ЛЮДИ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ. Ольга Тур: «Врачам в поликлинике некогда болеть»

26 Ноя 2016 10:20 Комментариев нет
nechitannyiymk_pt_25-11_proekt-lyudi-v-belyih-halatah__uchastkovyiy-terapevt-olga-tur-dobritskaya-copy

Автор:

Ольга Григорьева

Совместный проект агентства «Минск-Новости» и комитета по здравоохранению Мингорисполкома, герои которого — представители одной из самых благородных и уважаемых в мире профессий.

Медицинские работники заботятся о нас с первых минут появления на свет и помогают сохранить здоровье на протяжении всей жизни. Не жалея на это ни времени, ни сил.

О буднях

— Ольга Ивановна, вы в поликлинике с 1975 года. Многое изменилось?

— Работать стало гораздо сложнее: заполняем много документации. У людей появились заболевания, о которых в 1980-х мы даже не слышали. Не было такой диагностики: ультразвуковой, рентгенографической, компьютерной и магнитно-резонансной томографии (на последние два исследования мы направляем пациентов в клиники). Онкологические болезни чаще встречаются, независимо от возраста. Помолодели сердечно-сосудистые заболевания. Почти у каждого второго пациента — повышенное артериальное давление. И проблема в том, что большинство его не ощущает — от меня впервые узнают. У эмоциональных и восприимчивых людей давление может подняться из-за эффекта белого халата. Советую им приобрести тонометр и дома регулярно измерять уровень давления.

— Со стороны участковые терапевты выглядят как загнанные лошади. Они чаще других врачей подвержены синдрому эмоционального выгорания…

— …замотаны, замучены. Сегодня в 7:15 вышла из дому на работу: прием пациентов в поликлинике, визиты на дом к больным. К пяти вечера только освободилась. И такая круговерть каждый день. Врачей не хватает: 20 лет веду два участка. На полторы ставки 10–12 рабочих часов в день — привычная нагрузка. С годами втянулась, по-другому свою жизнь не представляю. А мне уже 66.

— Выглядите моложе…

— То, что на приеме бабушка, мне никто не говорит. Не жалуются на мой возраст. Иногда поинтересуются: «Вам до пенсии далеко?» Некоторые удивляются, когда узнают, что давно уже вышла.

— На пользу перегрузки?

— В тонусе держат. Многие коллеги предпенсионного или пенсионного возраста так же трудятся. В моей зоне обслуживания (закрепленный за врачом участок жилых домов. — Прим. авт.) — 26 5-этажек и четыре 9-этажки. На второй этаж нормально поднимаюсь, на четвертый-пятый — с перерывом на отдых. Уже и не хочу так пахать, посвободнее бы быть, но кому передать хозяйство? Желающих пока нет.

— Чаем, кофе угощают на визитах?

— Предлагают, но времени рассиживаться нет: другие больные ждут. Порой собственной выпечкой угостят: «Доктор, придете в поликлинику, с чайком съешьте».

В зоне обслуживания — дом художников. Они свои картины дарили. С автографами.

О коллегах

— В поликлиниках много врачей пенсионного возраста. Разве молодых специалистов не распределяют по окончании медицинских вузов?

— Молодежь приходит по направлениям. Отработает два года — уходит. Им трудиться участковым врачом малоинтересно: зарплата невысокая (еще нет надбавок за стаж, квалификацию), нагрузки большие. На себя времени не хватает. Кто-то остается, но меняет специализацию: переучиваются на невролога, офтальмолога, эндокринолога. К нам пришла по распределению врач-офтальмолог из Борисова. В столице квартиру с подругой снимала. Материально сложно. Перспектив с получением жилья не предвиделось. Вернулась к родителям. Это не единичный случай. Как задумаешься, страшно становится: мы уйдем — кто лечить будет?

Поликлиника — учреждение здравоохранения, куда за медицинской помощью обращаются в первую очередь. В ней должно быть и оборудование хорошего качества, и укомплектованность медперсоналом 100 %. За последние двадцать лет не припомню, чтобы у нас на всех участках врачей хватало.

— Они не такие крепкие, как старшее поколение: титаническую ежедневную нагрузку только такие, как вы, и выдерживают. Это железное здоровье надо иметь и иммунитет!

— Крутишься все время в микробной среде — иммунитет выработался. Однако мы тоже болеем. Но в отличие от наших пациентов быстрее на ноги поднимаемся, если вирус подхватили или инфекцию. Отлежимся за выходные — и вперед, на работу. Долг зовет.

— На дом работу берете?

— Приходится. К примеру, надо оформить документацию, необходимую на получение пациентом группы по инвалидности. Мороки много. Разве на приеме выкроишь на это время?

По нормативам на одного пациента отводится 12 минут. Явно недостаточно. За это время пациента преклонного возраста (их большинство) и расспросить о жалобах на здоровье толком не успеешь. Потому как он не может быстро изъясняться. А минуты капают. Назначенное время приема следующего пациента постепенно отодвигается. Жаль, не все ожидающие понимают нюансы. Но это рабочие моменты. Улаживаю конфликты, куда ж деваться? И особенно приятно, когда, покидая кабинет, говорят: «Дай бог вам здоровья и чтобы вы еще у нас поработали! Вы будете здоровы, и мы будем здоровы!»

— Основной контингент ваших пациентов — за 70?

— В нашей поликлинике около 40 % пациентов — мои ровесники. Когда начинала 33 года назад на одном из двух участков, мои больные относительно молодыми были. Теперь многие восьмой десяток разменяли.

— Понимаете друг друга с полуслова?

— Контакт находим. За долгие годы общения с некоторыми добрыми приятелями стали.

О призвании

— Сейчас поликлиники компьютеризированы. Электронные амбулаторные карты, рецепты. Легче стало?

— Рецепты быстрее выписывать. Карты истории болезней дублируем на бумаге.

— Вы могли пойти в здравпункт на предприятие, проводили бы профосмотры, температуру, давление измеряли. Чем плохо?

— А коллектив? С 1975 года в 13-й поликлинике. И все это время меня окружают хорошие люди. Это многое компенсирует. И мысли не возникало куда-то перейти.

Кстати, у меня есть небольшой опыт клинической практики. На заре профессиональной деятельности работала в больнице. Там своя специфика — ночные дежурства. Несладкий хлеб.

— В медицине не разочаровались?

— В другой профессии себя не представляю. В школе хорошо знала иностранный язык. Могла пойти в иняз, но выбрала медицинский. На последних курсах института думала о научной работе, но стала практиком.

— Врачи всегда дают рекомендации по здоровому образу жизни, правильному лечению. Сами-то следуете им?

— Лично я сапожник без сапог. Советы даю, а сама болезни на ногах переношу, как и большинство коллег. Мы такие же люди, как и все: с язвами, бронхитами и прочими болячками. И давление скачет, когда расстраиваемся… Но некогда нам своим здоровьем заниматься. Всё на ходу. Мне, например, в борьбе с инфекциями помогает позитивный настрой. Заметила по себе и пациентам: позитивные люди с уравновешенной психикой быстрее выздоравливают. А те, кто делает из мухи слона, из банального ОРВИ неделями выкарабкиваются.

— Нескромный вопрос: сколько еще по специальности работать собираетесь?

— Не загадываю, как получится. Пока здоровье позволяет. А пациенты, какие бы они ни были, никогда в тягость не были. Я понимаю, что все они приходят к доктору за помощью. И первое, что у них спрашиваю: «Что вас беспокоит? Чем могу помочь? Что подсказать?»

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий