги. На твой взгляд, оправдана ли стоимость в государственных парикмахерских?

Ценообразование у нас на услуги свободное, хоть 100 тысяч долларов поставь. Главное, чтобы был спрос. При этом надо понимать, что в бюджетной парикмахерской не стоит ждать чего-то необычного! Будет хорошо, но просто. Потому что это конвейер.

Вообще наша профессия сегодня на слуху. И все же большую роль играет квалификация. Грубо говоря, твой чек и твоя спецификация зависят только от того, как ты себя преподнесешь. Будешь рутинным мастером — заработаешь на хлеб с маслом, как в государственных парикмахерских. Там, к слову, реально получать неплохие деньги, просто объем работы больше и есть определенная монотонность. А можешь быть стилистом, имидж­мейкером, главное, чтобы был спрос. Но опять же на волне успеха легко растерять всех клиентов. Этого стоит опасаться именно при повышении цены.

Самое важное — профессия как искусство. Она должна приносить пользу.

Как думаешь, хватает ли в Минске мест, где можно обучиться наивысшему мастерству?

Конечно нет. Нам нужна пусть не академия, но хотя бы солидная школа. К сожалению, создание такого учреждения стоит денег. Те семинары и тренинги заезжих стилистов, которые порой рекламируют, это вода. Если хочешь учиться, нужно ехать как минимум на две недели за границу, где специалисты будут к тебе подходить во время работы и правильно ставить руки. Это вложение в себя и свое мастерство. Раньше парикмахеров отправляли на такие курсы, а сегодня стало много хитрых — поехал и не вернулся. Думаю, предприятия готовы вкладывать деньги, но зафиксировать специалистов на одном месте трудно.

А ножницы еще актуальны?

Да, и чем быстрее ты ими работаешь, тем больше ценишься. Все лучшие стрижки делают ножницами. Проблема многих молодых парикмахеров в том, что они научились работать только машинками. Когда я учился, мы всё делали ножницами, даже затылки, что сейчас редко встретишь.

Комментарии к статье
Добавить комментарий